Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Torbasow

Тарасов говорит языками человеческими и ангельскими

Вижу: достойные личности обсуждают статью Александра Тарасова «Пусечки и левенькие: любовь зла». Кое-кто зовёт меня высказаться. Я выскажусь,— но о Тарасове, а не о статье; статью я не читал дальше второго предложения — «Сами пусечки мне малоинтересны»,— напрасно простив пошлейший заголовок. Мне-то, ловцу человеков, Тарасов интересен, и особенно интересно, что с ним не так,— а что с ним что-то не так, несмотря на всю его занимательность, и это не просто высокомерие гуру российской левой, было ясно давно и многим.

Впрочем, нет. О Тарасове я тоже сейчас не выскажусь. Я просто дам слово тому, кто это сделал за меня,— антифилософскому теоретику универсальности:

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви,— то я ничто. И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор.13:1-3).

Убей себя об стену, Тарасов, бездушные тексты ты стал писать, а значит — не политические.

Torbasow

Роль языка в гендерном и классовом неравенстве

«Выяснилось, что в среднем государства с различением рода у существительных находятся в самом низу шкалы равенства мужчин и женщин. Перед ними идут языки без различения рода вообще. На последнем месте Йемен, чуть выше — Чад и Пакистан. Самые справедливые — Финляндия (хотя финский язык не знает рода даже на уровне местоимений), Исландия и Норвегия (языки этих стран различают род на уровне местоимений)» (Люди, говорящие на языках с различением рода, чаще практикуют сексизм).

Нет посессиву!Всегда подозревал, что Сталин и Хомский неправы, а Сепир и Уорф хотя бы отчасти правы. И ещё, я считаю, что посессив должен быть уничтожен, да и генитив до кучи (для некоторых языков это может оказаться фатальным, да). А ещё такие слова как «мужество» и так свойственные канцеляриту безлично-страдательные обороты (maoist_dog может подтвердить, как безжалостно я их выправляю при редактуре) — эти последние помогают маскировать диалектику бытия, изображая жизненные обстоятельства существующими сами по себе и неизменными, что, несомненно, в интересах эксплуататорских классов. Само собой ничего не «делается» — у всякого действия есть актор, которого можно нужно взять за яйца подвергнуть революционному отрицанию.

Отсюда, кстати, мой интерес к плановым языкам. Не эсперанто, нет, конечно,— это всего-лишь нормализованный романо-германский конструкт — ложбан, ифкуиль и токипона, вот что интересно, при всей их несхожести. Только как модели, к каждому из них есть очень серьёзные претензии,— настоящий же всеобщий язык (или, возможно, группа языков) должен быть будет создан совместными усилиями множества учёных из разных стран и широкой общественности.

Torbasow

Истории любви: «Председатель — мэйду-сама!», «Мёд и клевер», «Ночная буря»

Усуй Такуми и Аюдзава Мисаки«Председатель — мэйду-сама!» прежде всего обращает на себя внимание фигурой очень красивой и энергичной, даже, скажем прямо, агрессивной, главной героини, между прочим, пролетарского элемента, вынужденного работать на должности спорной добропорядочности. На Заокраинном Западе, обогнавшем нас в брежневскую застойную пору в гендерных дискурсах, спорят: является ли сериал сей мачистским, смакуя образы девушек, играющих роль прислуги, или же феминистским, ибо мэйду-сама Аюдзава Мисаки — пробивная феминистка.

Склоняюсь ко второй точке зрения, ибо содержательный контраст, например, со сходным по антуражу «Он — мой хозяин» налицо. Но тут всё несколько сложнее: сериал захватывает патриархальный строй, отражающийся в фетиш-роли горничной, в процессе распада. Блистательная мэйду-сама, находясь в принуждённом положении, фактически доминирует над клиентами, посетителями кафе, к собственной растерянности вызывая их восторг — это ведь уже не сурово рыкающие самураи, а типично пригнобленные граждане индустриального общества.

Доминирует она и над Усуем Такуми, пародирующем образ самоуверенного блондинистого красавчика. Роли хозяина ему и не предлагается и не нужно — вместо этого он добросовестно добивается от героини ответных чувств, становясь ей, для начала, верным другом. Вполне человеческий роман, вызывающий не отвращение (как бывает, когда персонажи унижают друг друга или бесчувственны, что частенько встречается в аниме), но сопереживание.

Между прочим, и персонажи второго плана здесь очень человечны (это важно в отношении отрицательных героев) и интересны (я, конечно, понимаю, что трудно затмить юного трансвестита Хёдо Аоя, но, по-моему, Юкимура Сёитива смешнее, а пальму первенства я бы отдал близкой мне по духу очкастой интеллигентской бестии Каге Сидзуко).

Во второй половине сериала есть некоторые моменты, вызывающие неприятные чувства. С одной стороны, в 17-м эпизоде Усуй поступает с Аюдзавой не очень хорошо, хоть и из соображений, которые можно счесть достойными. С другой стороны, в 19-м эпизоде Аюдзава обесценивает самопожертвование Усуя, пусть и из милосердия. На мой взгляд, в обеих ситуациях герои были неправы. Кроме того, демонстрируемые Усуем таланты начинают превосходить всякое разумение и не получают никакого объяснения. А в 21-м эпизоде у него появляется конкурент, крайне раздражающий прожорливостью, наивностью и бестактностью. К счастью, ему остаётся немного времени, дело движется к кульминации. Конец, конечно, немного предсказуем.

Морита Синобу, Хагуми Ханомото, Такэмото Юта, Ямада Аюми«Мёд и клевер» поначалу озадачивает реалистичным, но не очень привлекательным дизайном персонажей. Вскоре становится ясно, что это не вина аниматоров, а сознательный приём: периферийные персонажи очень даже ничего, у стоящего в центре повествования Такэмото Юты странный «лягушачий», искривлённый рот, а главная героиня Хагу вообще ни в какие ворота не лезет, а в часто даваемом деформированном изображении просто страшна.

И тем не менее именно вокруг неё разворачиваются основные страсти. Хагу, будучи студенткой, отстаёт в физическом, да и умственном развитии лет на десять. Нет, увидеть за какими-либо изъянами достоинства и проникнуться любовью — это нормально и хорошо. Только каких-либо достоинств Хагу не демонстрируется. Возможно, она талантливый скульптор. Но это вовсе не очевидно в сериале, хотя и изображающем её постоянно за работой. Поэтому сыр-бор вокруг неё кажется нездоровым, сродни феномену влечения к безобразному, присутствующему в японской культуре (как, наверное, и в любой другой — но не везде он сохраняет позиции сильного фетиша).

В общем, основная линия не радует. Побочные истории куда более любопытны — велосипедный «поиск себя» Юты, любовный треугольник Ямада — Маяма — Харада, обаятельная Тэсигавара Мивако с не менее обаятельным псом, этнографическая поездка в Монголию. Только вот в единую историю они как-то не складываются.

«Ночная буря» — это история о любви представителей разных биологических видов. Да, я не оговорился: именно любви, а не просто дружбы, хотя Мэй и Гав одного пола. Это особо и не скрывается. За отношениями юного полорогого и волка трудно не увидеть сюжета хорошо известной в Японии китайской средневековой повести «И даже камни склонились», о двух бежавших в горы влюблённых студентах.

Гомоэротика — это не плохо; это только не очень интересно для натурала. Но беда фильма не в этом, а в экологической непродуманности. Жертв должно быть гораздо больше, чем хищников. А «гастрономическая» смертность среди них должна быть не эпизодической трагедией, а постоянной бедой. Ну и хищнику всё равно нужно мясо. Пусть Гав и держится на мышах, но мыши-то, похоже, в рамках фильма также разумны. Мэй корчит козью рожу, что его приятель приходит в крови, но дело-то куда серьёзнее.

Ну и графика не сильно радует. Разве что иногда забавна мимика волка. А так персонажи порядком уступают окружающим пейзажам.

Torbasow

Девять причин, почему я не эмигрирую в Японию

  1. Не приглашают.

    Если кто не в курсе, это — мем, происходящий от одной из поездок в электричке по Московской железной дороге. Тогда я слегка задремал, а проснулся от возгласа проходившего мимо и резко остановившегося передо мной старичка: «Па-ачиму не в Израиле?!». Баки я, что ли, тогда не сбрил… Словом, я машинально ответствовал: «Не приглашают!». Моим спутникам фраза запомнилась.

  2. Не знаю японского языка. А английский, коий я не знаю в меньшей степени, они там, как я понял, все старательно учат, но тоже не знают.

    К слову, гуглоперевод для японского языка работает пока что как-то уж очень из рук вон плохо. В сравнении с другими, включая даже китайский (хотя там мне не хватает поддержки кантонского диалекта и древнекитайского).

  3. Покуда не разобрался в японском маоизме.

    Хотя с радостным удивлением обнаружил, что он там есть (об этом как-нибудь отдельно). Японские маоисты какие-то подозрительно замкнутые и ни на каких языках, кроме своего, не изъясняются. Не могу исключить, что при ближнем знакомстве они по чудаковатости дадут фору нашей РМП и мировому сендеризму вместе взятым.

  4. Там землетрясения и цунами.

    Вообще селится в таком месте кажется опрометчивым. На такое, по-моему, были способны только забитые протокорейцы. Кто же сейчас, почитав Сакё Комацу, на такое решится в здравом уме?

  5. Там странная кухня. Много риса и не слишком соблазнительные морепродукты, некоторые из коих, к тому же, вообще способны толком усваивать только сами японцы.

    В аниме, кстати, просто-таки фетишистский культ еды, совершенно, на мой взгляд, не оправданный. Они едят помногу и при всякой возможности, а без такой возможности через пять минут начинают издавать желудочное урчание и его обсуждать. Дорвавшись до риса, они поглощают его, бешено орудуя палочками — не так ловко, как у нас принято верить, поскольку потом им приходится снимать рисины с лиц друг у друга. С восторгом и горящими глазами описываемые блюда зачастую оказываются на поверку банальной лапшой, похлёбкой из водорослей или жареным соевым творогом.

  6. Там жестокая эксплуатация трудящихся. Патриархальная иерархия, жёсткая дисциплина, длинная рабочая неделя… Бррр! Ну и зачем такой ценой зарабатывать? Чтобы спятить? Спасибо, я с этим как-нибудь и здесь управлюсь.

  7. Японская культура, при всей моей к ней симпатии, несёт явный отпечаток ненавистного декаданса. Панцу — это декаданс, как ни крути.

  8. Японские девушки обычно не больше похожи на героинь аниме, чем европейки.

    К тому же в постели они себя ведут, судя по совершенно невыносимому японскому порно, совершенно жутким образом. Безвольно раскинувшись, они корчат такие гримасы, как будто у них на глазах бомбят Хиросиму, а издаваемые ими жалостные звуки как бы говорят, что жестоко расчленить их будет более милосердно.

    Надеюсь, это такой штамп, не господствующий над реальными японками, но реноме им такие фильмы создают весьма дурное.

  9. Общество там всё ещё весьма патриархально, вплоть до сохранения разных гендерных диалектов.

    Несмотря на обилие образов боевитых и самостоятельных девушек, женщина понимается как домохозяйка. Помню, как пасовали сильные натуры Рёко и Аэка перед Цунами только потому, что та в своём кимоно смотрелась как светоч традиций. А буквально вчера наблюдал, как Великая Жрица Миз Мишталь уходит в отставку только потому, что выходит замуж, и это всеми воспринимается даже не как выбор, а как нечто само собой разумеющееся.

    Это всё, конечно, аниме, но для духовной атмосферы показательно, и примеров таких можно вспомнить ещё тьму. Меня это коробит.

Torbasow

Контраст девушек (Dragon Age: Origins)

Выбор спутницы жизни в «Эпохе Дракона: Начало» так же не очевиден, как многие другие решения. Лелиана ангелочек ангелочком, даром что разбойница по классу и бисексуалка, а ведьма даже при 100-балльном отношении отказывается учить оборотничеству (видимо, до завершения персонального квеста, а на Флемет я пока не горазд идти), но…

Но вот я спасаю в лесу Бресилиан раненого эльфа. Лелька разражается восторженной религиозной лабудой, так что Морриган не выдерживает и холодно напоминает, что благодарить следует не какого-то гипотетического Создателя, а Серого стража (меня). Очень уместное замечание.

Вдобавок Лелиана настырно требует выбрать между ними (Морриган — если её отвергнуть, а затем помириться, подарив квестовое зеркальце — ничего не требует). А будучи отвергнута, принимает это без наблюдаемого огорчения и раздражающе искренне радуется за нас с Морриган.

Кстати, что касается обучения, Лелька меня тоже обломала, несмотря на 100-балльное отношение и полную романтическую раскрутку. Она не то, что отказывается учить бардовскому ремеслу (я подумывал выдать эту специализацию Зеврану), но в её диалогах так и не появилось соответствующей опции. Кажется, это самый забагованный персонаж игры.

Вообще, это, пожалуй, один из серьёзных недостатков игры, что ряд вполне тривиальных реплик и разговоров неадекватно наделены критическое значение. Пропустил — и всё, другой возможности закрутить роман с Лелианой или смягчить характер Морриган (оказывается, это можно сделать при дарении зеркальца) не выдастся.

Torbasow

«Детское время: 2-й семестр», «Королева секс-демонов», «Любимец принцесс!»

Возможно, последняя на ближайшее время порция обзоров аниме. Здесь я представляю продолжение великолепной и трогательной анимешной версии «Лолиты», хентайное недоразумение и махровый образчик правой пропаганды.

Collapse )
Torbasow

Дажедра как секс-символ

Мощная это штука — длительная сексуальная депривация. Начал смотреть «Slayers: Evolution-R» и не могу сосредоточиться на сюжете. Взгляд всё время соскальзывает на фигурку Лины Инверс, даром, что она, единственная из известных мне махо-сёдзё, носит не мини-юбку, а довольно скромный костюмчик.

Лина Инверс

P. S. На самом деле, в настоящий момент я не смотрю аниме. В настоящий момент я сижу, глотая слёзы от очередной незаслуженной обиды, и читаю попеременно программерский ресурс Хабрахабр и англоязычные маоистские новости в рамках подготовки новостного выпуска за август.

Torbasow

«Секрет Харуки Ногидзаки»

Манга и аниме удивительны, не думаешь?«Секрет Харуки Ногидзаки», несмотря на внешние признаки любовной драмы, таковой не является. С одной стороны, Харука — слишком однозначное сокровище: красивая, талантливая, робкая (вполне в шаблонном японском вкусе) старшая наследница безумно богатой семьи. С другой стороны, по причине наличия вынесенного в заглавие секрета она быстро и намертво привязывается к способному разделить её увлечение Аясэ Юто. Наконец, соперницы (вносящие в сериал также оттенок гаремника) не проявляют особого рвения и без вопросов уходят в сторону. Автору пришлось из кожи вон лезть, чтобы соорудить хоть какую-то интригу для пары критических точек. Отсутствие серьёзного конфликта оправдывается благоразумной краткостью сериала (12 эпизодов).

KanikosenШкольная повседневность — разумеется, есть. Но, вообще, это скорее некий «метасериал», надстроенный над всей анимешной субкультурой. Главная героиня, одетая как Огненноглазая Сяна, изображающая Докуро-тян горничная (двойной косплей!), мелькнувшая в кадре яойная манга,— собственно, этими штрихами исчерпывается действо. Получилась чуток затянутая и чересчур карамельная, но вполне адекватная анимешная иллюстрация анимешного мира.

Между прочим, относительно «секрета» всё не так просто. Увлечение аниме, как замечают рецензенты, с большим успехом могло бы быть названо не «секретом Харуки Ногидзаки», а «секретом Полишинеля». Между тем, у отца Харуки связи с Моссадом (очень уж старательно афишируемые). Сама Харука бегло болтает по-русски, а в библиотечном формуляре у неё — «Краболовный сейнер» замученного полицией в 1933 г. писателя-коммуниста Кобаяси Токидзи. Правда, этот левацкий роман стал в прошлом году, на волне кризиса, японским бестселлером и по нему была даже выпущена манга (её называют «марксистской идеологией в легкоусвояемом формате манги», так что, конечно, это хотелось бы заполучить), но всё равно чем занимается эта подозрительная семейка Ногидзаки — большой интригующий секрет.

Torbasow

Бортнег жжот про марксистский секс

«Постольку я уже в политике давно, то не мог не заметить, что значительной части молодых левых активистов как бы так выразиться… нехорошо с личной жизнью. <…> Основная причина маргинальности и сексуальных проблем „левых“ одна — это низкий собственный теоретический уровень. Как бы пародоксально это ни казалось, но есть непосредственная связь между глубоким изучением марксизма и успехами на сексуальном фронте» (тут).
Torbasow

Неправда! Я всегда был маньяком и останусь им!

Вот ваш результат: преобладающий любовный стиль — Агапе
В некотором роде противоположность типу людус. Это альтруистическая, дающая любовь. Такие влюбленные думают не о самих себе, а о партнерах, и о том, что они могут для них сделать. В отношениях этого типа больше духовности, чем физической близости. Они построены на бескорыстной самоотдаче («Любимый, все тебе отдам! Будь счастлив, даже если не со мной!»). Агапе полна жертвенности и самоотречения, построена на снисхождении и прощении. Это любовь не ради себя, а ради другого. У древних греков агапе считалась не только любовным чувством, но и идеалом гуманной любви к ближнему, предвосхищением альтруистической христианской любви. В любви мужчин и женщин есть сходства и различия. В любви типа эрос и агапе мужчины и женщины не отличаются между собой. Однако мужчины чаще склонны к людус, а женщины предпочитают отношения типа сторге или прагма. Исследователи также обнаружили, что в реальной жизни отношения более прочные и длительные тогда, когда у партнеров один и тот же стиль любви. Кроме того, более прочными и длительными бывают отношения типа эрос (страстная любовь), а менее прочными — людус (любовь-игра). Большое спасибо за интерес к этому тесту!
Пройти тест