?

Log in

No account? Create an account
 
 
16 Май 2009 @ 19:08
О внешних факторах деформации северокорейского коммунизма  

Ким Ир Сен (1946 г.)То, что северокорейский коммунизм (понимаемый, естественно, как политическое течение) деформирован, сомнению не подлежит. Как нету кошки без блошки, так не бывает и не деформированного рабочего государства. По меньшей мере, история таких примеров не сохранила. Многие левые энтузиасты любят с плохо скрываемой готовностью списывать все проблемы на культурную и экономическую отсталость совершавших революции (с социалистической перспективой) наций, не задаваясь тем неприятным вопросом, не сыграло ли в неуспехе наций более продвинутых решающую роль именно их закономерно привилегированное положение, так что они не добились даже шанса продемонстрировать деформации, возможно, ещё более ужасающие (намёк на что содержится в присвоении части социалистических устремлений бесконечно враждебными коммунизму национал-социализмом и соучаствовавшей во множестве военных агрессий социал-демократией).

Однако же, в Корейской народно-демократической республике буржуазные, бюрократические и патриархальные деформации коммунизма продемонстрированы на практике. Не будем сейчас разбираться в том, насколько они велики в количественном и качественном отношении. Важно, что они есть и представляют собой значительный вызов по всему свету, ибо люди, сталкивающиеся с отголосками северокорейского опыта, если только не являются достаточно консервативными или склонными к идеологической слепонемоглухоте, либо проникаются неприязнью к левой идее, либо эволюционируют в духе постмодернизма, отказывая фактам в их действительном значении.

Между тем, если мы вспомним призыв классиков рассматривать все явления диалектически, то есть во взаимосвязи и в развитии, ниточка этого опыта вытянет полный невод крупных исторических событий регионального масштаба. Ведь Корея — сравнительно маленькая страна в окружении гигантов — Китая, России/СССР, Японии, США,— которые долго и активно топтались непосредственно по её территории. А это значит, что внешние факторы сыграли в её развитии не в пример большую роль, чем у нас. Здесь я не буду делать окончательных выводов, а лишь выскажу ряд соображений о том, что же повлияло на северокорейских коммунистов столь неблагоприятным образом.

Во-первых, 35-летняя японская оккупация не могла не привести к серьёзнейшему ущемлению корейских национальных чувств и развитию всех форм национализма, включая и самые реакционные, что живо ощущается до сих пор не только на Севере страны (доходя до вульгарного расизма: «Была в 2006 г. даже перепалка на военных переговорах, когда северокорейский генерал попенял южному на то, что в ЮК появилось много смешанных детей из-за ввоза в Корею иностранных жён. ‹…› Южнокорейский генерал ответил в том духе, что эта расово чуждая кровь — лишь капля туши в чистых водах Хангана… Северянин ответил, что даже капле иностранной крови Ханган портить нельзя»), но и на Юге:

«…В современной Южной Корее создалась ситуация, когда национализм является неизбежным составляющим любого „идеологического пакета“. При всех разногласиях, и корейские левые, и корейские правые, и корейские центристы являются националистами, причем националистами, по европейским меркам, весьма и весьма радикальными. Это не означает, что в Корее совсем нет критиков националистического дискурса. Они есть, но представляют они только самих себя» (тут).

Во-вторых, сразу после освобождения корейцам доходчиво продемонстрировали иллюзорность демократии:

«…В конце 1945 г. американцы на Юге разогнали местные органы самоуправления, в которых к тому времени преобладали левые, и приступили к созданию административных структур, которые находились под твёрдым контролем правых сил. На Севере советская администрация пошла по несколько иному пути: сами органы самоуправления (впоследствии названные „народными комитетами“) были сохранены, но из их состава были удалены представители правых» (тут).

В общем-то, после этого странно удивляться диктаторским замашкам Ким Ир Сена, тем более, что он вовсе не перещеголял Ли Сын Мана, пример коего вряд ли мог оказать благотворное воздействие:

«Когда в 1952 г. парламент отказался принять поправки к конституции, которые бы позволили Ли оставаться президентом на следующий срок, он арестовал наиболее активных оппозиционеров по обвинению в „пособничестве коммунизму“. В 1958 г. как „агент Пхеньяна“ был арестован и казнён Чо Бон-ам, представитель умеренно левых сил, который на выборах 1956 г. составил серьёзную конкуренцию Ли Сын Ману и воспринимался диктатором как самый опасный соперник (как было признано впоследствии, обвинения против Чо Бон-ама были полностью сфабрикованы)» (тут же).

В-третьих, весьма травмирующим фактором оказалась война 1950—1953 гг., в которую всех втравил воинственный, но не слишком дальновидный Ким Ир Сен:

«С 1948 г. Ким Ир Сен упорно добивался от Сталина разрешения на операцию по вооружённому освобождению Юга. Сталин, опасаясь того, что конфликт в Корее может привести к мировой войне, такого разрешения не давал, но в январе 1950 г., под влиянием победы коммунистов в Китае и успешной разработки ядерного орудия в СССР, Сталин согласился.

Ким Ир Сен заверял Сталина, что кампания завершится за несколько недель: непопулярный режим Ли Сын Мана будет легко свергнут. В действительности война, начавшаяся 25 июня 1950 г., приняла иной оборот» (тут же).

Вмешались США и за дурной энтузиазм Ким Ир Сена пришлось отвечать Мао Цзэдуну жизнью своего сына Мао Аньина (а своего сынка, Ким, кстати, эвакуировал в Китай). Нетрудно предположить, что утрата единственного дееспособного сына (не считая инвалида Мао Аньцина) имела далеко идущие последствия для нервного состояния Великого Кормчего. Кто знает, не сыграло ли это событие роль в его последующих кадровых ошибках и недоработках, приведших в конце концов к поражению Культурной революции? Во всяком случае, девять лет спустя Мао проговорился на Лушаньском совещании: «Будет ли тот, кто придумал погребальных кукол, лишён потомства? У меня нет потомства (один сын убит, другой сошёл с ума)». Ну а огромный кадровый, экономический, внешнеполитический ущерб Китая в этой войне вообще бесспорен.

Но вернёмся к Корее. Можно ли уверенно утверждать, что режим Ким Ир Сена, честно возобладавший на всей территории Кореи развивался бы дальше так же и пришёл бы к тому же, как и в реальной истории? Нельзя. Возможности проверить это у нас уже нет. Корейская нация была насильственно расчленена империалистами под прикрытием ООН, так что условия северокорейского эксперимента стали ещё более ненормальными.

В четвёртых, вскоре после войны Советский Союз постигло ревизионистское перерождение, так что два гигантских союзника маленькой КНДР принялись тащить её в противоположных направлениях. Неудивительно, что северокорейский режим не избежал соблазна начать лавировать и смысл (марксистско-ленинской) идеологии в его глазах быстро деградировал до простого инструмента бюрократического господства (сказалась, разумеется, и слабость соответствующей традиции):

«С 1965 г. КНДР стала проводить политику лавирования между Москвой и Пекином. Пхеньян играл на их противоречиях таким образом, что с одной стороны иметь возможность проводить независимый политический курс, а с другой — делать это так, ни Москва, ни Пекин не прекратили предоставления жизненно важной для КНДР экономической и военной помощи» (тут).

С политической точки зрения это было рациональным выбором, но в идеологическом (и, если угодно, моральном) отношении подействовало крайне разлагающе:

«При этом сам факт получения такой помощи замалчивался, пропаганда подчёркивала, что Северная Корея развивается исключительно своими силами.

Руководство Северной Кореи заявило о том, что Ким Ир Сеном была создана новая идеология, Идеи Чучхе, которая наиболее полно отражает потребности нашей эпохи и в силу этого имеет всемирно-историческое значение» (тут же).

В пятых, двадцать лет спустя ревизионистское перерождение претерпел и Китай. К власти там пришла националистическая пена антияпонской войны. Эти прагматики уже не имели настоящего интереса в КНДР и уж тем более не склонны были способствовать её гипотетическому полевению. А ещё десять лет спустя (это уже в шестых) в разваливающемся Советском Союзе возобладала идеология, открыто враждебная как ещё сохраняемым Ким Ир Сеном левым языковым структурам, так и нерыночной, патерналистской системе его власти. Северная Корея лишилась не только левой поддержки извне, но и вообще сколько-нибудь серьёзной, искренней поддержки.

«Крах социалистического содружества и распад СССР стали для северокорейской экономики тяжёлым ударом. И раньше отношения между Москвой и Пхеньяном не отличались излишней сердечностью, но стратегические соображения заставляли забывать о неприязни. Однако окончание Холодной войны означало, что Россия перестала считать КНДР своим идеологическим союзником» (тут же).

В итоге мы наблюдаем режим, оставшийся почти только лишь со сверхидеей самосохранения. Принимая во внимание изложенные обстоятельства, можно удивиться тому, что изначально лево-революционное движение не было деформировано ещё гораздо в большей степени и сохраняет какие-то следы социализма (об их значимости можно поспорить отдельно — лично я полагаю, что они качественно незначительны,— но они есть).

 
 
Настроение: depresseddepressed
Музыка: Toyasaki Aki & Hisaka Youko & Satou Satomi & Kotobuki Minako - Don't say "lazy"
 
 
 
mininukemininuke on Май, 16, 2009 18:46 (UTC)
Спасибо! Очень хороший анализ!
torbasowtorbasow on Май, 17, 2009 06:57 (UTC)
Скорее, наброски к анализу.
mininukemininuke on Май, 17, 2009 07:43 (UTC)
Ждем-с
Leonid Petrovrspasanu on Май, 17, 2009 03:29 (UTC)
А если проще, то продолжающийся гражданский конфликт на Корейском полуострове (включая существование северокорейского "Социализма по-нашенски" со всеми его причудами) есть порождение 1) традиционного корейского национализма, зиждящегося на феодальной Конфуцианской морали 2) травмы, оставленной от десятилетий колонизации страны японским милитаризмом. 3) антагонизма Холодной войны и искусственного раздела Кореи конфликтующими сторонами.

Распад Соцлагеря и продолжающееся давление Запада ещё больше законсервировали "прифронтовую крепость", какой всегда была КНДР, показав миру, что северокорейский коммунизм - самый живучий. Коммунизм в Северной Корее, слегка мутировав, нашёл самую благодатную почву в Азии, прижился, расцвёл и ещё долго будет пить соки из своих граждан.

Да и заокеанские империалисты тоже не спешат видеть скорую гибель северокорейского штама коммунизма в виду его полной безобидности для себя, и как источника мелких проблем для своих стратегических союзников. Так что, скорее всего, нам предстоит ещё долго наблюдать за голодными судорогами северокорейского коммунизма. Надежд на его быструю кончину пока мало.
ex_elmor373 on Май, 17, 2009 04:43 (UTC)
Насчет пункта 2) я бы добавил, что еще одним фактором является то, что корейцы получили свою независимость в подарок от союзников (причем в первую очередь от американцев), а не завоевали сами.
Leonid Petrovrspasanu on Май, 17, 2009 04:53 (UTC)
Поправка верная - освобождение от японцев свалилось на корейцев как снег на голову, но обернулось не независимостью, а новой оккупацией. Только почему "в первую очередь от амриканцев"? Сталин, Рузвельт и Черчилль несколько лет (1943-1945) обсуждали вопрос о том когда дать Корее независимость. Да и Советская Армия пришла в Корею на несколько недель раньше чем туда высадился десант США.
buntar1917buntar1917 on Май, 17, 2009 09:13 (UTC)
И тем не менее, КНДР является социалистической страной?
torbasowtorbasow on Май, 18, 2009 03:27 (UTC)
Разве я это сказал? По-моему, я в последнем абзаце сказал нечто противоположное.
(Удалённый комментарий)
torbasowtorbasow on Май, 27, 2009 15:35 (UTC)
Ну, как же, не было? Во-первых, выдвижение Линь Бяо с его милитаристами. Во-вторых, реабилитация Дэн Сяопина (хотя и отменённая перед смертью). В-третьих, назначение на смену Чжоу Эньлаю центриста Хуа Гофэна.
(Удалённый комментарий)
torbasowtorbasow on Июнь, 9, 2009 12:12 (UTC)
однако милитаризм расцвел уже при господстве четверки в начале-середине 70-х


Не так. Вот что писали итальянские китаеведы в 1969 г.: «Постоянный комитет… не в состоянии принимать самостоятельные решения, не учитывающие…, например, тот факт, что из 21 члена Политбюро 10 являются военными, а ряд других стоят близко к ним в то время, как Мао может рассчитывать лишь на свою жену и своего давнего политического секретаря Чэнь Боду», «Мао попытался заделать брешь в создавшейся обстановке, увеличив на 60 процентов численный состав Центрального Комитета — до 170 членов и 109 кандидатов в члены. Получилось, что доля военных не превысила 40 процентов общей численности, то есть военные оказались в ЦК в меньшинстве. Но к неудовольствию Мао, среди руководителей провинциальных ревкомов оказалось слишком много таких, которые, по существу, были назначены военными. Представителей же хунвэйбинов и „местных революционных кадров“ почти на нашлось. Их выбросили из ревкомов без какой-либо жалости».

Не знаю на что вы опираетесь в критике Линь Бяо? Неужели на эту вульгарную европейскую якобинско-большевистскую традицию, которая принижала роль армии до уровня слуги


Вообще-то, это Мао Цзэдун: «Наш принцип — партия командует винтовкой; совершенно недопустимо, чтобы винтовка командовала партией».

А если бы Дэн случайно умер в 1975 году, что Китай пошел бы по-другому пути?!


Если бы Дэн Сяопин умер в 1975 г. или не был реабилитирован, лагерь реакции в 1976 г. оказался бы несколько слабее. А по какому пути пошёл бы Китай, опять же решалось бы в классовой борьбе, без каких-либо гарантий.
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
torbasowtorbasow on Июнь, 15, 2009 17:12 (UTC)
Рассуждать об исторических событиях в сослагательном наклонении вообще не имеет смысла. Но у тебя получается отрицание противоборствующих факторов и личной ответственности; все события объясняются через метафизическую предопределённость. Это неправильно.

Что до равноценности замены Дэна кем-либо другим, то можно, конечно, предположить, что он самим своим существованием перекрывал дорогу реакционерам того же калибра. Но такой подход не выдерживает испытания на множестве марксистов, которые, очевидно, друг другу дорогу не перекрывают. Например, Ленин никому другому не мешал писать «Материализм и эмпириокритицизм», «Империализм…» и «Государство и революцию». Но, понятно, что эти работы сыграли на руку пролетарскому движению. Так что Ленину стоило жить и писать их. Аналогично, Мао стоило сохранить сына, а Дэну — сдохнуть вовремя.
torbasowtorbasow on Июнь, 15, 2009 17:01 (UTC)
А когда это было сказано?


В 1938 г.; но не вижу оснований полагать, что он переменил своё мнение.
torbasowtorbasow on Июнь, 30, 2009 09:38 (UTC)
А когда это было сказано? По-моему, это из раннего?


Но в 1965-м он повторил, если верить Мальро: «Мы никогда не позволим винтовке командовать Партией».
(Удалённый комментарий)
torbasowtorbasow on Май, 27, 2009 15:38 (UTC)
Ну. Роль революционного руководства нельзя вот так снижать, до нуля. Выгрести можно при любом ветре; по крайней мере, нужно постараться.
xeus_top_98 on Май, 18, 2009 06:22 (UTC)
Вы попали в Топ-30 Зиуса!
Ваш пост написан настолько интересно, что вы попали в Топ-30 Зиуса самых обсуждаемых тем в Живом Журнале.
Это очень положительное явление. Пожалуйста, продолжайте в том же духе. © Зиус
(Анонимно) on Январь, 12, 2011 13:12 (UTC)
"Сталин, опасаясь того, что конфликт в Корее может привести к мировой войне, такого разрешения не давал",- цитирует Торбасов Ланькова. А вот что писали авторы авторы китайско-советской полемики 14 июня 1963 года:
"За последние годы некоторые люди распространяют версию о том, будто искра национально-освободительной или народно-революционной войны может вызвать мировую войну, в которой будет уничтожено всё человечество. А что же показывают факты? Они показывают как раз обратное: многочисленные национально-освободительные и народно-революционные войны, происшедшие со времени окончания второй мировой войны, вовсе не привели к мировой войне."
Конечно, Торбасов не разделяет во всем мнение Ланькова, но лишний раз пнуть Ким Ир Сена он не отказался.
torbasowtorbasow on Январь, 13, 2011 06:07 (UTC)
Ну так народно-революционная война Ким Ир Сена к мировой войне и не привела. А если бы в войну вступили СССР и КНР, это был бы совсем другой расклад.

Да, и подписывайтесь, пожалуйста. Особенно, если делаете полемические выпады.