torbasow (torbasow) wrote,
torbasow
torbasow

Categories:
  • Mood:

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 31, «Великая пролетарская культурная революция»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Великая пролетарская культурная революция (ВПКР) стала марксистским ответом на препятствия и подрыв процесса социалистического строительства, чинимые хрущёвцами и сторонниками капиталистического пути. После восхождения ревизионизма в СССР Мао понял, что опасность восстановления капитализма в наибольшей степени исходит из самой партии. На протяжении Великой дискуссии Мао, борясь с ревизионизмом, пытался найти ответ на вопрос о том, как предотвратить реставрацию капитализма. В то время он был вовлечён в борьбу также и с китайскими хрущёвцами, такими как Лю Шаоци и Дэн Сяопин. В завершающем Великую полемику документе КПК «О хрущёвском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке» Мао выделил несколько моментов предотвращения реставрации капитализма.

Для начала, Мао подчеркнул значение необходимости продолжения классовой борьбы на протяжении всего периода социализма, до самого его завершения. Он пояснил, что изменения в собственности на средства производства, то есть социалистическая революция на экономическом фронте, недостаточны сами по себе. Он настаивал на необходимости социалистической революции на политическом и идеологическом фронтах в целях укрепления завоеваний революции. Такая революция должна продолжаться и при диктатуре пролетариата.

Кроме того, Мао неоднократно подчёркивал, что для совершения такой революции необходимо придерживаться линии масс, смело поднимать массы и разворачивать массовые движения в больших масштабах. Для этого партия должна опереться на народные массы, завоевать их на свою сторону и сплотиться с ними, составляющими 95 процентов населения, в общей борьбе против врагов социализма. Мао также выделил необходимость «как в городе, так и в деревне… повсеместно и неоднократно развёртывать движение за социалистическое воспитание». В ходе этого движения за непрерывное воспитание людей Мао рассчитывал организовать революционные элементы класса на «непримиримую, остриём против острия, борьбу против враждебных социализму капиталистических и феодальных сил». Мао ясно видел, что широкое участие масс является необходимым условием предотвращения реставрации капитализма. Опыт Мао подсказывал ему, что главные элементы, стремящие реставрировать капитализм,— это ревизионисты в руководстве самой партии.

Но на самом высоком уровне КПК существовала сильная оппозиция во главе с Лю Шаоци, препятствовавшая осуществлению этих теорий и конкретной программы, исходивших от Мао. Несмотря на официальное принятие «социалистической культурной революции» на пленарном заседании ЦК в 1962 году, реализация её была половинчатой и шла вразрез с линией Мао. В действительности, партийная бюрократия, находившаяся под контролем Лю, начала критиковать Мао и противодействовать мерам, направленным против «каппутистов» наподобие Пэн Дэхуая. Эта критика шла через статьи в прессе, пьесы и на других культурных площадках, находившихся под их полным контролем. Их контроль был настолько велик, что Мао не мог даже опубликовать в Пекине статью в свою защиту. Такая статья в защиту Мао и его политики была опубликована в ноябре 1965 года в гораздо более радикальном Шанхае. Она стала тем, что Мао позже назвал «сигналом» для начала ВПКР, сорвав лавину критики в адрес партийной бюрократии и поддержав линию Мао в СМИ и в области культуры. Были высказаны требования самокритики главных виновников. Но партийная бюрократия предприняла всё возможное, чтобы движение не приняло массовый характер. Группа по делам культурной революции, которая должна была инициировать и направлять её, на деле пыталась поставить под контроль инакомыслие и перенаправить его в русло академической дискуссии.

Наконец, 16 мая 1966 года ЦК под руководством Мао распустил Группу пяти, ответственную за саботаж культурной революции. Была создана новая группа по делам культурной революции, находившаяся под непосредственным контролем Постоянного комитета Политбюро. Циркуляр от 16 мая призвал критиковать и сломить сопротивление «каппутистов», особенно тех, что находились внутри партии. Это привело к фактическому разворачиванию Великой пролетарской культурной революции в массовое явление, охватывающее миллионы.

25 мая в Пекинском университете было вывешено первое дацзыбао (плакат, написанный большими иероглифами), где содержалась критика бывшего ректора и системы образования. За ним последовали тысячи подобных дацзыбао, сделанных студентами и народными массами по всей стране, с помощью которых те выражали своё мнение и критиковали то, что считали ошибочным в обществе. Начались демонстрации и массовые собрания, где звучала критика профессоров, партийных бюрократов и других лиц, чья политика признавалась неправильной. Вскоре часть студентов выдвинула требование отмены вступительных экзаменов. В июне Центральный комитет издал указ о приостановлении приёма в колледжи и университеты сроком на шесть месяцев с тем чтобы студенты и молодёжь смогли всецело поучаствовать в ВПКР. Но шести месяцев оказалось мало и университеты открылись снова только через четыре года.

Мао также лично принял участие в ВПКР. 17 июля он, наряду с десятью тысячами других пловцов, принял участие в заплыве через реку Янцзы. Этим символическим актом он показал, что также участвует в течении ВПКР. 5 августа, во время одиннадцатого пленума ЦК КПК, Мао подал гораздо более ясный сигнал — написал свою дацзыбао, с главным лозунгом «Огонь по штабам!». Это был явный призыв атаковать штаб «каппутистов» в партии во главе с Лю Шаоци. Призыв Мао дал ход дальнейшим действиям и воодушевил движение.

18 августа Мао присутствовал на первом митинге хунвэйбинов в Пекине. Хунвэйбины (красногвардейцы) были членами тысяч массовых организаций, появившихся во всех уголках страны для участия в ВПКР. Сначала эти массовые организации состояли в основном из студентов и молодёжи, но с ростом движения они начали охватывать рабочих, крестьян и служащих. 18 августа прошёл первый митинг, за которым последовало множество аналогичных мероприятий. Несколько раз более двух миллионов хунвэйбинов съезжались в столицу со всех уголков страны.

Одиннадцатый пленум определил ВПКР как «новый этап ещё более глубокого и широкого развития социалистической революции в нашей стране». В своём заключительном слове на пленуме Мао сказал:

«Великая пролетарская культурная революция — это, по существу, великая политическая революция в условиях социализма, предпринятая пролетариатом против буржуазии и всех прочих эксплуататорских классов. Это продолжение длительной борьбы против гоминдановских реакционеров, которую вели КПК и широкие революционные массы под её руководством. Это продолжение борьбы между пролетариатом и буржуазией» (на самом деле, это указание от 10 апреля 1968 г.— прим. переводчика).

Одиннадцатый пленум принял документ, ставший впоследствии известным как шестнадцать пунктов о культурной революции. Они повторяли то, что было сказано в сообщении от 16 мая,— что нынешняя революция стремиться затронуть живую душу людей, изменить человека. Эксплуататорская старая идеология, старая культура, старые нравы и старые обычаи всё ещё господствуют в общественном сознании, являясь благодатной почвой для реставрации старых порядков. Мировоззрение должно быть преобразовано, должны родиться новые ценности.

Основной мишенью были определены «те облечённые властью, которые пролезли в партию и идут по капиталистическому пути». Главными силами революции были названы «широкие массы рабочих, крестьян, солдат, революционной интеллигенции и революционных кадров».

Целью революции было «разгромить тех облечённых властью, которые идут по капиталистическому пути, раскритиковать реакционных буржуазных „авторитетов“ в науке, раскритиковать идеологию буржуазии и всех других эксплуататорских классов, преобразовать просвещение, преобразовать литературу и искусство, преобразовать все области надстройки, не соответствующие экономическому базису социализма, с тем чтобы способствовать укреплению и развитию социалистического строя». Формой реализации этой революции был подъём многомиллионных масс, свободно выражавших свои взгляды при помощи дацзыбао, широких дебатов, направленных на разоблачение находящихся у власти «каппутистов» и их планов по реставрации капитализма.

Существенным аспектом культурной революции было продвижение и практическое осуществление линии масс Мао. Она была направлена ​​не просто на устранение враждебных социализму элементов, но на то, чтобы рабочий класс «осуществлял руководство во всём», «ставил политику на командное место» и добивался того, чтобы каждый, выполняющий работу должностного лица, «оставался одним из простых людей». Для достижения этих целей необходимо было развернуть всеобщее наступление против буржуазной идеологии с тем чтобы массы активно в этом участвовали.

В резолюции одиннадцатого пленума говорилось:

«Единственным методом великой пролетарской культурной революции является самоосвобождение масс, здесь недопустима какая-либо подмена.

Нужно верить в массы, опираться на массы и уважать инициативу масс. Надо отбросить слово „страх“. Не следует бояться беспорядков. ‹…› Пусть массы в ходе этого великого революционного движения сами воспитывают себя и распознают, что верно, а что ошибочно, какие методы правильны, а какие неправильны».

Принявшись в полную силу за революцию, массы даже создали новую организационную форму — революционный комитет. Его основой стало соединение «три в одном»: его члены, избираемые и отзываемые народом, напрямую ответственные перед ним, отбирались из партии, Народно-освободительной армии и массовых организаций (хунвэйбинов, чья численность достигала 30 миллионов). Эти комитеты появлялись на всех уровнях, начиная с заводов и коммун и заканчивая провинциальными и региональными органами власти. Их функцией было служить тем инструментом, с помощью которого массы могли непосредственно участвовать в управлении страной.

Это органы власти позволили пролетарской политической власти глубоко укорениться в массах. Непосредственное участие революционных масс в управлении страной и революционный контроль снизу органов политической власти на различных уровнях сыграли важнейшую роль в том, чтобы передовые группы на всех уровнях придерживались линии масс. Такое укрепление диктатуры пролетариата стало также наиболее широким и глубоким продвижением пролетарской демократии во всём мире до настоящего времени.

Первая волна культурной революции 1966—1967 гг. разгромила буржуазные логова внутри партии; большинство ведущих каппутистов, таких как Лю Шаоци и Дэн Сяопин, а также их сторонники, были сняты с партийных постов и вынуждены выступить с самокритикой перед массами. Это была большая победа, которая не только вдохновила китайские массы, но и создала волну революционного энтузиазма среди коммунистических революционеров по всему миру.

Во время Великой полемики многие революционные силы собрались вокруг революционной линии КПК во главе с Мао, но главным образом уже в период Культурной революции эти силы по всему миру пришли к тому, что только маоцзэдунъидеи могут дать ответы на вопросы мировой социалистической революции. Великая пролетарская культурная революция показала, что у марксизма есть ответ врагу, есть ответ капиталистической реставрации. Такое развитие марксизма привело к сплочению многочисленных революционных групп и партий во всём мире на основе марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей, а также к осуществлению революционной борьбы под их руководством.

Однако Мао предупреждал:

«Нынешняя Великая пролетарская культурная революция — только первая; неизбежно в будущем их будет ещё много больше. Вопрос, кто победит в революции, может быть решён только за долгий исторический период. Если не действовать правильно, капиталистическая реставрация может произойти в будущем в любое время» (указание относительно Культурной революции, сделанное в августе 1967 г.— прим. переводчика).

И затем, на Ⅸ съезде партии в 1969 году:

«Мы уже одержали великую победу. Но класс, потерпевший поражение, всё ещё будет делать судорожные потуги остаться на арене. Эти люди ещё живы, и этот класс ещё существует. Поэтому мы не можем говорить об окончательной победе. Не можем говорить об этом и в последующие десятилетия. Нельзя утрачивать бдительность. С точки зрения ленинизма, окончательная победа одной социалистической стране не только требует усилий пролетариата и широких народных масс данной страны, но и находится в зависимости от торжества мировой революции и ликвидации эксплуатации человека человеком на всей земле, которые приведут к освобождению всего человечества. Следовательно, опрометчивое заявление об окончательной победе революции в нашей стране ошибочно, идет вразрез с ленинизмом и не соответствует фактам» (на Ⅸ съезде эти слова цитировались со ссылкой на беседу, состоявшуюся в октябре 1968 г.— прим. переводчика).

Слова Мао вскоре подтвердились. Сначала в 1971 году Линь Бяо, в то время заместитель председателя, на Ⅸ съезде КПК объявленный преемником Мао, составил заговор с целью захвата власти с помощью его убийства и военного переворота. Бдительность революционеров в партии сорвала эти попытки.

После этого, однако, архиревизионисты, такие как Дэн, были восстановлены на высоких должностях в партии и государственном аппарате. В последний период культурной революции вновь развернулась борьба с этими каппутистами, Дэн был вновь подвергнут критике и снят со всех постов за несколько месяцев до смерти Мао 9 сентября 1976 года. Но у него было множество агентов во властных структурах. Именно эти ренегаты организовали переворот, вскоре после смерти Мао захватив контроль над партией и переориентировав её на путь капиталистической реставрации. Именно они саботировали Культурную революцию, а затем официально объявили о её ​​конце в 1976 году.

Этот переворот и капиталистическая реставрация, однако, не доказывают ошибочности Культурной революции. Напротив, подтверждается учение Мао о природе социалистического общества и необходимости продолжения революции при диктатуре пролетариата. Культурная революция — это научный инструмент, разработанный в ходе борьбы против капиталистической реставрации, в теоретической борьбе, развивающей марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи. Её научная обоснованность была проверена практикой китайской революции. Была доказана её эффективность в качестве орудия мобилизации миллионных масс на борьбу против угрозы капиталистической реставрации в социалистической стране. Но, как указывал сам Мао, никакое оружие не даёт гарантии окончательной победы. Факт того, что каппутисты добились временной победы, не в коей мере не умаляет объективной необходимости и эффективности этого оружия в борьбе за социалистическое строительство и защиту социализма.

Великая пролетарская культурная революция — один из важнейших вкладов марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей в арсенал международного пролетариата. Она представляет собой практическую реализацию наибольшего вклада Мао в марксизм — теории продолжения революции при диктатуре пролетариата для укрепления социализма, борьбы с современным ревизионизмом и предотвращения реставрации капитализма. Её значение для международного пролетариата неоценимо в сегодняшнем мире, где все плацдармы социализма были потеряны в результате манипулятивных схем буржуазии внутри коммунистических партий. А значит, пришло время пересмотреть ленинское определение марксиста.

В своё время Ленин писал, что недостаточно признавать классовую борьбу, чтобы быть марксистом. По его словам, только тот, кто признаёт не только классовую борьбу, но и диктатуру пролетариата, может называться марксистом. Сегодня для того, чтобы называться марксистом, недостаточно признавать классовую борьбу и диктатуру пролетариата. Сегодня, чтобы называться марксистом, необходимо расширить признание классовой борьбы и диктатуры пролетариата до признания необходимости продолжения революции в области надстройки с целью завершения мировой революции и по возможности скорейшего построения коммунистического общества.

Tags: Культурная революция, Мао Цзэдун, диктатура пролетариата, реставрация капитализма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments