torbasow (torbasow) wrote,
torbasow
torbasow

Categories:

Соответствие идущих на выборы партий критериям прогрессивности

Подобрав программу-минимум для прогрессистов из шести пунктов, я прошёлся по партиям, выдвигающимся на выборах в Госдуму, сверяя соответствие их предвыборных и основных программ этим критериям, и теперь готов представить обзор.

Один товарищ предложил поддержать партию «Зелёные», потому что «У них честная леволиберальная программа, без антикоммунистических пунктов в политической части, как у „Яблока“ и без людоедства в экономической, как ПАРНАС». Однако вот именно по ним я ничего внятного не выяснил ни по одному пункту — ни в плюс, ни в минус (а если хочется поддержать зоозащиту,— то в «Справедливой России», например, есть уделяющий этому вопросу внимание Олег Шеин). Почти неприменимы оказались эти критерии также к РППС, «Единой России», «Гражданской платформе», Партии Роста и «Гражданской силе».

Ну, что нарыл, то нарыл. Пройдёмся по пунктам.

  1. Свобода рабочей борьбы и коммунистической пропаганды.

    «Коммунисты России» сулят «всячески добиваться организации пролетариата и всего населения страны для борьбы за свои конституционные права и демократические свободы». КПРФ пишет нечто подобное: «КПРФ будет активно возрождать и развивать непосредственное народовластие: местные Советы народных депутатов, советы трудовых коллективов, комитеты самоуправления, самоорганизации и самозащиты, поддерживать введение контроля трудящихся за исполнительной и представительной властью. На референдум будет вынесен вопрос о восстановлении в полном объёме советской системы государственной власти».

    Ряд партий проявляет особое внимание к развитию профсоюзов. «Родина» довольно туманно и лапидарно упоминает, что «надо вместе с профсоюзами изучить возможность законодательно расширить участие рабочих в управлении предприятиями». «Яблоко» обещает «поддержку профсоюзного движения (законодательная поддержка конкуренции в профсоюзном движении, государственные гарантии равенства всех профсоюзных организаций, устранение ограничений права свободно создавать и вступать в профсоюзы, а также права на ведение переговоров и заключение коллективных договоров)» и «реальное право проведения забастовок; возвращение профсоюзам права на объявление забастовок, в том числе забастовок солидарности». Лучшая программа по этой части, однако, у «Справедливой России» — отводящая профсоюзам целый раздел (Шеин писал?).

    А вот свободу коммунистической пропаганды (которая сейчас настолько широка, что на выборы идут партии, прямо рассуждающие о революции, диктатуре пролетариата и коммунизме,— «Коммунисты России» и РОТФ/РКРП-КПСС (последняя — на региональном уровне: в Петрозаводске, Дагестане и С.-Петербурге)) по меньшей мере две партии ставят под вопрос, если не прямо отрицают.

    В требованиях ЛДПР явно сквозит намерение добиваться установления в обществе антикоммунистической атмосферы: «Только с 1918 по 1924 год было уничтожено 30 миллионов русских людей. Преступления, не имеющие срока давности, должны быть расследованы»; «В ⅩⅩ веке русские неоднократно подвергались массовым репрессиям, фактически уничтожению. Эта страница нашей истории не может быть просто перевернута и забыта».

    Ещё более откровенно в своём яростном антикоммунизме «Яблоко», отводящее этой теме целый раздел своей программы. Эти рафинированные «демократы» не забыли, кажется, ни о чём — даже потребовать «методологического отказа в преподавании истории от детерминистской концепции исторического материализма». Оправдание или отрицание «массовых репрессий», по их мнению,— «преступление, которое должно быть включено в уголовный кодекс». «Декоммунизация» и «ленинопад» гарантированы: «Необходимо избавиться от засилья советских наименований» и «Из общественных учреждений, культурной и общественной жизни народа должны быть удалены все большевистские и сталинистские символы и влияния» (это сильно; неужели они правда собираются запретить, например, весь советский кинематограф?). Наконец, «яблочники» ставят точку: «В России не должно существовать организаций, называющих себя наследниками ВКП(б) — КПСС…», и даже решительно отказывают гражданам в праве по своему усмотрению «оценивать» «большевизм и сталинизм». Это называется — «разногласие по земельному вопросу», не иначе. …Как выразился посттроцкист Овсянников, «Голосование за „Яблоко“ — сравнительно безопасный способ распорядиться избирательным бюллетенем». Ну-ну. Он даже сожалеет, что «даже наилучший результат, достигнутый „Яблоком“ (согласно оптимистичному прогнозу ВЦИОМ — 5,9 %), не внесет ничего качественно нового в российскую политику». «Ленинопада» не будет? Какая досада.

  2. Декоммерциализация образования, здравоохранения и иных социальных услуг.

    Против бесплатных и доступных образования и здравоохранения, конечно, никто не скажет. Но есть те, кто возражает против коммерциализации, и те, кто её приветствует. …А хорошей программы по транспорту я ни у кого не нашёл, хотя ведь по этой части бывают просветления и у «единороссов» и у «яблочников».

    «Коммунисты России» высказываются радикально: «Мы национализируем и передадим под контроль народного правительства… учреждения здравоохранения и образования»; «Некоммерческое жилищное строительство должно стать краеугольным камнем новой социальной политики»; «Мы законодательно запретим взимать плату с родителей за посещение детьми школ и детских садов»; «Будут отменены все реформы, ликвидирующие бесплатный и общедоступный характер медицины». Внезапно, им вторит ЛДПР, также требуя «национализировать всю структуру ЖКХ и систему образования и здравоохранения». Примерно так же высказывается «Справедливая Россия»: «Наша цель — вернуть государству управление здравоохранением и обеспечить полностью бесплатную медицинскую помощь, включая высокотехнологичную, для всех граждан России независимо от дохода, социального положения и места жительства»; «Рыночные подходы оказались разрушительными для всей системы здравоохранения и, что не менее важно, для духа врачебной профессии, духа служения спасению человеческих жизней»; «Нарастающая коммерциализация отечественного здравоохранения не только кардинальным образом противоречит российской Конституции, но и не имеет под собой экономической и этической основы». Даже «Яблоко» по этому вопросу заняло практически соцдемовскую позицию: «рыночные отношения в сфере охраны общественного здоровья и при оказании медицинской помощи недопустимы» и «прибыль на здоровье и бизнес на болезнях не могут быть основой государственной политики в здравоохранении».

    КПРФ, как ни странно, ничего конкретного не говорит, кроме обещания «пересмотреть… закон о „монетизации“ льгот…». «Единая Россия» тоже очень сдержанна в этом вопросе, но, как ни странно, нашла, что сказать, по большому счёту, хорошего: «Повышать потенциал социально ориентированных некоммерческих организаций в предоставлении населению услуг в социальной сфере путём расширения мер государственной поддержки». Также довольно умеренна РППС, выступающая против «безальтернативной монетизации льгот для пенсионеров и представителей социально незащищённых групп граждан», за «увеличение объёмов оказания бесплатной медицинской помощи» и «постепенный отказ от коммерческих страховых компаний в системе ОМС», оговаривая, что «больничная койка не должна быть экономическим инструментом».

    Неоднозначно высказывание по этому вопросу Партии Роста: «Мы выступаем против коммерциализации существующей государственной и муниципальной системы здравоохранения и образования, но поощряем создание новых частных институтов в социальной сфере, как особый и динамичный рынок социального бизнеса». Хотя чего от неё ожидать, становится яснее, если вспомнить, что это — «Правое дело», и некоторое время её возглавлял Михаил Прохоров, апологет 60-часовой рабочей недели (кстати, кажется, ни одна партия не ставит задачи борьбы против сверхурочного труда и тем более за сокращение рабочей недели!). Вероятно, того же, чего от ПАРНАС, не скрывающей своего людоедства: «тотальный выход государства из конкурентных видов деятельности, полная приватизация соответствующих активов»; «медицинские учреждения должны конкурировать за пациента»; «перевод всех видов социальной поддержки в денежную форму»…

    Подобно «праводельцам» (недаром её домен называется созвучно — «праваяпартия.рф»), Гражданская платформа вроде бы против «ползучей приватизации здравоохранения», но по существу добивается, пусть и не таким прямым способом, «увеличения объёма частного сектора» — и не только в здравоохранении: «Свобода предпринимательства должна… развивать малое промышленное производство, современное сельское хозяйство, „зелёную“ энергетику, домостроение, онлайновые производства (софт, веб-дизайн, колл-центры), системы связи, сферу услуг, туризм, общее и дополнительное образование, здравоохранение».

    К либералам тут неожиданно присоединяется вся из себя такая государственническая «Родина»: «Наша экономическая политика должна корректироваться в сторону снижения масштабов государственного регулирования, замены регламентации на рыночные механизмы…». В частности, они хотят «расширения мест в семейных, негосударственных, корпоративных детских садах» и призывают для этого «пересмотреть СанПиНы, которые сегодня мешают развитию таких форм» (я не владею конкретикой, но как-то это тревожно звучит).

  3. Гастарбайтеры.

    В отношении рабочих мигрантов ряд партий формулирует репрессивные программы. «Родина» и ЛДПР требуют сокращения миграции (а до кучи — официального объявления русского народа «государствообразующим» — вообще-то в федерации все народы естественным образом являются государствообразующими, а попытаться строить государство русской нации — это значит пойти по печальному пути нынешней Украины; Чечни им было мало?). «Патриоты России» ограничиваются требованиями ужесточения контроля.

    Другие партии демонстрируют противоположный подход — к мигрантам как к людям и трудящимся, то есть к существам той же самой природы, что и мы, правильное обращение с которыми, стало быть, должно проводиться тем же образом. «Гражданская сила», оговорив, что «миграционное законодательство должно жестко выполняться, а контроль должен быть тщательным», всё-таки добавляет, что «если иммигрант не представляет угрозы для наших граждан, то ему надо создать условия для того, чтобы он мог трудиться, создать семью и полноценно включиться в наше общество». Ещё более настойчива в этом отношении «Справедливая Россия»: «Гарантировать соблюдение трудовых прав мигрантов. Организовать общественные службы доверия для юридического консультирования и приёма заявлений от иностранных граждан о нарушении их прав в области получения гражданства и трудоустройства. Активно привлекать представителей национальных диаспор к культурно-просветительской работе среди мигрантов для их адаптации к национальным традициям России». Целый раздел отведён этому вопросу у «Яблока», требующего, в частности «ратификации Россией Конвенции № 143 Международной организации труда о злоупотреблениях в области миграции и об обеспечении трудящимся-мигрантам равенства возможностей и обращения».

    А, типа, коммунисты? Отмолчались.

  4. Деклерикализация.

    Нет, КПРФ в этот раздел не попала. От коммунистов было бы логично ожидать антиклерикализма, зная репутацию зюгановцев — наоборот, авансов в сторону Церкви. Но, с одной стороны, коммунисты из них аховые, с другой,— они всё-таки удержались от протаскивания своих диких увлечений (которые, справедливости ради, даже не все из них разделяют) в программные документы. А мракобеса Обухова «зарезал» ЦИК, по поводу чего КПРФ очень (но напрасно) обижается.

    На крайне правом фланге ожидаемо стоит ЛДПР, требующая «всесторонней поддержки Православия, возрождения православных традиций и культурного наследия Православной церкви». Чуть более политкорректная «Родина» требует от государства «поддерживать работу традиционных религий России в системе образования и просвещения, в социальной сфере, в Вооружённых силах».

    Напротив, ПАРНАС обещает «восстановление действия Конституции Российской Федерации [в том числе в части] разделения церкви и государства», а «Яблоко» более резко (и справедливо) требует «соблюдения принципов свободы совести и светского государства: все религии равны и отделены от государства, государство не финансирует деятельность конфессий и не предоставляет им других преимуществ; прекращения лживой практики спекуляции на понятии „оскорбление чувств верующих“, которая уводит от актуальных проблем и раскалывает общество».

    Реноме коммунистов в этом вопросе отстаивают «Коммунисты России», третий номер в федеральном списке которых — Илья Ульянов, возглавляющий общероссийскую организацию «Атеисты России». Они «выступают категорически против вмешательства религиозных институтов в жизнь общества» и обещают «обеспечить строгое соблюдение нормы Конституции о светских основах государства. Будут пресечены попытки любых религиозных организаций диктовать свою волю образованию, культуре, настаивать на возвращении ранее принадлежащих им прав и собственности. В стране будет развернуто масштабное просвещение масс на основе научного мировоззрения».

  5. Защита ЛГБТ.

    Этот критерий как-то «не взлетел». С одной стороны, партии избегают документирования своего мнения по этому вопросу. Возможно, единственное исключение (о, конечно, я здесь не говорю о непарламентских группах вроде нашей РМП или НКД (хотя у последнего это тоже декларируется, но не документировано)!) — это очень достойное и смелое решение питерских «яблочников» включить в свою программу требование «признание ЛГБТ-людей социальной группой» (что автоматически означает защиту от диффамации) и осуждение дискриминации по признаку сексуальной ориентации (и, между прочим, в этой их «подпрограмме» нет позорного антикоммунизма).

    С другой стороны, я почему-то наивно решил, что женское равноправие давно стало общим местом, и консерватизм свой партии будут выдавать только по такому ещё не освоенному вопросу. Но нет. «Родина», правда, проговорилась, что хочет «беспощадного уголовного преследования пропаганды [такого] извращения и дегенеративной формы поведения [как] педерастия» (для прояснения стоит напомнить, что осатаневшие ретрограды причисляют к такой пропаганде всякую попытку отстоять человеческое достоинство или спокойно обсудить проблемы лесбиянок и геев). Но она даёт целую патриархальную программу, направленную против женской эмансипации: «Также будет запрещена реклама гражданского брака, неполной семьи и другой информации негативного по отношению к семье характера», «проводить семейную политику по принципу: „Мужчина — кормилец, женщина — хозяйка“» (кто там хочет зарабатывать, преподавать, заниматься наукой?.. На кухню, детка! А хочешь достойной жизни — старайся, ищи, кому повыгоднее продаться), «активно пропагандировать традиционные семейные ценности в СМИ», «Нужно ликвидировать преступное государственное финансирование прерывания беременности» (то есть обеспеченные (выгодно продавшиеся) дамы смогут (до поры) делать аборты в клинике, а беднота пусть выкручивается). Более того, эта партия фактически требует запрета абортов, разве что не сразу, а после предварительной кампании травли: «перед официальным введением „моратория на аборты“ должна быть проведена массированная общественно-государственная информационная кампания против абортов, в том числе в телевизионных СМИ», а потом «Россия вернется к традиционному пониманию аборта как тяжкого греха, когда это детоубийство будет запрещено по всем показателям, кроме медицинских, на любом сроке».

    По контрасту кажется (но всё равно в ту же струю) незначительным намерение «Справедливой России» «проводить на постоянной основе пропагандистские кампании, создающие позитивный имидж многодетной семьи, материнства, отцовства и традиционных семейных ценностей», а обещание «Яблока» «не допустить запрета абортов или вывода абортов из системы ОМС» обретает смысл.

  6. Признание ДНР и ЛНР.

    Хотя симпатии к самоопределению Крыма и Донбасса выражают многие, в явном виде в программных документах это формулируют только «Коммунисты России»: «Мы признаем государственность Приднестровья, ДНР и ЛНР». Призна́ем или признаём? А непонятно. Текст использует букву «ё» непоследовательно.

    «Родина» выражается намёками, обещая «добиваться международного признания того, что русский народ с 1991 года является разделённым народом и имеет право на воссоединение в своих естественных исторических границах, особенно если на той или иной территории, где в данный момент проживают наши соотечественники, происходит гуманитарная катастрофа, геноцид, военные преступления против мирного населения».

    Ряд партий явно признаю́т ДНР и ЛНР и как-то им помогают, но в программных документах это не зафиксировали. Это КПРФ, ЛДПР (в программе у них сказано, что «все юго-восточные регионы Украины должны быть приглашены в Россию и в итоге присоединиться к ней по итогам референдума», а так ещё они заявляют, что «мы за полное признание любой народной республики, за то, чтобы включить Новороссию в состав РФ»), «Справедливая Россия» (её лидер Миронов вообще нахально объявлял её «единственной из российских партий признавшей независимость молодых республик Донбасса»). …Что-то я не понимаю: КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» уже в Госдуме — и где соответствующая законодательная инициатива? Путин не велит?

    Особняком стоит «Яблоко», для которого демократия демократией, а национальное самоопределение как-то побоку: «мы за территориальную целостность Украины» и «мы считаем, что Крым принадлежит Украине, его аннексия незаконна и должна быть отменена» (при этом они не так уж смелы и последовательны: объявив «аннексия незаконна и должна быть отменена», честные люди должны были бы категорически требовать немедленного вывода войск и передачи Крыма Украине, но тут «яблочники» пасуют перед явным фактом, что крымчане этого не поймут и не оценят; неискренние люди, фу такими быть).

Соответствие выдвигающихся в Госдуму партий программе из шести пунктов
Свобода рабочей борьбы и коммунистической пропаганды Декоммерциализация образования, здравоохранения и иных социальных услуг Гастарбайтеры (мигранты-трудящиеся) Деклерикализация Защита ЛГБТ и женской эмансипации Признание ДНР и ЛНР
«Родина»
«Коммунисты России»
РППС
«Единая Россия»
«Зелёные»
«Гражданская платформа»
ЛДПР
ПАРНАС
Партия Роста
«Гражданская сила»
«Яблоко»
КПРФ
«Патриоты России»
«Справедливая Россия»

Из таблицы видно, что оптимальными по Парето являются «Коммунисты России», «Гражданская сила», «Яблоко» и «Справедливая Россия». …Нужно ещё отдавать себе отчёт, что выбор из всех партий идёт, если вы хотите символического голосования. Это тоже имеет смысл, но если вам важнее повлиять на распределение мандатов, то в этой игре гарантированно участвуют «Единая Россия», ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия» (у которой есть ещё шанс пролететь при каком-то совсем неблагоприятном случае),— а все остальные, согласно опросам, получают менее 1 % при необходимых 5 %.

Tags: "Единая Россия", "Патриоты России", "Правое дело", "Справедливая Россия", "Яблоко", Донбасс, КПРФ, ЛГБТ, ЛДПР, РКРП, аборты, атеизм, выборы, гастарбайтеры, демократия, клерикализм, патриархат, феминизм
Subscribe

  • Два учителя, карапуз и я

    Эта неприятная история произошла на вокзале в Тбилиси. Я ожидал начала посадки на поезд и от нечего делать наблюдал за другими пассажирами. На…

  • О тягостях работы программер-надсмотрщика

    Когда ты вынужден руководить командой программистов, чтобы кодить в своё удовольствие времени остаётся меньше. И вот тут со мной произошли…

  • 0 — натуральное число или нет

    Для понимания контекста: в Javascript и PHP массивы индексируются с нуля, в PostrgeSQL — с единицы, в CSS-селекторе nth-child первый узел имеет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Два учителя, карапуз и я

    Эта неприятная история произошла на вокзале в Тбилиси. Я ожидал начала посадки на поезд и от нечего делать наблюдал за другими пассажирами. На…

  • О тягостях работы программер-надсмотрщика

    Когда ты вынужден руководить командой программистов, чтобы кодить в своё удовольствие времени остаётся меньше. И вот тут со мной произошли…

  • 0 — натуральное число или нет

    Для понимания контекста: в Javascript и PHP массивы индексируются с нуля, в PostrgeSQL — с единицы, в CSS-селекторе nth-child первый узел имеет…