?

Log in

No account? Create an account
 
 
06 Декабрь 2008 @ 10:19
Хвалил ли Сталин царей?  

В своей новой книге «Сталин и современность» Зюганов пишет: «Ярким проявлением державности сталинского мышления стала его речь на приеме по случаю 20-летия Октябрьской революции». И приводит дальше цитату якобы из Сталина: «Русские цари сделали одно хорошее дело — сколотили огромное государство до Камчатки. Мы получили в наследство это государство. И впервые мы, большевики, сплотили и укрепили это государство как единое, неделимое государство не в интересах помещиков и капиталистов, а в пользу трудящихся, всех народов, составляющих это государство. Мы объединили государство таким образом, что каждая часть, которая была бы оторвана от общего социалистического государства, не только не (тут у Зюганова опечатка, во всех других источниках эта частица отсутствует) нанесла бы ущерб последнему, но и не могла бы существовать самостоятельно и неизбежно попала бы в чужую кабалу. Поэтому каждый, кто пытается разрушить это единство социалистического государства, кто стремится к отделению от него отдельной части и национальности, враг, заклятый враг государства, народов СССР». Однако говорил ли это Сталин в действительности?

Зюганов — не марксист не только в политическом, но и в академическом смысле; в своих писаниях он, то ли проявляя свою недалёкость, то ли рассчитывая на недалёкость читателя (как и большинство националистических публицистов), пренебрегает такой важной вещью, как ссылки. Придётся проделать эту работу за него (и пусть ему будет стыдно за такую эксплуатацию!).

Итак, ноябрь 1937 г. Ищем. Прижизненное собрание сочинений Сталина заканчивается 1934 г. Сборник «Вопросы ленинизма» тоже ничего подобного не содержит. Смотрим «косолаповские», нынче изданные 14—18 тома. Нету!

Так что же, Зюганов всё это сам придумал? Не совсем так. У Олега Платонова в «Терновом венце России» эти слова приводятся как сказанные 7 ноября 1937 г. на обеде у Ворошилова. Приводится даже и завершение цитаты: «И мы будем уничтожать каждого такого врага, был бы он и старым большевиком, мы будем уничтожать весь его род, его семью». Зюганов обрезал цитату неспроста — трудно поверить, чтобы Сталин рискнул такое говорить прилюдно, это уже даже Зюганов должен был смекнуть.

У Льва Безыменского в «Операции „Миф“, или Сколько раз хоронили Гитлера» та же самая цитата приведена в ещё более полном виде:

«Хочу сказать несколько слов, может быть, не праздничных. Русские цари сделали много плохого. Они грабили и порабощали народ. Они вели войны и захватывали территории в интересах помещиков. Но они сделали одно хорошее дело — сколотили огромное государство, до Камчатки. Мы получили в наследство это государство. И впервые мы, большевики, сплотили и укрепили это государство как единое, неделимое государство не в интересах помещиков и капиталистов, а в пользу трудящихся, всех народов, составляющих это государство. Мы объединили государство таким образом, что каждая часть, которая была бы оторвана от общего социалистического государства, не только нанесла бы ущерб последнему, но и не могла бы существовать самостоятельно и неизбежно попала бы в Чужую кабалу. Поэтому каждый, кто пытается разрушить это единство социалистического государства, кто стремится к отделению от него отд. части и национальности, он враг, заклятый враг государства народов СССР. И мы будем уничтожать каждого такого врага, был бы он и старым большевиком, мы будем уничтожать весь его род, его семью. Каждого, кто своими действиями и мыслями, да, и мыслями, покушается на единство социалистического государства, беспощадно будем уничтожать. За уничтожение всех врагов до конца, их самих, их рода!».

Платонов и Безыменский — тоже не ахти какие источники, но они ссылаются на дневник Георгия Димитрова. А об этом источнике пишут вот что:

«Дневник Г. Димитрова. О его существовании и недоступности (он хранился под грифом „строго секретно“ в Центральном архиве ЦК БКП) для широкого круга исследователей было известно давно. Как все скрытое и тайное, Дневник порождал множество слухов и версий относительно содержавшихся в нем записей, могущих пролить свет на личность и позиции самого Георгия (Михайловича) Димитрова, советскую внешнюю политику 30—40-х годов и механизмы принятия Москвой тех или иных решений, взаимоотношения Кремля и Коминтерна, деятельности Отдела международной информации ЦК ВКП(б), взявшего на себя функции распущенного в 1943 г. Коминтерна и т. д. Лишь немногим из исследователей после крушения коммунистического режима 10 ноября 1989 г. в Болгарии, когда доступ к архивам был сильно облегчен, удалось проникнуть в „тайну“ записей Димитрова и сделать на них „глухие“ ссылки. И вот теперь Дневник опубликован».

А теперь вот что: насколько эта цитата заслуживает доверия? Думается, что довольно мало. Во-первых, нет полной уверенности, что в дневнике действительно это написано — издан он в Болгарии, проверить его мы не можем. Во-вторых, нет уверенности, что дневник не сфальсифицирован, ведь издан-то он уже в 1997 г., за два года до взрыва мавзолея Димитрова в Софии. В-третьих, не мог ли Димитров исказить слова Сталина? Очевидно, мог. Димитров не прославился особой левизной и даже благонадёжностью: в конце 1940-х он умудрился поддержать ревизиониста Тито вопреки воле ВКП(б).

В-четвёртых, насколько точно Димитров вообще мог воспроизвести слова Сталина? Очевидно, что записывал он по памяти, возможно, спустя значительное время. Следует ещё иметь в виду, что, как бы хорошо Димитров не владел русским языком, он для него — не родной. В-пятых, каков контекст этих слов? Если сказать попросту, то это — праздничная пьянка. Считается, что Сталин алкоголем не злоупотреблял, однако всем должно быть понятно, что на таком мероприятии человеком могут быть высказаны и рискованные и неудачные мысли.

То, что Зюганов ухватился за эту сомнительную цитату как за главное выражение марксистско-ленинской идеологии, гораздо больше говорит нам о самом Зюганове, чем о Сталине. А для оценки Сталина следовало бы обратиться не к пришедшим через десятые руки пьяным базарам, а к официальным публикациям. Ну, хотя бы, к «Краткому курсу истории ВКП(б)»: «Царская Россия была тюрьмой народов. Многочисленные нерусские народности царской России были совершенно бесправны, беспрестанно подвергались всяческим унижениям и оскорблениям. Царское правительство приучало русское население смотреть на коренные народности национальных областей как на низшую расу, называло их официально „инородцами“, воспитывало презрение и ненависть к ним. Царское правительство сознательно разжигало национальную рознь, натравливало один народ на другой… В национальных областях все или почти все государственные должности занимали русские чиновники… Царское правительство стремилось задушить всякое проявление национальной культуры, проводило политику насильственного „обрусения“ нерусских национальностей. Царизм выступал в качестве палача и мучителя нерусских народов». Понятно, конечно, что зюгановым нужно что-то иное для своего грязного пропагандистского ремесла…

 
 
Настроение: angryзлой(ая)
 
 
 
buntar1917buntar1917 on Декабрь, 6, 2008 19:07 (UTC)
Сталин был государственником в том смысле, что он выступал за укрепление социалистического государства диктатуры пролетариата, и патриотом социалистического отечества. Но он не был "патриотом" и "государственником" в том смысле слова, в каком его понимают державники, черносотенцы, националисты. Сталин прекрасно понимал разницу между патриотизмом вообще и социалистическим патриотизмом, а поэтому отрицал историческое преемство по отношению царской России и "рискованные исторические параллели" с Петром Первым. Показательно также то, что Сталин предпочитал говорить не об "отечестве", а именно "социалистическом отечестве". Коммунист может быть патриотом только той страны, где у власти находятся коммунисты, где пролетариат обладает политическим господством. Что касается "патриотизма вообще", то это насквозь буржуазная идеология, неприемлемая для коммуниста. Большевики отрицают патриотизм по отношению к буржуазной родине. Если национал-большевики не понимают разницу между патриотизмом и социалистическим патриотизмом, то кумир зюгановцев Иван Ильин это прекрасно понимал. Он посвятил развенчанию национал-большевизма целую работу плд названием "Советский Союз не Россия" http://imwerden.de/pdf/ilijn_sov_sojuz_ne_rossiya_1947.pdf С тезисами Ильина вполне можно согласиться:
"Патріотъ преданъ своему отечеству, своему народу, его духовной культурѣ, его національному преуспѣянію, его органическому благоденствію; онъ желаетъ его международной независимости, онъ служитъ его сильной и доблестной самооборонѣ... Но «совѣтскій патріотизмъ» есть нѣчто извращенное и нелѣпое. Это есть патріотизмъ государственной формы" Главное отличие национал-большевизма от большевизма состоит в том, что национал-большевики пытаются механически соединить буржуазно понимаемый "патриотизм" с социалистической идеологией, а большевики исходят из классового понимания патриотизма.