December 18th, 2009

Torbasow

Судьба простого индийского программиста

Посмотрел «Возвращение домой» Риши Капура. Не хотел смотреть современные поделки, полагая, что с годами индийский кинематограф деградировал, но этот фильм как-то затесался на сборник «Классика индийского кино» и ввиду плохого качества записи не был мною разоблачён. Не хотел — и правильно. Мерзость порядочная.

Главный герой — индийский программист, отправляющийся искать счастья в США. Строит из себя сироту казанскую, хотя ни дня не голодал. Скучный, но агрессивный моралист, с готовностью позорящий перед публикой то непутёвую девицу, которой долго морочил голову, то неожиданно отыскавшегося папашу, хотя сам успел показать себя тем ещё рвачом. При этом в течение всего преподносится этаким эталоном воспитания и культуры.

Разумеется, в Америке ему ничего не светит. Работать приходится таксистом, да и то душка-полицейский (я не шучу: это ещё один положительный персонаж!) штрафует своего соотечественника за поддельные права и угрожает его нанимателю. Ну, как в такой ситуации выжить и преуспеть? А как это обычно делается в индийских фильмах? Ну, конечно, очередной «бог из машины».

Torbasow

«Флёр» для того, кто умел верить

Не могу отделаться от ощущения, что в творчестве одесской группы «Флёр» (Flëur) есть что-то прогрессивное. Нет, мне, конечно, близка их лирика вроде:

«Как же ты мне надоел,
Мучительный орган.
Слабый, вечно больной,
Кровоточащий
»
(«Сердце»).

Но тут что-то ещё. Есть у них строчки, за которыми мне чудится социально-критическое содержание: «Вокруг искусственные лица, / Всё подделка, / И даже если хочешь утопиться — всюду мелко» и «Мою резиновую шею нелегко сломать, / У меня нет ничего, что ты бы мог отнять» («Настоящее что-нибудь»), «Ведьму готовят к венцу. / Но я скажу ей: „Примерь-ка доспехи, / Платье тебе не к лицу“» («Синие тени»), «Она не придёт — её разорвали собаки, / Арматурой забили скинхеды, / Надломился предательский лёд» («Формалин»), «[Я] Построила мир без начальств и властей» («Кокон»), «Мне бы только мой крошечный вклад внести, / За короткую жизнь сплести / Хотя бы ниточку шёлка» («Шёлкопряд»), «Сверкают витрины и стенды, / Там мумии на картинках. / Бежать от них в секонд-хенды / И на блошиные рынки» и «Не хочется жестов эффектных, / Комфорта или престижа, / А искренних отношений, / Пусть уязвимей, но ближе» («Всё вышло из-под контроля»).

И наконец:

«Тебе больно идти,
Тебе трудно дышать,
У тебя вместо сердца
Открытая рана.
Но ты всё-таки делаешь
Ещё один шаг
Сквозь полынь и терновник
К небесам долгожданным.
И однажды проснутся все ангелы
И откроются двери
Для того, кто умел верить.
И ненастным январским утром
В горах расцветёт миндаль
Для того, кто умел ждать
»
(«Для того, кто умел верить»).

По-моему, всё это прямо-таки пропитано вызовом господству постмодернизма. Или нет? Не знаю. Наверное, huiliuliu понял бы и сказал бы лучше.