Tags: Мао Цзэдун

Torbasow

РКП США, Мао, Теория трёх миров и дипломатия

Майк Или рассказывает в комментарии к републикации большой статьи 1979 года, дающей отпор ходжевской критике Мао:

«Взгляд РКП [США] состоял (по существу) в том, что было две различных „Теории Трёх миров“ — у Мао были свои взгляды, а у Дэна (и Чжоу) свои. И (очевидно) дэнистская теория трёх миров была короткоживущей — ибо Китай (после реставрации капитализма в 1976-м) имел всё меньше причин описывать свою политику в терминах маоистской фразеологии и поскольку они просто отбросили поддержку национально-освободительной и пролетарской революции (которые были, несомненно, неотъемлемой частью взглядов Мао).

Подход Мао к международным делам был революционным — и представлял резкий контраст с мировоззрением его противников внутри Коммунистической партии Китая. (Кстати говоря. Один любопытный пример этого — борьба между Мао и Чжоу Эньлаем по содержанию их Шанхайского коммюнике во время визита Никсона. В проекте Чжоу и Киссинджера просто ничего не было о мировой революции и борьбе против угнетения, о принципиальной и постоянной поддержке их социалистическим Китаем. Хань Суйинь (в весьма познавательной биографии Чжоу) пишет, как Мао отказался одобрить такой документ, и потребовал, чтобы китайское правительство выпустило собственное коммюнике — которое открывало дипломатические отношения с США, но и решительно подтверждало его фундаментальную приверженность мировой революции.)»

Torbasow

Свершения и планы

Минувший год оказался каким-то профессиональным, и ничто не говорит, что следующий будет сильно отличаться. Но постараюсь всё же не замыкаться в программировании; мысли на эту тему в неоплаченное время стараюсь гнать. Итоги года и намётки на будущее — под катом.

Collapse )
Torbasow

Некоторые замечания после очередного дня рождения

  • Кто-то замечает, что у меня круглая дата. А я не вижу ничего «круглого» в 0x23. Ещё страннее было удивление сотрудников, когда я принёс им тортики (привет «Кей-ону!») в пятницу. Потом выяснил: оказывается, у людей есть суеверие, что день рождения заранее не отмечают. Удивительно.

  • По дороге с работы меня углядела местная адская тварь в форме здоровой чёрной псины, бросившаяся в атаку. Не понимаю, за что она меня персонально столь невзлюбила, но мне категорически не нравится, когда ко мне со злобным рычанием и воем пытается забежать сзади что-то зубастое. На этот раз я решил её так просто не отпускать, а шарахнуть по черепу булыжником, благо оных под ногами хватало, либо угостить куском торта. Почувствовав критичную важность моих колебаний, животное на сей раз не решилось подбежать, а спряталось за стоящим под чем-то вроде баньяна диваном, на котором местные жители частенько сравнивают сталинизм со шведским социализмом, так что мне не удалось его даже сфотографировать.

  • Транспорт наш — это, конечно, что-то с чем-то. Маршрутка поутру развалилась, так что на электричку я опоздал. Хорошо, микроавтобусы ещё из Твери бегают.

  • В дороге читал газету «Завтра», есть у меня такое обыкновение для поездок в Москву. Проханов совсем потонул в пошлых красивостях, кровавая карамель какая-то.

    Особенно доставила карикатура Животова «Либеральная интеллигенция подписывает письмо в защиту Pussy Riot». Я долго на неё медитировал, пытаясь понять, как и кого он ею пытался задеть — ну, да, творческая интеллигенция напоминает разнообразных, разноголосых, вычурных птичек — но как отсюда должно следовать, что они сделали что-то нехорошее? А то, что, по мнению газеты, это что-то очень нехорошее, проясняет статья Ольги Стрельцовой «Свальное письмо», где она, позабыв христианский стыд, сыплет натянутыми похабными аллюзиями. Почему коллективное письмо — это «свальный грех»? Ну, даже чисто формально? Разве подписать письмо — это хоть чем бы то ни было заняться между собой? Безумие.

    Любопытно упоминание о «письме 42-х» 1993 г. Я заинтересовался, а корректно ли намекать, на то, что его авторы и защитники «Пусси райот» — это одна и та же «либеральная интеллигенция»? Изучение вопроса показало, что нет. Большинство из 42-х, конечно, уже мертвы, но кое-кто жив: Зорий Балаян, Борис Васильев, Даниил Гранин, Андрей Дементьев, Сергей Каледин, Александр Кушнер, Андрей Нуйкин, Александр Рекемчук, Мариэтта Чудакова. А под обращением в защиту «Пусси райот» я вижу только подпись Александра Гельмана. Маловато пересечение.

    …В общем, даже на дрянную и полуфашистскую оппозицию «Завтра» не тянет. Обычная осатанелая обслуга консервативной бюрократической буржуазии.

    (Забавно, кстати, что этот номер наезжает на телеканал НТВ, повздоривший с Мединским (причём, как ни удивительно, Мединский, по-моему, тут был скорее прав и вполне корректен). Верный путинский телеканал, приобретший своей чернушной заказухой крайне низкую репутацию у оппозиции и берущий сейчас в штат пресловутую Свету из Иваново. Но о всём об этом газета помалкивает, словно надеется, что читатели посчитают НТВ ещё одной бесовской либерально-интеллигентской силой.)

  • Самый ценный подарок — бывший ДСПшный, а ныне раритетный шеститомник Мао за бешеные деньги 3900 юаней — я предсказуемо сделал себе сам.

    Хотя техническую помощь в выкупе оказала одна особа — «да благословят её боги», сказал бы я, но, похоже, они уже и так: ей под сорок, а выглядит она столь же юно, как в двадцать. Вру, в двадцать я её не знал. В двадцать три.

  • В середине дня меня принял патриарх российского маоизма huiliuliu, ведущий сейчас жизнь простого пратьекабудды. Благодарен за кофе и ванну. Какой же, всё-таки, в Москве напор в водопроводе; зависть-зависть (особенно сейчас, в период планового отключения горячей воды).

  • Вечер прошёл в компании прекрасной дамы за созерцанием позитроновых манулов (то есть того места, где они отсутствуют, хотя могли бы присутствовать — Московский зоопарк загадочно не признаётся, почему не предъявляет отловленных зимой зверюг жаждущим народным массам) и праздничным обедом, на котором я постиг ту мудрость, что острое мясо с острым салатом требует по меньшей мере запивки чем-то отличным, от водки.

    Даме — моя признательность и обещания, что её будущая жизнь будет рано или поздно обустроена мною правильно; можно начинать радоваться.

  • В течение дня меня почти никто не поздравил СМСкой, как в минувшие годы. Потом я обнаружил, что народ с этим добрым делом просто перетёк в Интернет. Тенденция понятная, только вот сам я, в качестве исключения, в этот день находился в Интернете не более получаса.

  • На следующий день приезжала мать, и я решил в кои-то веки сходить посмотреть что-нибудь на большом экране. Подвернулась «Белоснежка и охотник». Мать уверяла, что в главной роли Эмма Уотсон, но я сомневался (и правильно). Многое в этом фильме меня озадачило:

    • Когда король женится на прекрасной пленнице, кому-то это говорит о коварном плане последней, но в реале это скорее было бы изнасилование на войне.

    • Неясно, в чём особенная зловредность Королевы. Как будто, она не принципиальная садистка: обнаружив, что может больше не губить невинных дев, а обойтись одной Белоснежкой, она определённо предпочитает последний вариант. Стражника-растяпу, у которого пленник выхватил кинжал при покушении на неё, даже не пожурила. Почему-то гибельно влияет на окрестную экологию,— с другой стороны, Чёрный лес, как я понял, был мерзким местечком до её воцарения, и ей неподвластен.

    • Креста ни на ком нет. Какие-то духовные лица вокруг коронованных особ, как мне показалось, отираются, но можно посчитать их друидами. Но почему тогда Белоснежка бормочет христианскую молитву? И почему не на латыни?

    • Белоснежка много лет провела в заточении. Надо полагать, на скудной кормёжке, без прогулок и тренажёров. Потом убежала, несколько дней мыкалась по природе разной степени недружественности. И после этого — внимание! — облачается в панцирь, поднимает одной рукой здоровый железный дрын и бегом вверх по лестнице. Ну, с чем это вообще сообразно?

  • Отдельным квестом оказалась передача подарка — собственноручно свёрстанного (кстати, неприятным открытием стало то, что бесплатные пакеты вёрстки не обеспечивают спуск полос) сборника комикс-стрипов «Муру и Ёжик» — родившемуся со мной в одну ночь старому другу. Дело в том, что он просил ради сохранения остатков душевного здоровья его не беспокоить, а все, через кого можно было бы передать, оказались вдруг недоступны.

    В конце концов, я был вынужден осадить его подъезд с неработающим домофоном в ожидании того, что дверь откроется, и я смогу бросить брошюру в почтовый ящик. Дверь открылась и из неё вышел именинник. Тут его и настиг страшный сюрприз — товарищ с подарком.

Torbasow

Мао и Че наши, но и Сталина мы так просто не отдадим

В российском обществе сосуществуют две утилитаристские тенденции относительно Сталина, причём вовсе не обязательно в противоборстве, а, как правило, в гармоническом единстве,— с одной стороны, записать косвенным образом на свой счёт достижения сталинской эпохи и российского революционного социализма вообще, а с другой — отмежеваться от того, что может, оправданно или нет, напугать, отвратить или смутить современного российского обывателя. Такая стратегия используется и правящим классом и сонмом левых, кроме совсем упёртых сталинопоклонников, которые приемлют всё, включая самое мерзкое или откровенно вымышленное, или ультраантикоммунистов, которым от СССР принципиально ничего не надо,— или же глубоко индоктринированных (в положительном смысле, как противоположность прагматизму) групп, вроде последовательных троцкистов или маоистов, располагающих аппаратом неоппортунистических, то есть не приспособленных к сиюминутному популизму, представлений. Очередной пример, статья Сергея Чернякова «Сталин, Мао, Че Гевара», слишком глубоко вторгается на территорию маоистов, чтобы мы могли обойти его вниманием (в частности, на фоне болезненно-курьёзного процесса умственного переворота в РКПБ, ещё недавно «сталинско-ходжаистской»).

Пока не скажешь «Сталин», всерьёз не примутДля начала, выясним убеждения автора — не декларируемые, а то, конечно, очень многие любят называть себя «[просто] марксистами[-ленинцами]», чтобы запутать следы,— а действительные. Во-первых, отмечаем, что, намереваясь похвалить исследуемых деятелей, он пишет, что «мысли обоих выдающихся революционеров… о характере мировой революции, интернационализме, социалистической демократии коррелируют с идеями Троцкого, а не со сталинской практикой» (не будем останавливаться на том, что это махровый идеализм — сравнивать идеи с практикой, но отметим это). Чуть далее он солидаризируется с анализом, который Троцкий давал сталинскому режиму в 1920—1930-х, конкретно — в «Перманентной революции». Троцкист? Не вполне.

Во-вторых, автор, признавая марксистско-ленинские сентенции и реальные достижения Сталина, утверждает, что они «вступали в вопиющее противоречие с тоталитаризмом, репрессиями, культом личности, элементами национализма», называет его целью «укрепление своего тоталитарного режима» (кстати, я не уловил, каким образом этому служили «репрессии против отдельных народов» — следует ли понимать так, что подавляемые таким образом движения выражали прогрессивную альтернативу?) и даже называет его «убийцей» и «деспотом». А это уже не марксистский лексикон вообще. «Убийцу» и даже «деспота» можно было бы списать на эмоциональную несдержанность, но «тоталитаризм» недвусмысленно происходит «из другой оперы». Не случайно, что ни Мао, ни Че не употребляли этого термина. Троцкий, правда, употреблял, но пусть это остаётся на его совести, тем более, что это было обращено против него же при издании его архива Ю. Г. Фельштинским (см. , напр., предисловие к т. 7: «Троцкий продолжал идеализировать и извращать ленинский период в развитии России (СССР), то есть то время, когда он сам играл лидирующую роль в становлении тоталитарной системы. Особенно энергично он отстаивал необходимость и правильность „красного террора“, ибо „мы были пионерами“, обязательность „диктатуры пролетариата“, необходимой, мол, для уничтожения эксплуатации, подавления сопротивления эксплуататоров, сосредоточения власти, средств производства и культуры в руках пролетариата и т. д.»). И уж совсем всё становится ясно от упоминания «репрессий». Троцкий презрительно фыркнул бы на идею, что можно добиться социализма без репрессий и назвал бы такие взгляды «гуманитарно-пацифистскими иллюзиями» («Шумиха вокруг Кронштадта»). Априорное отклонение «репрессий» вообще, «диктаторства» вообще составляет характерную идеологическую черту совсем другого политического направления, фетишизирующего частную жизнь, не большевизма.

Collapse )

Я разобрал примерно половину статьи. Остальное во многом сводится к уходам в сторону от темы (так, неясно, какое отношение к Сталину и Троцкому имеют слова Фиделя Кастро о необходимости выравнивания экономического уровня стран мира,— тем более, что Сталин на практике сделал для этого куда больше Троцкого, Мао гарантирует) и голословным утверждениям. Поэтому я возьму на себя смелость подытожить: опираясь на реальные ошибки Сталина и реальное отличие от него великих революционеров следующего поколения — Мао и Че — автор необоснованно преувеличивает эти факты до полного искажения картины, изображая ревизиониста — с маоистских позиций — Троцкого нашим реальным, основным и — внезапно! — безошибочным предтечей. В то время, как в действительности, во-первых, многие ошибки Сталина в той или иной мере общие с Троцким; во-вторых, Троцкий имеет свои серьёзные ошибки, решительно разделяющие его с Мао и Че; в-третьих, то, что у Троцкого верно, отчасти обязано его отстранению от реального социалистического строительства в сталинском СССР, а значит совпадая в чём-то по форме с критикой Мао и Че, имевших свой аналогичный опыт, имеет иную природу.

P. S. И вообще: это не Мао троцкист, это критикующий бюрократическое перерождение Троцкий — хунсяобин Председателя Мао.

Torbasow

Как правильно есть крабов (взгляды позднего Мао Цзэдуна на разрешение противоречий)

(Оригинальная подборка тут. Перевод с английского, сверенный с китайским оригиналом,— таки мой.)

  1. Мао Цзэдун и Цзян Цзеши, 1946 г.На встрече с Ай Сыци летом 1964 г. Мао сказал:

    «Синтез — это именно надлежащее развитие, с одной стороны, уничтожение, с другой стороны, и разрешение противоречия».

  2. В выступлении по вопросам философии 18 августа 1964 г. Мао сказал:

    «Как происходит синтез? Вы все видели, как на материке произошёл синтез двух сторон противоречия — гоминьдана и компартии. Приходили их войска, а мы поглощали их кусок за куском. Это не был синтез, выражавшийся в мирном сосуществовании двух сторон… Один поглощает другого, большая рыба поглощает маленькую — это и есть синтез. В книгах так никогда не писалось, и в моих книгах так не написано».

  3. Путин — краб!Выступая в Ханчжоу 21 декабря 1965 г., Мао сказал:

    «Синтез как раз и заключался в поглощении вражеских войск. Как мы синтезировали гоминьдан? Разве мы не захватывали вражеские войска для перестройки их сущности? Захватывали рядовой состав, а не убивали. Меньшую часть отпускали, большая пополняла нашу армию. Мы брали всё — оружие, продовольствие, различные материалы. То, что нам не было нужно, мы, говоря философским языком, снимали — таких, например, людей, как Ду Юймин. Принятие пищи — это тоже анализ и синтез. Например, когда едят крабов, то едят только мясо, а скорлупу не едят. Органы пищеварения вбирают питательные вещества, а остальное выбрасывают. У всех у вас философия заморская, а у меня философия доморощенная. Синтезирование гоминьдана было именно поеданием его, вбиранием большей части и выбрасыванием меньшей части. Это выучено у Маркса. Маркс снял внешнюю шелуху гегелевской философии, вобрал ценное внутреннее ядро и преобразовал его в материалистическую диалектику. Он вобрал материализм Фейербаха, и ещё следовало подвергнуть критике его метафизическое наследие. Марксизм вобрал хорошее и выбросил плохое из французского утопического социализма и английской политической экономии».

Torbasow

Новости бывают и хорошими (про манулов)

«В зоопарк Москвы из Забайкалья в скором времени доставят пять диких котов манулов» (тут). Ня!

В очередной день рождения (потому что в этот день я посещаю Москву, хотя в этом году, вероятно, проездом побываю там и раньше) я обязательно должен их увидеть. Да и вообще тамошний павильон малых кошек — в последние годы мне никак не удавалось в него попасть из-за реконструкции. Та же история, что с отделом Ленинки, где хранится недоступный чуть ли не с прошлого века раритетный шеститомник Мао.

Torbasow

Пацан у руля

Путин ужасает. Будь я верующим, предположил бы, что за своё президентство он продал душу дьяволу. Потому что иначе трудно объяснить вытворяемые им тёмные чудеса. Вот, например, «болельщики попросили Владимира Путина выделить им по льготным ценам 1-2 самолёта для того, чтобы добраться до мест проведения игр» и — вуаля:

«„Я думаю, что, если мы попросим «Аэрофлот» и «Трансаэро» по рекламным соображениям дать вам самолёты бесплатно, они не обеднеют“,— согласился Владимир Путин» (Владимир Путин выпил с болельщиками, 19 января 2012 г.).

Дурацкая шутка? Щаз! На следующий же день:

«Авиакомпания „Аэрофлот“ вслед за „Трансаэро“ после указания премьер-министра Владимира Путина, который накануне встречался с болельщиками, обещает бесплатный перелет для футбольных фанатов на чемпионат Европы в этом году».

Поистине, как подметила моя тётушка, болельщик стал самым дорогим в стране человеком. А что? Чистая отрада: (в качестве болельщика) он же ничего не производит, кроме бескорыстной любви к буржуазному отечеству и злобы к его соперникам. И ни демократии ему не надо, ни социализма.

Антигерой тоже объявлен:

«Понимаете, люди ведь действуют по самым разным соображениям. Например, мы все любим писателя Акунина. Он пишет очень интересные (для меня во всяком случае, я люблю российскую историю), интересные вещи пишет. Это экранизируется. Он, насколько мне известно, этнический грузин. Я понимаю, что он мог не воспринимать действия России во время известного кризиса и событий на Кавказе…» (Владимир Путин встретился с руководителями и главными редакторами российских телерадиокомпаний и печатных СМИ, 18 января 2012 г.).

Тут Путин, очевидно, понял, что сморозил что-то не то, и, соскочив со скользкого вопроса об Акунине, принялся напористо оправдываться за войну 2008 г. (которую он фактически много лет готовил). Но страшненький этноцентристский ляп произнесён. Путин как-то совсем «ожириновился», уже особо и разницы не видно.

Может померещиться, что президент премьер жлобствует гораздо тоньше Жириновского, прямо-таки гениально. Я так не думаю. Этот его царственный троллинг получается естественным образом. Просто невоспитанный пацан занял трон — ну так у него и все речи соответствующие. Вон как он разговаривал с теми же болельщиками:

«Путин критически отозвался об одной из инициатив Фурсенко — введении в школах ЕГЭ. В ходе встречи премьера с футбольными фанатами об образовательной реформе вспомнил один из болельщиков. Путин признал, что у ЕГЭ есть ряд минусов, и предложил фанатам „отбуцкать за углом“ брата министра, главу РФС Сергея Фурсенко, „чтобы он передал брательнику наш привет“» (Фурсенко усомнился в реалистичности «новой экономики» Путина).

Чувствую, как растёт моё сочувствие Фурсенко (коего ранее в противоестественном союзе с левыми травили ультраправые за сопротивление введению в школах, упрощённо выражаясь, Закона Божьего), но сейчас речь не о том, а вот об этом совершенно неожиданном в образовательном контексте уголовном словечке «отбуцкать». Сванидзе сегодня на «Эхе Москвы» уверял, что оно «любому мужику любого возраста с родным русским языком понятно». Ларина в этом усомнилась и, конечно, правильно: в жизни не слышал сего лингвистического уродца.

В общем, поужасались и ладно; нужно только не забывать, что это для нынешнего антипутинского движения главный психологический мотив — культурный шок перед хамом. У нас-то причины желать пацанчику зла всё-таки поглубже. Да и либералы на одной этике/эстетике (а сонеты о «честных выборах» лучше вообще оставить Явлинскому, уверявшему на том же «Эхе», что если он выберется во второй тур, то «там уж и до Рима рукой подать. Бедный господин папа умрёт от страха») ни на какой проспект Сахарова на коне не выехали бы,— если бы не застопорившееся или даже пошатнувшееся в кризис материальное благополучие их социальной базы.

P. S. Вспомнилось, как Путина сравнивали с Мао Цзэдуном, а «Идущих», соответственно, с хунвэйбинами. Тем более, что во время Культурной революции тоже было такое право на их беспрепятственное передвижение по стране. Но болельщиков возить… Это похоже на злую пародию. Да и не припомню я, чтобы Мао советовал хунвэйбинам кого-нибудь «отбуцкать». Хотя они, конечно, это делали. Но Мао ни к чему подобному их не подзуживал, а прямо указывал: «Яо юн вэньдоу; бу юн удоу» (ведите мирную, ненасильственную борьбу).

Torbasow

Огорчительные черты жизни

Не всё же дивные пейзажи постить. Следует показать и то, что, увы, за ними кроется.

Помню, на Хабрахабре как-то один расистски настроенный гражданин опубликовал африканскую фотку, долженствующую, по его мысли, объяснять бедственное положение негров их собственной некультурностью. На фотке негры безмятежно сидели посреди феерических груд мусора. Ну, за этим в Африку ехать не надо, достаточно пройти полсотни метров до набережной Волги (иногда и просто выйти на лестницу), только что у нас всё же не такая катастрофа, пока есть деньги нанимать таджиков:
Тверь — чистый город!

А вот… Я уж, по правде, не знаю, что хуже:
Путин против наркотиков — мы за Путина!
Россыпь шприцов

А сколько проку в том, что Путин против наркотиков, наглядно демонстрирует график:
Динамика незаконного наркооборота в России в последние десятилетия

Устраивают балаган… Что-то, после победы революции в Китае, никто не кричал «Мао против наркотиков!» или, там, «Чжоу против наркотиков!». Коммунисты не занимались тем, чтобы «быть против» ради бонусов на выборов, а просто придушили катастрофическую прежде (и ныне вновь поднимающую голову) наркоторговлю, и народ воспринял это как должное.

Torbasow

Маоистские новости за февраль 2011 г.

Вышел (вчера) выпуск «Маоистских новостей» за февраль 2011 г. Самые важные события, как обычно, освещаю тут.

Collapse )
Torbasow

«Спейс фэнтейзия: Сказка 2001 ночи», «Кайтю!», «Мудадзумо — нет такой реформы: Легенда о Коидзуми»

Потомство Робинсона«Спейс фэнтейзия: Сказка 2001 ночи» — на самом деле довольно угрюмая вариация истории про землю обетованную. Она маскируется под космическую романтику, со звёздами и скафандрами, но всё это великолепие перекрывается узким горизонтом навязчивой пропаганды того, что консерваторы любовно называют «семейными ценностями». Персонажи поданы прямо-таки в религиозной эстетике, живо напоминающей иеговистский журнальчик «Сторожевая башня».

А сводится вся сказка к тому, как один мужик, Робинсон, организует целую планету в собственность своему потомству в преддверии морального упадка человечества. Причины упадка — неясны, как и то, почему он не распространится и на новую колонию. В конце ставится моральный выбор, но ценность такого сюжетного хода сомнительна, ибо, во-первых, он ставится практически на пустом месте (для тех, кто не совсем уж ослеплён фетишем частной собственности и способен признать хоть какое-то её ограничение в пользу разума и солидарности), а, во-вторых, отказ от привилегии ожидается от людей, как будто неспособных её осознать, выросших родственной коммуной. В общем, полная бессмыслица; но пафосная.

Сасаки Гондзабуру«Кайтю!» (это термин спортивной стрельбы из лука) — пример того, как следует делать миниатюры по манге. Всего два эпизода по четыре минуты — а рассказана цельная история вокруг обаятельного трансгендера, в школе и спортклубе, с интригой и психологическими портретами. Издёвка над стереотипами, само собой, прилагается (отрисован-то главный герой как стандартная анимешная девочка), но к ней дело не сводится, все элементы этой онашки вполне крепко сбиты, ничто «за уши» притянутым не кажется.

Мао Цзэдун и маджонг«Мудадзумо — нет такой реформы: Легенда о Коидзуми» — жуткая поделка про маджонг (всего три эпизода по восемь минут, и слава богу). Не знаю, как игрокам, а остальным, по-моему, интересна сугубо действующими лицами — причудливым срезом мировых политиков. Главный герой, «забивающий козла» за «мир во всём мире» — Дзюнъитиро Коидзуми, в начале этого века продержавшийся у руля необычайно долго для японских премьеров (почти пять с половиной лет, рекорд после 1972 г.). Его оппоненты — северокорейские и китайские руководители, а «под занавес» появляются Путин и Тимошенко (единственный, кажется, симпатичный персонаж, если не считать — условно — самого Коидзуми).

Коидзуми — политик, мягко говоря, неоднозначный, но тут изображён несомненным героем, а северокорейцы и китайцы подвергнуты осмеянию и шельмованию. Следует, однако, отметить, что монументальная фигура воскресшего Мао Цзэдуна отмечена демоническим величием, а прощается с ним протагонист с явным уважением. Несмотря на невесть как вклинившийся в сюжет бредовый план Мао (и появившегося вообще непонятно откуда Пол Пота) превратить весь Китай в сплошной колхоз, этим подорвав его экологию.