Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Torbasow

Ш и Щ

Загадка: есть ли в русском языке слова, различающиеся только тем, что там, где в одном из них стоит «ш», в другом — «щ»?

Я не знаю ответа. Просто у меня появилось ощущение, что это не «ё» в русском языке лишняя, а, вот, одна из них. Если «щ» понимается как мягкая «ш»…

P. S. Я второпях недоформулировал вопрос, так что вижу, меня заваливают примерами, кои по существу не подходят. Предполагается, что при устранении «щ», например, гласные после этих букв тоже должны кое-где поменяться, по общему правилу сигнализируя о твёрдости/мягкости предшествующего согласного; ну а перед согласными или на конце слова «щ» должна тогда заменяться на «шь» (а «шь», соответственно, просто на «ш» или, перед йотироваными гласными, на «шъ»).

P. P. S. Благодаря gegmopo4 выяснилось, что пострадающие вследствие дещазации всё же есть: опуская сомнительную «суш», это пара «туш»/«тушь». Но держать целую букву для различения на письме одной лишь пары омофонов, что само по себе есть зло, нехарактерное и излишнее для русского языка (в отличие, скажем, от китайского с его ключами),— явное расточительство.

Torbasow

О значении слова «пошлость»

Один эпизод на минувшей неделе окропил бальзамом мою израненную душу. Я злорадно отметил, что товарищ, чьему литературному вкусу втайне завидовал, понимает язык значительно хуже, чем казалось (впрочем, я это заподозрил, ещё когда он как-то не понял частицы «де» в моей речи).

Юрек Трэш периодически смущал мой рассудок, читая (в то время, как я расслаблялся после книжек по программированию, истории и языковедению с «Сагой о Копье» и «Котами-Воителями», разбавляя их Ником Перумовым, Алексеем Пеховым и Мартином Скоттом) сравнительно серьёзных авторов — Робин Хобб, Генри Лайона Олди, Нила Стивенсона, Дэна Симмонса, Чайну Мьевиля, Салмана Рушди, Джерома Сэлинджера… Вот, на Сэлинджере он и прокололся, принявшись жаловаться мне на качество перевода.

Насколько я уловил, в его понимании имеется некий «настоящий» перевод сиречь подстрочник, а все отступления от него есть ересь (не пробовал он читать подстрочники! и, кажется, ему невдомёк, что подстрочников может быть много разных у одного текста). Выслушав его объяснения, почему роман назван «Де кэтчер ин де рай» (The Catcher in the Rye), я заметил, что я бы перевёл название как «Спаситель во хлебах», но «Над пропастью во ржи» кажется мне также вполне адекватным и уж точно более приемлемым, нежели подстрочник — «Ловец во ржи». Чем заработал изумлённый взгляд и восклицание, что, де, душить нас, переводчиков, надо в колыбели.

Но самый ожесточённый спор у нас разгорелся вокруг этого вот отрывка:

«Эта Марти ещё говорила больше других. И всё время несла какую-то унылую пошлятину, например, уборную называла „одно местечко“, а старого облезлого кларнетиста из оркестра называла „душкой“, особенно когда он встал и пропищал что-то невнятное. А кларнет назвала „дудочкой“. Ужасная пошлячка».

Выяснилось, что мой визави ни сном ни духом не подозревает об основном значении слова «пошлость» (коему я, по правде сказать, затруднился дать чёткое определение, да и в словарях потом не нашёл, но ясно, что оно близко к мещанству и вульгарности), понимая его исключительно как синоним скабрёзности или похабщины, что, вообще говоря, неправильно и вообще звучит для меня дико. Было даже заявлено, что и я также не знал никакого иного значения прежде, но это уж было совсем абсурдно, поскольку примеры употребления без труда обнаружились в сём блоге (вот, вот и вот).

В пылу полемики я подобрал кучу публикаций по данному вопросу (например, вот, вот и вот), процитировал Чуковского, Ильфа и Петрова и, наконец, целую главу «О пошлости» из книги Кассиля. Но, кажется, вотще. (Так и вышло: привёл примеры из современной прозы — Олди, Камша, Лукьяненко — не впечатлило!)

Попутно, однако же, я заметил, что в блогосфере не вполне правильное употребление этого слова явно превалирует над классическим.