torbasow (torbasow) wrote,
torbasow
torbasow

  • Mood:

Мировой маоизм в 2010 году

Приступая к обзору связанных с маоизмом событий мирового уровня, для начала напомню диспозицию. Сейчас существует два маоистских «интернационала»: РИД (инициирован в 1980 г. и основан в 1984 г.) и МКМЛПО (самое раннее найденное мной упоминание относится к 1996 г., но это была уже пятая конференция), плюс крупные региональные тусовки ККомПО Южной Азии и маоистско-ходжаистские САПО Южной Америки и ККРП Балкан. В кавычках «интернационалы» потому, что МКМЛПО пока ещё на такую функцию не претендовала, оставаясь проходящим раз в два-три года форумом, РИД же было фактически нефункционально с самого начала, а затем «осевые» американские партии претерпели жестокий кризис и теперь эту марку вспоминают только некоторые партии в Азии и Италии, не уловившие, что произошло.

Так вот, в октябре 2010 г. в Германии прошла 10-я Международная конференция МЛПО. На сей раз она оказалась оттенена учреждением теми же людьми ИКОР, проекта более широкого и амбициозного. Сама инициатива говорит о себе в едва ли не истерично воодушевлённых тонах, но меня не оставляет скепсис. Помимо того обескураживающего факта, что полный список участников невозможно достать даже через членов координационного комитета, имеются два принципиальных момента.

Во-первых, незаметно, чтобы авторы инициативы, замахиваясь на международную координацию, хорошо продумали её механизмы. Сайт слабофункционален, не поддерживает ни РСС-каналов, ни разделяемого доступа, ни вообще какой бы то ни было уэбдванольности. Присылаемые документы порой успевают безнадёжно устареть или противоречат друг другу в разных языковых версиях. Ставка, похоже, делается на архаичную, дорогостоящую, организационно и технически сложную и неэффективную форму международных конференций.

Во-вторых, в проекте размыта идейная основа и вообще его инициаторы (в первую очередь — немцы), как будто, совершенно не по-маоистски избегают полемики. Во всяком случае, ни на одном Интернет-форуме их, как будто, не встретишь. Наиболее ярко это проявилось в инциденте с (н)ИКП, издавшей в марте документ под претенциозным названием «Четыре главных вопроса для обсуждения в международном коммунистическом движении», предложив всем-всем-всем его, соответственно, обсудить. Итальянцы обломались и обиженно (но вообще-то резонно) отказались от участия в ИКОР. Наша РМП, впрочем, заявку на вступление подала, склонившись к тому, что уж лучше ввяжемся, а там посмотрим. В конце концов, филиппинцы одобрили, а это — одна из крупнейших маоистских партий, небезуспешно ведущая народную войну.

В той же Германии, только уже в ноябре, прошла международная конференция партий, ориентирующихся на перуанское «Сендеро луминосо». Для меня странно, как можно и зачем ориентироваться на партию, давно загнанную в глубокое подполье, расколовшуюся и недоступную для прямого контакта, тем не менее приветствие от имени РМП я им направил, побуждаемый очень энтузиастичными финнами. Положение отягощает то обстоятельство, что эта тусовка принципиально испаноязычна.

Есть признаки формирования ещё одной международной тусовки вокруг МКП Франции и РИДовской МКП Италии. Им, как будто, удалось найти себе союзников в Канаде, Турции и Индии.

На территории экс-СССР никаких громких событий. РМП выпустила-таки в апреле свой ежегодный альманах «Культурная революция» № 1 (5), так что можно надеяться, что низшая точка её кризиса оказалась пройдена в 2009 г. (вместе с индексом РТС, ага). Но необходимость «перезапуска» проекта вырисовалась совершенно чётко. Между тем, украинское квазимаоистское «Рабочее действие» продолжает успешную информационную деятельность, а осенью приняло активнейшее участие в учреждении ИКОР.

Маоизм и Мао Цзэдуна периодически поминали разные деятели, политики и журналисты. Часто в значительной мере некорректно. Кто-то продолжал талдычить о мнимой поддержке маоистов (особенно непальских) Пекином, кто-то продолжал обвинять наксалитов в подрыве Джнянешварийского экспресса даже после того, как эта версия не подтвердилась и была многократно опровергнута. Особенно отличилась И. Плескачевская, специализирующаяся по китайской тематике в «Советской Белоруссии», заявившая, что, якобы, «Мао Цзэдун в отличие от основоположников марксизма-ленинизма считал не городской пролетариат, а крестьян передовым классом» (тут), а во время Великой пролетарской культурной революции «очки… были почти приговором» (тут). Последнее я специально иронично проиллюстрировал.

Напротив, положительно выделилось агентство «РИА Новости» с довольно вменяемыми справкой и индийским очерком. Да, а ещё в России вышел сборник стихов Мао Цзэдуна «Облака в снегу», большинство из которых будто бы (не могу ручаться, эту книгу пока не заполучил) прежде не переводились на русский.

Из Африки вестей было гораздо меньше. Прямо скажем, одна: в Марокко обнаружилась весьма боевая (а также способная похвастаться привлекательными активистками) маоистская организация «Вуа демократик басист» (Voie Démocratique Basiste). Существует она, вроде как, не менее чем с 2008 г., но толком про неё до сих пор известно маловато.

Южная Азия — по выражению одного из лидеров непальских маоистов тов. Басанты на прошедшем в июле стамбульском семинаре, «слабое звено господства империализма и живым вулканом новодемократической революции, которая пройдёт под знамёнами марксистско-ленинско-маоистских партий». То же самое отметил лидер индийских маоистов тов. Ганапати в ноябрьском интервью: «В целом, Южная Азия сталкивается с серьёзным общественным кризисом… и имеет благоприятные условия для революции».

Больше всего информации, конечно, из Непала. Коротко говоря, главные партии, включая маоистов, весь год безрезультатно бодались друг с другом. Во-первых, по вопросу интеграции боевиков: маоисты хотят внедрить побольше своих кадров в национальную армию, реакционный генералитет не хочет никого, буржуазные партии юлят, безуспешно пытаясь разорвать боевиков с маоистами. Во-вторых, в мае истёк срок полномочий Учредительного собрания, а конституция так и не была принята. Для продления срока (на год, то есть в этом мае в Непале опять будет кризис) были нужны голоса маоистов, и премьеру Мадхаву Кумару Непалу пришлось пообещать освободить пост. После этого он месяц прикидывал, как бы их кинуть, но в конце концов не рискнул и всё-таки заявил об уходе с поста. И всё, тупик. Раздув сомнительный скандал с «китайскими деньгами», от лидера маоистов, Прачанды, добились снятия кандидатуры, но никого другого они же всё равно не поддерживают! Шестнадцать раундов голосования по кандидатуре премьера ничего не дали и в октябре Учредилка это дело просто бросила.

Между тем, ОКПН(м) не спешит уходить из городов и возобновлять народную войну, но продолжает, кажется, пользоваться политической сумятицей для своего усиления. Весной к ней присоединился один из трёх осколков КПН(о), одной из наследниц тенденции «Масал», существовавшей с 1980-х (другая наследница — КПН(ЕЦ — М) — присоединилась к маоистам в 2009 г.). В мае она провела массовые мероприятия, оказав давление на правительство. Партия продолжала широкую вербовку и военное обучение молодёжи, особенно активизировавшись в этом отношении при известии о намерении противостоящей ей армии расшириться. А в конце года подняла массовое движение за повышение минимальной заработной платы и провела конференцию промаоистского студенческого союза. Периодически проскакивали сообщения о захвате земель у богачей промаоистскими крестьянскими организациями.

К осени в партии оформились разногласия между двумя вице-председателями: левым Байдьей и правым Бхаттараи. Чтобы примирить их (и самого председателя Прачанду), потребовалась шестая расширенная встреча ЦК, собравшая почти на неделю семь тысяч партийных кадров. Результатом стал единый план действий, хотя в оценках они так и не сошлись.

В Индии народная война продолжается, поэтому оттуда приходит много печальных новостей. В тюрьме довели до смерти редактора промаоистского издания «Народный поход» (Peoples’ March) Свапана Дасгупту, полиция арестовала главного по сельской области Нандиграм тов. Дипака (Венкатешвара Редди), а затем схватила и убила двух партийных руководителей высшего звена, Сакхамури Аппарао и Кондала Редди. Самый тяжёлый удар был нанесён андхра-прадешскими гебистами, убившими одного из лидеров партии тов. Азада (Черукури Раджкумара) и Хема Пандея, доктора истории и организатора крестьянства. Затем полиция схватила также лидера Народного комитета против полицейских злодеяний Бапи Махато и двоих его соратников, Асита и Умаканту Махато (про последнего потом было сообщение, что он убит), секретаря Андхра-прадешского штаткома Нарасимху Редди.

Беды затронули не только КПИ(м). Покончил с собой тяжело больной 78-летний Кану Саньял, один из основателей индийского маоизма, возглавлявший в последние годы КПИ(мл) «Красная звезда» (кстати, участник ИКОР). Против близкой маоистам писательницы Рой Арундхати открыто дело за отстаивание права Кашмира на самоопределение. Наконец, скандальный приговор к пожизненному заключению был вынесен всемирно знаменитому многолетней работой по организации здравоохранения для бедных доктору Бинаяку Сену.

При всём при том, маоисты далеки от того, чтобы проиграть войну. Они периодически наносили врагу серьёзные удары и захватывали оружие, а даже буржуазное социологическое исследование в регионе Телангана показало, что большинство рядовых граждан им симпатизирует. Слово Азада продолжает служить революции и после его смерти — товарищи издали сборник его статей и интервью. Маоисты успешно агитируют среди сельскохозяйственных рабочих, крестьян, проникают в студенческую и академическую среду. Так что, выступая с обращением к нации по случаю Дня независимости республики, премьер-министр Манмохан Сингх признал их деятельность «серьёзным вызовом». С этим вызовом власти пытаются бороться и военными средствами (например, индийская армия договорилась о совместных учениях с вьетнамской, рассчитывая поучиться её опыту партизанских действий в джунглях) и весьма подлым способом клеветнической дискредитации. Сначала пресса с удовольствием обсосала гибель женщины и ребёнка при разгроме банды извергов в Джамуйском инциденте. Затем повесила на маоистов повлекший гибель множества людей крах Джнянешварийского экспресса, к которому те вовсе не были причастны.

Маоисты (Ганапати, Азад, Кишенджи и др.) спокойно объясняли в многочисленных ясных интервью (которые я старался хотя бы фрагментарно переводить и публиковать), что они сделали, чего не делали, и что вообще думают. В частности, обращает на себя внимание упорное отстаивание ими права народов на самоопределение — и не только в соседней Шри-Ланке, но и, конечно, в самой Индии (Манипур, Нагаленд, Ассам, Кашмир и т. п.).

К западу от Индии вести скудны. ПРКП анонсировала съезд как «первый шаг к возрождению идеологической основы и наследия нашей партии в духе марксизма-ленинизма-маоизма», но насколько он был успешен — неясно: и Басанта и Ганапати вздыхали, что в Пакистане нет маоистской партии. В Афганистане и Турции маоисты продолжают воевать, ни никаких конкретных новостей про них сейчас рассказать не могу. Аналогичные, крайне фрагментарные и обычно траурные, вести из Бутана и Бангладеш.

Гораздо лучше поставлено информирование мировой общественности о своих успехах у КП Филиппин. Но тут другая проблема: за деревьями не видно леса. Одна крупная подвижка, бросающаяся в глаза: новый президент, к которому маоисты проявляли крайний скепсис, к концу года всё-таки решил выполнить своё обещание и возобновил переговоры с ними. Практическим плодом стало пока «рождественское» перемирие, которое, однако, не помешало властям провести несколько скандальных арестов.

В Китае перестали публиковать статистику по массовым инцидентам, но по ощущениям их число продолжает расти, особенно в связи с отчуждением земли под застройку, а в мае-июне был всплеск рабочей борьбы. Что касается организованного маоизма, тут имеются только несколько разрозненных сообщений: на Западе всплыли «Десять заявлений» МКП Китая (хотя есть сведения, что эта группа уже распалась); в апреле на митинге в Лояне была произнесена скандальная речь в честь Мао Цзэдуна с обличением реставрации капитализма; приговорённый в октябре к трёхлетнему заключению рабочий организатор Чжао Дунминь возглавлял Шэньсийскую группу изучения идей Мао Цзэдуна в Сиани.

В Латинской Америке также «политические условия… благоприятны для революции…», как отметил ⅩⅣ международный семинар по проблемам революции в Латинской Америке, прошедший в июле в эквадорском Кито и собравший маоистские и немаоистские левые организации не только из самого Эквадора, но и из Аргентины, Бразилии, Венесуэлы, Гаити, Доминиканской республики, Колумбии, Мексики, Перу, Чили. К сожалению, у латиноамериканцев свой, преимущественно испаноязычный мир, и новости за его пределы выходят редко. Прошёл слух о военном сотрудничестве РВСК — АН с КПП «Светлый путь». Неугомонные эквадорцы снова наехали на непальцев-прачандистов, на сей раз взяв себе в компанию бразильцев, боливийцев и чилийцев. Та же эквадорская группа «Красное солнце», когда у них там была попытка полицейского переворота против Корреа, выступила с заявлением, обличающим обе стороны.

В Перу успешно грохнули директора тюрьмы строгого режима Мануэля Васкеса Коронадо, прославившегося запретом политзанятий заключённых-маоистов. Так что один из руководителей полиции генерал Марлон Савицки Мендоса вынужден был признать, что маоисты «по-прежнему представляют угрозу для страны», а министр обороны Рафаэль Рей заявил, что приобретение военной техники для борьбы против них «является первым приоритетом в оборонном бюджете страны на 2010 г.» (в частности, с этой целью планировалось закупить у России шесть военно-транспортных вертолётов Ми-17 (производятся в Казани и Улан-Удэ) и два вертолёта Ми-35 (производятся в г. Арсеньев Приморского края)). А в апреле страну потрясли шахтёрские протесты и жестокие столкновения с полицией.

В Германии можно отметить участие маоистов 10 января в традиционной демонстрации в память Р. Люксембург, К. Либкнехта и В. Ленина в Берлине и в осенних массовых выступлениях против постройки нового коммерческого центра вместо старого вокзала в Штутгарте. На выборах в ландтаг земли Северный Рейн — Вестфалия МЛПГ поддержала ревизионистскую Левую партию, хотя та и отказалась от совместного выступления. Во французском Амьене местные маоисты вместе с немецкими приняли участие в движении рабочих «Континенталь». Во множестве выступлений, как обычно, приняли участие различные греческие маоисты. В Италии прошёл Ⅰ съезд (н)ИКП, хотя эта организация активна уже давно, а корнями уходит в 1960-е годы. Осенью итальянские маоисты засветились в демонстрациях протеста в связи с очередным неапольским «мусорным кризисом».

В Польше скончался Казимеж Мияль — это был такой чудаковатый патриарх польского маоизма, в последние десятилетия не игравший заметной роли по причине крайне преклонного возраста. Однако же в этом году стало совершенно ясно, что маоизм в Польше всё-таки есть и с Миялем отнюдь не умер. Явные признаки возрождения продемонстрировал маоизм и в Великобритании, где ранее долгие годы с этим было совсем глухо, а теперь действует группа «Революционная практика». Впрочем, кажется, становится правилом, что в Европе иммигрантские организации легко превосходят по численности местные, как показала, например, акция осуждения убийства товарища Азада, проведённая 15 августа у Представительства Высокого комиссара Индии в Лондоне. В австрийской Вене 16 апреля прошла аналогичная акция с участием местных маоистов — в поддержку филиппинской народной войны.

Tags: "Рабочее действие", Австрия, Беларусь, Великобритания, Германия, ИКОР, Индия, Интернационал, Италия, Китай, Колумбия, Латинская Америка, Мао Цзэдун, Марокко, Непал, Пакистан, Перу, Польша, РМП, Россия, Украина, Филиппины, Франция, Южная Азия, журналистика, клевета, книги, маоизм, народная война, перевод, полемика, поэзия, право наций на самоопределение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments