Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Torbasow

Переиспользование XSLT-шаблона

…Мне потребовалось переопределить шаблон, определённый в базовом XSLT-файле комплекса, импортируемом (xsl:import) в XSLT-файл конкретного модуля. До сих пор всё шло гладко, я просто определял именованный шаблон с тем же именем и он перекрывал базовый. Но тут возникли две особенности: во-первых, хотелось задействовать базовый шаблон, сослаться на него — не копипастить же; во-вторых, исправление (дополнительный кусок кода) следовало не дописать, а внести внутрь возвращаемого базовым шаблоном кода. Обе особенности потребовали некоторого изыска.

Для начала, оказалось, что использовать шаблон из импортированного файла можно,— но, внезапно, не именованный. И как будто даже в XSLT 2 такой возможности не появилось. Пришлось воспользоваться советом Джени Теннисон: заменить вид (как базового, так и пронаследованного) шаблона с <xsl:template name="имя"> на <xsl:template match="node()" mode="имя">, а его вызов <xsl:call-template name="имя"/> на <xsl:apply-templates select="." mode="имя"/>, после чего xsl:apply-imports работает желаемым образом, вызывая базовый шаблон из пронаследованного.

Далее, выдачу базового шаблона следовало раскурочить и собрать заново, вставив новый кусок кода. Пришлось воспользоваться переменной и функцией из расширения EXSLT - Common (ведь дело происходит в XSLT1:

<xsl:template match="node()" mode="имя">
	<xsl:variable name="переменная">
		<xsl:apply-imports/>
	</xsl:variable>
	<xsl:for-each select="exsl:node-set($переменная)/*[1]">
		<xsl:element name="{name()}">
			<xsl:copy-of select="@*|node()"/>
			<!-- Добавленный код -->
		</xsl:element>
	</xsl:for-each>
</xsl:template>

…Но что если нам нужно не просто добавить код, а влезть внутрь переопределяемого шаблона и изменить что-то в его недрах? Оказалось, так тоже можно:

<xsl:template match="node()" mode="имя">
	<xsl:variable name="переменная">
		<xsl:apply-imports/>
	</xsl:variable>
	<xsl:for-each select="exsl:node-set($переменная)/*">
	<xsl:element name="{name()}">
			<xsl:apply-templates mode="имя2"/>
		</xsl:element>
	</xsl:for-each>
</xsl:template>

<xsl:template match="@*|node()" mode="имя2">
	<xsl:copy-of select="."/>
</xsl:template>

<xsl:template match="паттерн" mode="имя2">
	<xsl:element name="{name()}">
		<xsl:copy-of select="@*|node()"/>
		<!-- Добавленный код -->
	</xsl:element>
</xsl:template>
Torbasow

Аниме про нежить

Мёртвые — это в некотором смысле и есть общество. Это бесконечное поле, дырки в котором мы называем «живыми». Мёртвый уже не может принимать живых решений, поэтому естественно бояться быть мёртвым. Но с мёртвым уже ничего не сделаешь, его влияние на общество есть данность, которую можно искажать, но никогда не отделаться от неё,— поэтому естественно бояться не быть мёртвым. На грани между мёртвым и живым происходит производство человека. Всякий живой существует на грани между смертью и бессмертием. Разложить эти стороны по отдельности и сконструировать из них механическую форму — это один из способов художественного осмысления диалектики жизни и смерти; так появляются живые мертвецы или мёртвые бессмертные, создания игры воображения на грани живого, распадающиеся чудовища и нежные няшки — во всех вариантах они несут на себе печать драматизма, ту же, что пронизывает собственно человека, только данную под разным углом, с разных сторон.

Collapse )
Torbasow

Обзоры боевиков

В этой порции минирецензий я обозреваю просмотренные восточные боевики — сравнительно реалистичные и сравнительно сказочные.

Collapse ) Collapse )
Torbasow

Тарасов говорит языками человеческими и ангельскими

Вижу: достойные личности обсуждают статью Александра Тарасова «Пусечки и левенькие: любовь зла». Кое-кто зовёт меня высказаться. Я выскажусь,— но о Тарасове, а не о статье; статью я не читал дальше второго предложения — «Сами пусечки мне малоинтересны»,— напрасно простив пошлейший заголовок. Мне-то, ловцу человеков, Тарасов интересен, и особенно интересно, что с ним не так,— а что с ним что-то не так, несмотря на всю его занимательность, и это не просто высокомерие гуру российской левой, было ясно давно и многим.

Впрочем, нет. О Тарасове я тоже сейчас не выскажусь. Я просто дам слово тому, кто это сделал за меня,— антифилософскому теоретику универсальности:

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви,— то я ничто. И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор.13:1-3).

Убей себя об стену, Тарасов, бездушные тексты ты стал писать, а значит — не политические.

Torbasow

Реплики о фильмах

«Инструктор гунфу» (The Kung Fu Instructor), реж.— Сунь Чён (Sun Chueng), 1979. Ничего особенного, но добротный боевичок про Старый Китай, противостояние двух кланов, в которое оказался замешан специализирующийся на шесте, как Царь обезьян, учитель единоборств Вон Яын с кокетливой бородкой.

«Прославленный» (林世榮), известный как «Великолепный мясник» (The Magnificent Butcher), реж.— Юнь Вопхин, 1979. История одного из учеников знаменитого Вон Фэйхуна, мясника Лам Саивина («Саммо» Хун Кампоу). Вообще, стандартный комедийный боевик. Среди прочих подобных фильмов выделяется высокой смертностью второстепенных персонажей — по дурости одного отморозка, который кого сам не убил, того подставил.

«Легенда» (Legend), реж.— Ридли Скотт, 1985. Типа, сказка, чем я и соблазнился. В общем, пожалел. Сюжет не продуман совершенно. Некая принцесса безнадзорно (где свита, где охрана, где папа-король?) шляется по лесу, кишащему привидениями, и якшается с безродным полуголым бомжом (Томом Крузом). Между тем, Дьябло (я его так опознал) замышляет посредством неё грохнуть пару священных единорогов и тем нанести непоправимый ущерб экологии, каковое намерение наполовину и выполняет. Девица впадает в траур, уверившись, что поспособствовала злодеянию, хотя я так и не взял в толк — каким образом и зачем она была нужна. Вывести троллей на единорогов она не могла, она не знала, где те резвятся, её саму привёл к ним вышеупомянутый бомж — значит, за ним и нужно было следовать, если уж найти единорогов было проблемой. …Развязка тоже натянутая. Словом, не оценил.

Единственное, что понравилось, это упоминание о том, как на болотах некие «нечестивцы» регулярно устраивали свои богослужения. Услышав это, мы с матерью в один голос воскликнули: «Какие… благочестивые нечестивцы!»

«Клинок ярости» (Blade of Fury, 一刀傾城), реж.— «Саммо» Хун Кампоу, 1993. Дело происходит накануне восстания ихэтуаней. Честно говоря, хотя всё довольно красиво и драки хорошо поставлены, фильм совершенно не запомнился. Кроме участия будущего сменщика Сунь Ятсена, ещё молодого Юань Шикая и камео самого режиссёра, предсказуемо оказавшегося единственным, кажется, комическим моментом.

Зато в этом фильме я, наконец, насладился, собственными ушами услышав, как толмач неоднократно поминает некую императрицу До́вагер. И ведь ничего у человека в душе не дрогнуло, не подсказало, что не может быть у китайской императрицы такого имени, а правившую тогда Железную императрицу звали Цыси. Ларчик открывается просто: «да́уаджер» (dowager) по английски — «вдовствующая»!

«Брюс Всемогущий» (Bruce Almighty), реж.— Том Шэдиак, 2003. Приятель рекомендовал, но я был разочарован (неудивительно: этот был тот самый человек, который впал в осатанелое омерзение от в целом порадовавшей меня новой «Битвы титанов», да и вообще мы частенько расходимся в оценках). Во-первых, оказалось, что я этот фильм уже смотрел, хотя, возможно, и не полностью; в памяти он, однако, не отложился. Во-вторых, он не справляется со взятой на себя задачей: показать, что всемогущество не есть панацея, а нужно просто быть скромнее и душевнее — и счастье непременно воспоследует. Идея реакционная, как и все попытки буржуазного искусства отговорить революционный класс от посягательств на власть. Но уж взялся за гуж… Фильм оказался не дюж. Главный герой впадает в ничтожество от испытания всемогуществом потому что явственно мелочен и поверхностен, не умеет думать и упорно работать, не любопытен и не ответственен. Ну, такая вот он личность, ориентированная на немедленный результат от весёлой импровизации, а в отсутствии такового впадающая в уныние и ропот. В результате он уживается со своей натурой в роли скромного репортёра. Только и всего. Скучная история перебесившегося североамериканского мещанина.

«Будь здорова!» — хочется процитировать Винни-Пуха. «Волшебник-даос Чон Учхи» (Jeon Woo Chi: The Taoist Wizard, 전우치), реж.— Чхои Тонхун, 2009. Довольно бодрый фэнтазийный боевичок в духе какого-нибудь Чау Синчхи (Стивена Чоу) про доживших до наших дней даосов. Главное вытерпеть первую треть фильма, действие которой происходит полтысячи лет назад: сюжет сумбурный (лучше почитать заранее синопсис, дабы не потерять нить), а женщины страшные. Дальше всё гладко.

«Воин ушу» (Wushu Warrior), реж.— Ален Дероше (Alain Desrochers), 2010. Вроде и хороший фильм, про борьбу против наживающегося на торговле опиумом британского лорда. Но западный и в центр сюжета поставлен белый человек (хоть и бьющий себя в грудь, что он с детства с китайским народов — молодец какой), и может быть поэтому скучноватый. Лорд и его дочка — какие-то ненатуральные монстры, ещё и колдовством промышляющие; выглядит это как неоправданный сюрреализм.

«Гарри Поттер и Дары смерти: Часть Ⅰ» (Harry Potter and the Deathly Hallows: Part Ⅰ), реж.— Дэйвид Йейтс, 2010. Не понравился. Во-первых, фильм слишком тёмный, едва ли половину времени ничего не видно. Можно сказать, я сам виноват, что смотрел на компьютере, а не на большом экране. Но эта темнота большей частью не необходима по сюжету, а нагнетать таким образом мрачную атмосферу я вообще полагаю неподобающим художественным приёмом. Во-вторых, слишком хороша Луна Лавгуд (Эванна Линч) и слишком её тут мало. В-третьих, чем пробилась вся франшиза? Тем, что это школьное фэнтази (и неважно, что о реальной школе у меня и мнение и воспоминания довольно грустны). А тут школа кончилась, бои ещё толком не начались, остаётся политика, изображённая из подполья. А в политике Роулинг не сильна, не Мьевиль.

В фильме есть и удачные моменты, но в целом моё восприятие определилось этими тремя пунктами.

«Путь воина» (The Warrior’s Way), реж.— Ли Сынму (이승무), 2010. Муть же. Я ожидал красивый боевик, переносящий азиатскую эстетику в антураж вестерна (как в «Однажды в Китае и Америке»), а получил постмодернистскую поделку. Для серьёзной драмы фильм слишком абсурден — городок посреди пустыни на Диком Западе, в котором высится колесо обозрения, а население мсчерпывается прачечной, цирком, кладбищем и наезжими бандитами — и туда через Тихий океан плывёт батальон безликих корейских сверхвоинов. Для комедии тут слишком мало юмора и слишком много трупов. Прилагаются аутичный корейский фехтовальщик и постоянно пыхтящая (метать ножи он её научил, а контролировать дыхание — почему-то нет) девица с жаждой мести.

Torbasow

Так ли говорил Сталин? Часть 2

Продолжим. В прошлый раз мы рассмотрели фразы, насчёт которых можно считать более-менее твёрдо установленным, что Сталину они не принадлежат. Сегодня на очереди фразы, про которые неизвестно, откуда они вообще взялись. Вероятно, большинство из них, если не все,— исторические анекдоты. Зато, как это часто бывает, известны они куда более широко, нежели аутентичные тексты и высказывания.

Collapse )

И да — со 131-летием именинника.

Torbasow

Javascript: прямой цикл, обратный цикл…

Прочитал, что цикл вида for(var j=testedArr.length; j--;){…} выполняется быстрее цикла вида for(var j=0; j<testedArr.length; j++){…} «для большинства реализаций Javascript». Собственно, это хорошо известно. Сейчас я просто решил проверить.

Так вот, это действительно верно для всех браузеров, а в особенности — IE 8 (оный, между прочим, в своей обычной хамской манере вынудил меня править реестр), кроме Google Chrome. Последний выполняет обратный цикл даже чуть медленнее, нежели прямой. Дюже странно сие, а на порядок большее общее время выполнения тестовых скриптов, нежели у остальных браузеров (кроме, конечно, IE), и тем паче.

Погружён в раздумья: грешит ли обратный цикл против семантики?

P. S. Привожу результаты испытаний. На входе кода имелся массив testedArr, заполненный 10 млн случайных чисел. В цикле производилось одно и то же действие: testedArr[j]+=1;; различался только способ организации цикла. После цикла выводилось прошедшее время в миллисекундах. Данные пяти последовательных испытаний усреднялись и округлялись.

Средняя продолжительность выполнения тестового цикла, мс
Firefox 2.0Internet Explorer 8Opera 9.64Google Chrome 5.0.375Firefox 3.6.3Opera 10.53Safari 4.0.5
for(var j=testedArr.length; j--;){…}20 03110 55072404881620420362
var j=testedArr.length; while(j--){…}20 04410 703720049636184729368
for(var j=testedArr.length; j; j--){…}22 02811 62584414961633414339
for(var j=0, len=testedArr.length; j<len; j++){…}24 37513 16694814864664420358
for(var j=0; j<testedArr.length; j++){…}25 81215 22510 6504959670519372

Выводы:

  1. Принимая во внимание более чем тридцатикратное превосходство современного «Файерфокса» над вторым, отставание в клонировании и сертификации КГОД для архитектуры «толстого клиента» — это просто ужас какой-то! Ведь актуальная версия КГОД 2 — это вообще Firefox 1.5.

  2. Новая «Опера» почему-то дико не любит while. Для остальных браузеров первые два вариант практически эквивалентны. С точки зрения семантики у обоих есть свои плюсы: while обозначает в явном виде терминальное условие, а for вбирает в себя определение нужной только в цикле переменной-счётчика. С этой точки зрения идеально было бы писать что-то вроде: for(var j=testedArr.length) while(j--){…}.

  3. Разделение декремента и терминального условия приводит к некоторому замедлению во всех браузерах, кроме новой «Оперы» и «Сафари».

  4. Прямой цикл во всех браузерах оптимизируется выносом длины массива в переменную. Очевидный минус: лишняя переменная.

  5. Однако, если мы всё же вынесем длину массива в переменную, обратный цикл окажется быстрее прямого только в IE и Firefox (да ещё в старой «Опере»). В остальных браузерах выгода разве что в отсутствии лишней переменной.

Я не стал испытывать напрашивающийся и изящный с виду for(var j in testedArr){…}, ибо его производительность падает с увеличением размера массива экспоненциально, а при десяти миллионах элементов многократно проигрывает всем другим вариантам.

Torbasow

«Ехали медведи На велосипеде»

В кои-то веки Медведев говорит правильные вещи:

Кататься, кататься и кататься!«Мне очень понравилось, как в одной из европейских стран ресторан, в котором мы сидели, посетил премьер-министр, но он не ко мне приехал, он просто приехал пообедать на велосипеде. Это меня как-то вдохновило.

Считаю, что вообще здесь очень важно, чтобы был личный пример. У нас пока с этим плохо по разным причинам. Наверное, прежде всего потому, что отсутствует культура движения, и наши велосипедисты иногда просто боятся ездить по нашим улицам, потому что не только велосипедных дорожек нет, но и у автомобилистов к ним соответствующее отношение.

Они считают, что это даже не братья наши меньшие, а вообще лица, которые непонятно зачем вылезли на дорогу. Поэтому здесь есть о чём поговорить, и есть необходимость брать пример с наших европейских партнёров хотя бы потому, что это просто здоровый образ жизни.

Я бы очень хотел, чтобы по улицам родного мне Санкт-Петербурга, как и по улицам других российских городов, ездило как можно больше велосипедистов. Надеюсь, что когда-нибудь и у нас для руководства страны этот транспорт станет доступным».

Медведик — на велосипедик!

К сожалению, сложно надеяться, что Медведев не безответственная балаболка, а помнит принцип «пацан сказал — пацан сделал». Скорее всего, он тоже боится автомобилистов. Бедный кремлёвский мечтатель!

P. S. Прилагаемый дем — мой, картинка с «Пиксива».

Torbasow

«Девочка-волшебница Претти-Самми», «Король обезьян: новые приключения»

Претти-Самми и Рё-Оки«Девочка-волшебница Претти-Самми» — это спинофф во вселенной «Тэнти лишний!», и здесь, наконец, этого приземлённого нытика действительно нет (ну, почти нет). Также к лучшему преобразилась вынесенная в центр повествования Сасами (она же Претти-Самми). В исходном сеттинге она была скучной примерной девочкой, здесь же стала постарше, напористей и, прямо скажем, сексуальней. Рё-Оки (не путать с Рёко!) пошло на пользу превращение в говорящего маскота, то есть, попросту говоря, менеджера девочки-волшебницы.

К сожалению, вместе с Тэнти ушла и почти вся дзюрайская атмосфера космической сказки, наподобие «Звёздных войн». Вместо этого имеем школьную комедию, причём решённую в каком-то очень уж гротескно-пародийном ключе. Фансаббер досадливо пишет в комментарии что «мало кто взялся бы за такую анимешку. Уж очень детская». Даже если постараться воздержаться от суровости в оценках, придётся признать, что сериал изрядно выиграл бы, если бы из 26-ти эпизодов оставили только два в начале и пяток в конце. Вся середина заполнена однообразным соперничеством Претти-Самми с её развязной и явно злоупотребляющей гайрайго антагонисткой Пикси-Мисой, оформленным наподобие ярмарочного балагана.

Пикси-МисаБольшинство персонажей весьма милы. Залихватская злодейка Пикси-Миса оказывается альтер эго (это не спойлер, ибо сразу не скрывается) застенчивой подруги главной героини, Мисао Амано, душевная драма коей вполне вызывает сопереживание. Васю Фицджеральд Кобаяси, как обычно, предаётся безумному экспериментаторству и прославляет собственную гениальность (а ещё, что оказалось приятной неожиданностью, выбирается на крышу с гитарой). Михоси Мидзутани и Киёнэ Амаюри, играющие здесь учительниц, сверкают характерами и искрят при дружеских стычках. Неплохи и претендентки на должность королевы Дзюрая. Есть и действитительно смешные моменты.

Но чем дальше от Джурая, тем хуже с сюжетом и характерами. Поистине раздражают родители Сасами, недалёкие оптимисты. Особенно, когда её папаша появляется в униформе «СВАТ», спецслужбы США, наиболее известные стычки коей были с леваками — с «Чёрными пантерами» (9 декабря 1969 г.) и САО (17 мая 1974 г.).

Пикси-Миса и Биф СтэндардЭто всё было про сериал из 26-ти эпизодов. Но практически одновременно вышла трёхсерийная овашка. Впятеро более короткая и, казалось бы, более серьёзная, она, однако, не показалась мне более достойной, хотя поначалу я возлагал на неё надежды. Опять этот тряпичный Тэнчи и бешено соперничающие за него (и этим незаслуженно выставляющие себя полными идиотками) Рёко и Аэка. Изрядно внимания уделено натянутому пародированию Билла Гейтса в лице Бифа Стэндарда. Непонятно за каким чёртом мелькающий в кадре бумеранг, в виде отчётливой пылающей свастики (не просто двойной спирали, а конкретной свастики, сходной с нацистской «до степени смешения», так что я даже не буду рисковать блогом и помещать здесь пруф-скриншот). Да ещё и сюжет не закончен.

Ну, раз уж я вошёл в ругательное русло, то закончу этот обзор китайским мультиком того же 1996 г. «Король обезьян: новые приключения». На фоне их же более старых великолепных «Сунь Укун: Бунт в небесных чертогах» и «Сунь Укун: Царь обезьян побеждает демонов» этот римейк жалок и беспомощен. Графически, сюжетно, идейно.

Весьма характерно, что посрамление и подчинение вольнолюбивого Сунь Укуна, описанные в классическом романе Учэн Эня, без изменений отображены в новом мультфильме, снятом при ревизионистах. Конечно же, в революционном 1965 г. такого быть не могло и «Бунт в небесных чертогах» заканчивался триумфом Великого Мудреца, Равного Небу и его обезьяньего народного ополчения над двором Небесного императора.

Новый мультфильм оказался сериалом, но тут мне повезло: купленный диск обрывается на встрече Сунь Укуна с Сюаньцзаном, так что дальше мне страдать не пришлось.

Torbasow

«Я стану ангелом!», «Адзуманга „Дайо“», «Чудо звёздного неба»

Юсукэ и Ноэль«Я стану ангелом!» соединяет элементы, предназначенные, как будто для совершенно разных возрастных или мировоззренческих таргет-групп. Начинается всё, как этти-комедия: на главного героя рушится гиперактивная идиотка (что называется — гэнки), влекущая за собой табор сверхъестественных родственников с тягой к честному труду и без малейшего представления о частной собственности.

Не успел я порадоваться приятному глазу и полезному душе соединению эротики, юмора и марксистской пропаганды, как стало ясно, что персонажи если и представляют коммунизм, то первобытный. Типа, такие особи, не испорченные цивилизацией, не разобравшиеся с буржуазными тараканами в своих головах, но лишь, в отличие от добропорядочных обывателей, не освоившиеся с ними. Беспредельно наивные и доверчивые, сталкиваясь с необходимостью рефлексии, они впадают в панику. В общем, образы всё же полезные в порядке критики буржуазного общества, но никакой внятной альтернативы не предлагающие. Не вписанные пока в одномерное общество дети.

И это подчёркивается почти невыносимо аляповатой эстетикой, как будто пародией на мир игрушек для самых маленьких. Весь этот детский антураж, на мой взгляд, совершенно не совмещается ни с треугольником Ноэль — Юсукэ Камосита — Нацуми Судзухара, ни с романом страдающего аллергией вампира с девушкой-кошкой («Что??? Да в каком месте я кошка?» — кокетливо и вопреки очевидности восклицает она), ни, тем паче, с яоящими ангелами. Хотя последнее — находка весьма очевидная, и даже с христианским каноном при большом желании совместимая (ибо «сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали [их] себе в жены, какую кто избрал» (Быт.6:2), но такая лафа продолжалась недолго, а чем им ещё потом развлекаться неисчислимые эоны?).

Наконец, к концу сериала можно с удивлением констатировать, что в него заложена почти серьёзная драма, да неплохая, да не одна! Стоит ли ради них терпеть море дурацких выходок и проходные эпизоды? Право же, не знаю.

Сакаки«Адзуманга „Дайо“» — великолепная иллюстрация того, что люди бывают не просто разными, а хорошими и плохими, но в гармоничной общине это не драматично. В самом деле, представленная нам группа старшеклассниц словно радужный спектр — от ангела без крыльев Сакаки и лоли-вундеркиндки Тиё-тян через суровую умницу Ёми и хулиганку Кагуру до Томо, совершенно вздорного и аморального существа. Под стать последней и училка английского, Юкари, паразитирующая на своей коллеге, такой же неудачнице, однако добродушной физкультурнице Нямо.

Однако, выходки Томо особого ущерба не приносят, зато своей энергией, неуёмной и бестолковой, она скрепляет и вдохновляет компанию. Именно она в конце сериала, благодаря своей нескромности и эпатажности, поднимает зал в овации — именно тогда, когда это действительно требовалось. А Юкари, при всём своём цинизме и эгоизме, неумении и нежелании наладить связь с ученицами, искренне привязана к ним, да и её подруге действительно требуется компания, пусть и столь бесцеремонная.

Я ещё не упомянул ужасающего эротомана Кимуру-сэнсея и проходящую вне всяких категорий Осаку (кто помнит её настоящее имя?), бесспорно культового персонажа, с парадоксальной логикой и кладбищенским юмором. Приз моих симпатий, однако, безусловно достаётся Сакаки (имя её означает «священное дерево», то есть клейера японская из семейства чайных) с её безответной любовью к кошкам, от которой она трагикомично страдает на протяжении большей части сериала и целых эпизодов. Мрачно-потрясённое «…Всем скопом!» решительно вошло в мой лексикон. Да и с людьми у этой сильной, но сентиментальной и меланхоличной, особы, похоже будут проблемы. Заранее сочувствую и сожалею, что у Сакаки не сложилось (и, видимо, не могло) с по уши влюблённой Каори.

За что я просто вынужден скинуть балл у этого великолепного сериала, так это за простенькую графику. Может быть, я и не сделал бы этого (в конце концов, «Лаки☆стару» графика именно что не мешала), если бы не посмотрел «Адзуманга „Дайо“ — Очень короткий фильм», короткометражку, выпущенную в качестве анонса за три с половиной месяца до сериала. Не сказать, что там графика была на грани фантастики, но для такой душевной вещи этого более чем достаточно. Даже страшненькая, по чести, Осака смотрелась в этой шестиминутке красавицей. Увы, многоуважаемая студия «Джей Си Стафф» сэкономила на остальном (и всё же многие кадры настолько глубокомысленны, что я даже не знаю, каким сопроводить этот обзор, так что, пожалуй, вынесу их в отдельный пост, а здесь ограничусь собранной в «Фотошопе» красавицей Сакаки-сан — кликабельно). Оставалось надеяться на продолжение, а поскольку сюжет сериала полностью завершён (героини проучились три года и закончили школу), логично было бы ждать мувика с тщательной рисовкой. К сожалению, всё, что мы получили — это четырёхминутка «Адзуманга Уэб „Дайо“», весёлая, но с соответствующим слову «Уэб» качеством графики. Правда, вот, в прошлом году манга дополнилась тремя главами — может доснимут?

«Чудо звёздного неба» начинается вполне перспективно — девочка, увлекающаяся астрономией, едет на велосипеде в горы. Там она начинает довольно нетактично приставать к мальчику, не снимающему герметичного костюма. Ввиду менее чем часовой продолжительности фильма, тут подходит время и для развязки, которая, на мой вкус, оказалась сумбурной, невнятной и скучной, хотя и с претензией на трогательность. В общем, не впечатлило. Видимо, творения «Ко-Микс Уэйв Инк.» не по мне; слишком замысловаты и претенциозны.