Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Torbasow

Был ли социализм в СССР

Недавно в интернет-дискуссиях снова всплыл этот неизбывный вопрос. И вот что я подумал.

Это, конечно же, спор о терминах. Но это не означает, что он лишён теоретического значения.

Просто спорящие об этом сплошь и рядом «ставят телегу впереди лошади». Что это значит? Этот вопрос неразрешим сам по себе. «Сам по себе» выбор системы терминов произволен, правильность его невозможно не только доказать, но даже толком обосновать.

Давайте разберём на примере, откуда берётся та система, которую использую я:

  1. 1917 г.— середина 1930-х — переходный период, капитализм под диктатурой пролетариата;
  2. середина 1930-х — 1950-е (вероятно, за исключением военных лет 1940—1945 и, возможно, послевоенного восстановления) — социализм, также с диктатурой пролетариата;
  3. 1960-е — 1980-е — государственный капитализм, диктатура новой буржуазии.

Ладно, теперь посмотрим пристальнее на понятие переходного периода. Что это такое? Является ли социализм переходным периодом или он предшествует социализму? Нельзя ли обозначить все три вышеуказанных периодов как переходные? Можно! Несомненно, период, когда власть уже перешла в руки пролетариата, но для социализма ещё недостаточно условий (страна бедна, неразвита, экономика аграрная и рассеяна между мелкими хозяйствами, наконец, подвергается военной интервенции — всё это не обязательно, но вполне вероятно, а зачастую и неизбежно бывает после революции) — это переходный период. Но и социализм, конечно, по самой своей сути, не что иное как переход к полному коммунизму. Более, того, хрущёвско-брежневский период, как его ни называй, тоже своего рода переход — к обычному капитализму, его ползучая подготовка. Я даже мог бы называть его социализмом — памятуя о махровом ревизионизме стоявших у власти. И наоборот — я мог бы называть сталинский период переходным, если бы счёл, что накопленные достижения было недостаточны для социализма (а тут вопрос тонкий — можно посчитать так, а можно иначе). Почему я этого не делаю?

Потому что выбор терминологии не определяется случаем или любезностью, напротив — он есть требование полемики и основывается на занимаемой в ней позиции.

Я полагаю, что в полемике между Сталиным и Троцким о коммунистической стратегии прав был Сталин (именно в этом — Троцкий мог быть тысячи раз прав, обличая практические косяки сталинистов или их позиции по частным вопросам). Поэтому я считаю достижения десятилетия после Троцкого качественно значимыми — и требующими особого термина. «Социализм» подходит, он определён достаточно свободно. Не подошёл бы — я использовал бы другой термин; но важность отделения более высокой стадии 1950-го по сравнению с 1925-м никуда не делась бы.

Подобно этому я полагаю, что в советско-китайской полемике 1956—1964 гг. фундаментально правы были китайцы. Отсюда следует признание ревизионистского переворота в Советском Союзе 1950-х и необходимость качественно отличать последующий период, как стадию деградации, от предшествующего. Поэтому я принимаю термин «государственный капитализм», сохраняя способность найти общий язык со всеми, кто признаёт сам процесс буржуазного перерождения на протяжении этого периода — от клиффистов до левых брежневистов.

Подытоживая: термины не произвольны, но они вторичны, за их обсуждениями часто скрываются (и заходят в тупик) действительно сущностные разногласия.

Torbasow

МЛМ, краткий курс. Часть 20, «Ранняя жизнь Сталина и его революционная деятельность до революции…»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Ранняя жизнь Сталина и его революционная деятельность до революции 1917 года

В первые годы после Октябрьской революции Ленин непосредственно руководил всеми делами государства и партии. В августе 1918 года эсерка совершила на его жизнь покушение, оставившее в теле две пули. Ленин был ослаблен этим, но продолжал следовать своему жёсткому графику работы, оставлявшему только три-четыре часа на сон. Переутомление вскоре начало оказывать серьёзное влияние на его здоровье, в частности, на его мозг. С конца 1921-го он начал испытывать сильные головные боли и приступы головокружения, что повлияло на его работу. В мае 1922-го его поразил паралитический удар, затронувший правую руку и ногу, а также лишивший его дара речи. С этого времени и до самой смерти, несмотря на многочисленные усилия Ленина восстановиться и вернуться к работе, он не мог играть какой-либо активной роли. Незадолго до инсульта Ленина, в апреле 1922 года, ЦК избрал Сталина генеральным секретарём. Сталин взял на себя руководство партией во время болезни Ленина и продолжил ею руководить после его смерти 21 января 1924 г.

Collapse )
Torbasow

КГС — худшее из сталинизма плюс антисталинизм

Украинский кризис высветил в российской левой проблему с… Нет, не с социал-шовинизмом, с этим безобразным явлением мы, марксисты-ленинцы, имели достаточно времени и возможности размежеваться во время войн на Кавказе, с занятых тогда позиций не сходим, так что теперь только самые бессовестные оппоненты, ищущие предлог уклониться от дискуссии, рискуют предъявлять нам такие обвинения. Проблема с методологией, оказавшаяся тяжелее всякого уклона.

То есть со стороны тех же социал-шовинистов мы уже привыкли видеть густой идеализм в подходах, и в этом нет ничего удивительного. Неприятным открытием оказалась приверженность к мистификациям у групп, претендующих на левый интернационализм. Я уже писал о странном поведении одного из представителей «Красной гвардии Спартака», фактически признавшего допустимость использования выдумок и наветов, лишь бы против Сталина.

Любопытно, в этой связи, что совсем недавно, ещё прошлой зимой, за полгода до разнузданных нападок на Сталина, те же люди открыто позиционировали себя как… сталинисты:
Молотов и Сталин Воронова и Сталин

Резкая перемена идеологической позиции никак не объяснена. И теперь уже приходит на ум, что первоначальные показные симпатии к Сталину могли быть всего лишь пропагандистским трюком. Вместо откровенности и прямой полемики мы наблюдаем только закулисные манипуляции. Да ведь подобная идеологичность ставилась всегда сталинизму в вину и — нужно признать — отчасти даже справедливо. Взяв из сталинизма наихудшее, «спартаковцы» принялись выдавать себя за троцкистов. Но я бы посоветовал настоящим троцкистам не покупаться и на эту марку. Потому что невооружённым глазом видно, что эта позиция лежит далеко за пределами ленинизма, где-то в стороне рэтекоммунистов с их «борьба с фашизмом должна начинаться с борьбы против большевизма» (О. Рюле). Впрочем, я не дам голову на отсечение за утверждение, что этот проект искренне стоит хотя бы и на такой позиции. С такими манёврами уже всего можно ожидать.

Сейчас та же группа, КГС, ведёт такую же иллюзорную информационную политику под благовидным предлогом «лишь бы против „своего“ империализма». Ребята, вообще-то демонстрация разрыва со «своим» империализмом — это не какая-то индульгенция или чудодейственное средство, она не заменяет логики и анализа, не превращает кривду в правду, как и наоборот — если какие-то факты на руку российскому или какому бы то ни было империализму, они от этого не перестают быть. Об этом я хотел бы напомнить всяким троцкистам и тем, кто ещё претендует на марксизм-ленинизм. Потому что КГС недвусмысленно слил дискуссию (если не очевидно, моя последняя реплика так последней и осталась, а в паблике «Леворадикальные новости» продолжают потоком публиковать не доказанные вбросы и игнорировать неудобные (то есть практически любые) вопросы):
Слив КГС

Как говорится, да послужит их опыт отрицательным примером. Потому что сплошь и рядом же вижу. То старый товарищ из сопредельной страны рисует сепаратистов ЮВУ, опираясь исключительно на публикации в украинской националистической прессе, то товарищ по партии тащит и перепечатывает всякий праволиберальный вброс вплоть до явно фейкового, то другой товарищ слишком торопится использовать, наоборот, против киевского режима публикации в российской прессе, хотя как журналист должен бы знать, как там любят смещать акценты.

Гм, да, пожалуй, выражение выбрано правильно: в российской прессе сейчас «смещают акценты», в то время как в украинской вообще как будто ничего не стесняются, лента «Ньюсру» порой напоминает какие-то босховские фантазии. Понятно, что полагаться нельзя ни на тех, ни на других. Читать, сличать, анализировать. Содержательно обсуждать. (А если кто-то хочет просто сказать гадость — сделайте милость, проходите мимо, пожалейте своё и моё время. Я снова предупреждаю: режим пустой перебранки не поддерживаю.)

UPD от 21 октября 2014 г.: и ещё один эпический слив (на моей последней реплике внизу дискуссия пресеклась) от тех же персонажей.
Слив Молотова

Torbasow

Водченко против Старикова и оба против истории

Роман Водченко громит Николая Старикова. И, наверное, за дело — судя по статье, тот пишет банальную пургу, скорее всего даже не заслуживающую столь эмоционального, детального и длинного разбора. Фтопку его.

Вот только, когда речь заходит о Сталине (эту фразу уже можно в мем выносить), Водченко демонстрирует ту же нечистоплотность в источниках, что и Стариков. Видать, гнать за Сталина — это никуда не годится, а гнать против Сталина, раз он такой мерзкий тиран, очень даже хорошо — те же самые двойные стандарты, которым Водченко удивляется у неприкрытого националиста Старикова. Ну, конкретнее:

«В других сюжетах Стариков также выпячивает роль и способности Сталина. Пытаясь доказать, что Сталин был для Ленина хорошей и верной „рабочей лошадкой“, которую можно было отправить „на самые сложные участки“, он приводит в пример оборону Царицына. ‹…› И ни слова о том, что Сталин участвовал лишь в двух из пяти оборонах Царицына, да так — не выполняя приказы начальства, задерживая отправление хлеба, расстреливая военспецов,— что был отозван с фронта и получил порцию критики от Ленина».

Это правда? А вот не знаю — может, Сталин и впрямь накосячил, мало ли — потому и полез проверить по сноске, увидев там следующее (линки добавлены мной): «Антонов-Овсеенко А. В. Портрет тирана. М., 1994. С. 15—21; Козлов А. И. Царицынский «опыт» // Историки отвечают на вопросы. Вып. 2. М., 1990. С. 248, 250—251». Э, гм.

Ну, первую-то ссылку точно следовало бы постесняться приводить как будто бы надёжное «доказательство». Потому что это не историческое исследование вообще,— а пропагандистская публицистика. Антонов-Овсеенко ненавидит Сталина и ненависть к этому «бандиту и хулигану», а по словам цитируемой им парижской газеты, «этому волосатому ингушу» изливает в памфлет. Его «принципиальную позицию в отношении Сталина» оценил, между прочим, Путин, почему — как полагал сам Антонов-Овсеенко — и привлёк его к кампании против Ходорковского.

Второй источник более фундирован. Но давайте посмотрим, насколько он действительно подтверждает изложение Водченко.

  • «…Сталин участвовал лишь в двух из пяти оборонах Царицына» (Водченко) — ну да, но что это должно доказывать? Это были пустяковые обороны? Или остальное время он баклуши бил? К чему это вообще сказано? Ясно, чтобы просто бросить тень — дело, не дело…

  • «…Да так — не выполняя приказы начальства» (Водченко) ← «И Сталин вместе с комиссаром СКВО К. Я. Зединым и Ворошиловым… отменил распоряжения военрука Снесарева и вопреки его плану 16 июля развернул операции на гашунском участке фронта» (Козлов). Было ли это решение ошибочным (а операции оказались неудачными), это вопрос специальный, тут мы рассматриваем вопрос субординации. А в этом отношении далее тот же Козлов указывает, что после этого Высший военный совет республики отозвал Снесарева в Москву, то есть у высшего руководства к Сталину претензий насчёт невыполнения приказов не нашлось. А вот у Водченко они теперь есть. Ну, конечно, кому же ещё решать такие вопросы?

  • «…Задерживая отправление хлеба…» (Водченко) ← ? Я не нашёл, откуда Водченко это взял. Козлов приводит на этот счёт только телеграмму Сталина от 7 июля, где тот, только прибыв в Царицын, обещает Ленину: «Можете быть уверены, что не пощадим никого, ни себя, ни других, а хлеб всё же дадим». Что-то подобное пишет Антонов-Овсеенко, но про рыбу и без источников: «А как с продовольствием? Сталин действует привычными методами: взял под свое начало Волжское пароходство, захватил 2 судна с рыбой (2 млн пудов), но на Север не спешил отправлять». Не знаю, что там было с этой рыбой, и разбирать не буду: там, где рыба превращается в хлеб, а обещания отправить оный — в задерживание отправления,— скользкая почва недокументированной мифологии.

  • «…Расстреливая военспецов…» (Водченко) ← всю эту историю Козлов излагает очень кратко и со ссылкой только на книгу В. Н. Шапошника 1980 года «Северо-Кавказский военный округ в 1918 году», которую мне найти не удалось. Но Водченко так пишет, будто вообще расстреливать военспецов недопустимо, будто это само собой разумеется. Так ли это, я к этому вопросу вернусь чуть ниже.

  • «…Что был отозван с фронта…» (Водченко) ← «В итоге Сталин был отозван с Южного фронта…» (Козлов). Его наказали и понизили за плохое руководство, так, кажется? А на самом деле Сталин был повышен — 8 октября 1918 года Совнарком включил его в Революционный военный совет РСФСР, и он оставался на этой должности и после Ⅷ съезда партии. Через десять дней Сталин телеграфирует Ленину о разгроме красновских войск под Царицыном, и после этого, разумеется, его отзывают в Москву, куда он на следующий день и выезжает. Никаких указаний, что Сталина отозвали за расстрел военспецов или ещё какие-то промашки.

    Следующее наступление белых на Царицын произошло только два с лишним месяца спустя, когда Сталин был уже командирован на Восточный фронт. После занятия Перми колчаковцами ЦК РКП(б) направил в 3-ю армию для инспекции Сталина и Дзержинского — какое красноречивое свидетельство недоверия, не правда ли?

  • «…И получил порцию критики от Ленина» (Водченко) ← «В выступлении на съезде вечером 21 марта Ленин… осудил Сталина за расстрелы в Царицыне и за утверждение, будто „политика ЦК не проводится в военном ведомстве“» (Козлов).

    А вот что сказал по этому поводу Ленин на самом деле: «Когда здесь выступал товарищ Голощёкин, он сказал: политика ЦК не
 проводится военным ведомством. …Это сумасшедшее обвинение».

    А, что? Как, разве вы не знали, что настоящая фамилия Сталина — Голощёкин? Всё правильно: до революции был в ссылке в Туруханском крае, в 1939-м репрессирован… Хм, да.

    Сразу же дальше Ленин переходит к «осуждению» Сталина:

    «У нас бывали разногласия, ошибки,— никто этого не отрицает. Когда
 Сталин расстреливал в Царицыне, я думал, что это ошибка, думал, что
 расстреливают неправильно, и те документы, которые цитировал товарищ
 Ворошилов,— они показывают, какая масса героизма в 10-й армии и,
 в частности, в поведении товарища Ворошилова,— нашу ошибку раскрыли. Моя ошибка раскрылась, а я ведь телеграфировал: будьте осторожны. Я делал ошибку. На то мы все люди. Конечно, было бы лучше, если бы расстреляли Краснова, когда Дыбенко подписывал мирный
 договор в Смольном. Это была, конечно, ошибка. Заслуга царицынцев,
 что они открыли этот заговор Алексеева. Были разногласия у Сталина
 со мной. Сталин доказал, и никто не станет из этого выводить, что
 политика ЦК не проводится в военном ведомстве» (Ⅷ съезд РКП(б)
. Стенограмма заседаний военной секции съезда 20 и 21 марта
 1919 года и закрытого заседания съезда 21 марта 1919 года
. Заседание съезда 21 марта, вечернее. // Известия ЦК КПСС, 1989, № 11, с. 168).

    Какое-то странное осуждение, не находите?

    Может быть, стоит напомнить случай с Красновым. В примечании в указанном источнике сказано: «Он был доставлен в Смольный. Давши честное
 слово, что не будет бороться против революции, был отпущен. Бежал на Дон, где в мае 1918 г. был избран атаманом Донского казачества и возглавил белоказачью армию» (выделение моё). Сталин в Царицыне действовал иначе: «Заподозренные в организации
 заговора, 10 августа 1918 г. по распоряжению И. В. Сталина А. Л. Носович и А. Н. Ковалевский были арестованы, но затем освобождены по указанию Л. Д. Троцкого и привлечены
 к работе в штабе Южного фронта. Осенью 1918 г. А. Л. Носович бежал к белогвардейцам,
 а А. Н. Ковалевский расстрелян» (из того же источника; опять же выделение моё); повоевав ещё два года против красных, Носович свалил во Францию. …Тут следует также обратить внимание на последовательность: не то, что Носович вынужден был бежать злобным Сталиным, арестовавшим Ковалевского,— наоборот, это после его предательства чекисты арестовали Ковалевского.

В общем, что я хочу сказать? То же, что и всегда на этот счёт: критика Сталина нам очень нужна (гораздо нужнее, чем какого-то Старикова),— но такая огульная и недобросовестная критика ничем не лучше некритичной апологетики. Одна школа фальсификаций громоздится на другую, школы фальсификаций сражаются друг с другом, аж пыль столбом, а подлинная история от этого, разумеется, отнюдь не проясняется. Более того, вообще закрепляется мифологизаторский подход к истории. Это печально и неудобно.

Torbasow

Сталин и Троцкий — кто вреднее?

Чёрный и серый котэВот странно получается. Сталин, по Троцкому, «самая выдающаяся посредственность нашей партии», Троцкий, по Сталину,— «враг, но он способный человек». При этом среди сталинистов мода видеть везде происки троцкистов прошла в тех же 1930-х, и ныне является уделом и признаком фриков (иногда гадаю, а не обидно ли это товарищам троцкистам?..). А у троцкистов Сталин и сталинизм до сих пор оказываются виноваты (ну, утрирую, конечно; но, строго говоря, хотя бы причастны или обязательны для проклятия «к слову») во всём — даже в поражении революции 1918 г. в Германии. (А в тех же тридцатых последователи этой «посредственности» внезапно оказались «выдающимися талантами», способными «предотвратить форменную гражданскую войну» — вопреки воле целого героического национального отряда передового класса.)

Напрашивается вопрос: а Парижскую Коммуну, альбигойцев и восстание Спартака — тоже мы?.. Хотя, конечно, у троцкистов от самого существования маоистов голова кругом — не очень хорошо мы вписываемся в параноидальную схему. Разуйте очи, в неё вообще действительность не очень хорошо вписывается уже лет семьдесят, даже если когда-то вписывалась.

Torbasow

Толоконникова против Сталина, или Пуськи бятые

Мужской журнал (странная, отсталая самоидентификация) «Джи-Кью» публикует «15 мыслей Надежды Толоконниковой». Текст, в общем, хороший: злой и чёткий. Но декларированная верность «мышлению адогматическому и критическому» даёт сбой на традиционной ступеньке «дотянулся проклятый Сталин» (неужели всего два года мему?):

Иосиф СталинНадежда Толоконникова в «Джи-Кью»«Сталин был воспитан на грузинском мужском добродушном презрении к женскому полу. В 1936 году в газете „Труд“ появились его слова, определившие отношение к женщине до текущих дней. „Нам нужны люди. Аборт прекращает жизнь, и потому ему не место в нашей стране. Советская женщина имеет те же права, что и мужчина, но это не освобождает её от великой и почетной обязанности, которой наделила её природа: она — мать, и она даёт жизнь. Это, конечно же, не личное дело, а дело государственной важности“».

Сталин, конечно же, несёт ответственность за запрет абортов в СССР, да и феминистом по духу не был — всё это можно ставить ему в вину. Но вот почему я не антисталинист — потому что антисталинизм это идеология, попросту говоря, шиза — Сталин в этих рамках какой-то сказочный Аццкий Сотона, он и Вторую мировую войну устроил, и Кеннеди, наверное, тоже он…

Collapse )

P. P. S. Что мы видим в комментах? В комментах мы видим, как сталинофобы бросились доказывать вину Сталина, нимало не смущаясь тем, что оную я здесь под вопрос даже не ставил, а речь шла совсем о другом,— о том, что сталинофобам, как и сталинофилам, если уж на том пошло, Сталин застит белый свет, у них комплекс Сталина, они не в состоянии помыслить в истории движущие силы чего бы то ни было, к чему он прикоснулся, помимо его воли. Что они, собственно, своим поведением ярчайше и подтверждают.

Torbasow

Мао и Че наши, но и Сталина мы так просто не отдадим

В российском обществе сосуществуют две утилитаристские тенденции относительно Сталина, причём вовсе не обязательно в противоборстве, а, как правило, в гармоническом единстве,— с одной стороны, записать косвенным образом на свой счёт достижения сталинской эпохи и российского революционного социализма вообще, а с другой — отмежеваться от того, что может, оправданно или нет, напугать, отвратить или смутить современного российского обывателя. Такая стратегия используется и правящим классом и сонмом левых, кроме совсем упёртых сталинопоклонников, которые приемлют всё, включая самое мерзкое или откровенно вымышленное, или ультраантикоммунистов, которым от СССР принципиально ничего не надо,— или же глубоко индоктринированных (в положительном смысле, как противоположность прагматизму) групп, вроде последовательных троцкистов или маоистов, располагающих аппаратом неоппортунистических, то есть не приспособленных к сиюминутному популизму, представлений. Очередной пример, статья Сергея Чернякова «Сталин, Мао, Че Гевара», слишком глубоко вторгается на территорию маоистов, чтобы мы могли обойти его вниманием (в частности, на фоне болезненно-курьёзного процесса умственного переворота в РКПБ, ещё недавно «сталинско-ходжаистской»).

Пока не скажешь «Сталин», всерьёз не примутДля начала, выясним убеждения автора — не декларируемые, а то, конечно, очень многие любят называть себя «[просто] марксистами[-ленинцами]», чтобы запутать следы,— а действительные. Во-первых, отмечаем, что, намереваясь похвалить исследуемых деятелей, он пишет, что «мысли обоих выдающихся революционеров… о характере мировой революции, интернационализме, социалистической демократии коррелируют с идеями Троцкого, а не со сталинской практикой» (не будем останавливаться на том, что это махровый идеализм — сравнивать идеи с практикой, но отметим это). Чуть далее он солидаризируется с анализом, который Троцкий давал сталинскому режиму в 1920—1930-х, конкретно — в «Перманентной революции». Троцкист? Не вполне.

Во-вторых, автор, признавая марксистско-ленинские сентенции и реальные достижения Сталина, утверждает, что они «вступали в вопиющее противоречие с тоталитаризмом, репрессиями, культом личности, элементами национализма», называет его целью «укрепление своего тоталитарного режима» (кстати, я не уловил, каким образом этому служили «репрессии против отдельных народов» — следует ли понимать так, что подавляемые таким образом движения выражали прогрессивную альтернативу?) и даже называет его «убийцей» и «деспотом». А это уже не марксистский лексикон вообще. «Убийцу» и даже «деспота» можно было бы списать на эмоциональную несдержанность, но «тоталитаризм» недвусмысленно происходит «из другой оперы». Не случайно, что ни Мао, ни Че не употребляли этого термина. Троцкий, правда, употреблял, но пусть это остаётся на его совести, тем более, что это было обращено против него же при издании его архива Ю. Г. Фельштинским (см. , напр., предисловие к т. 7: «Троцкий продолжал идеализировать и извращать ленинский период в развитии России (СССР), то есть то время, когда он сам играл лидирующую роль в становлении тоталитарной системы. Особенно энергично он отстаивал необходимость и правильность „красного террора“, ибо „мы были пионерами“, обязательность „диктатуры пролетариата“, необходимой, мол, для уничтожения эксплуатации, подавления сопротивления эксплуататоров, сосредоточения власти, средств производства и культуры в руках пролетариата и т. д.»). И уж совсем всё становится ясно от упоминания «репрессий». Троцкий презрительно фыркнул бы на идею, что можно добиться социализма без репрессий и назвал бы такие взгляды «гуманитарно-пацифистскими иллюзиями» («Шумиха вокруг Кронштадта»). Априорное отклонение «репрессий» вообще, «диктаторства» вообще составляет характерную идеологическую черту совсем другого политического направления, фетишизирующего частную жизнь, не большевизма.

Collapse )

Я разобрал примерно половину статьи. Остальное во многом сводится к уходам в сторону от темы (так, неясно, какое отношение к Сталину и Троцкому имеют слова Фиделя Кастро о необходимости выравнивания экономического уровня стран мира,— тем более, что Сталин на практике сделал для этого куда больше Троцкого, Мао гарантирует) и голословным утверждениям. Поэтому я возьму на себя смелость подытожить: опираясь на реальные ошибки Сталина и реальное отличие от него великих революционеров следующего поколения — Мао и Че — автор необоснованно преувеличивает эти факты до полного искажения картины, изображая ревизиониста — с маоистских позиций — Троцкого нашим реальным, основным и — внезапно! — безошибочным предтечей. В то время, как в действительности, во-первых, многие ошибки Сталина в той или иной мере общие с Троцким; во-вторых, Троцкий имеет свои серьёзные ошибки, решительно разделяющие его с Мао и Че; в-третьих, то, что у Троцкого верно, отчасти обязано его отстранению от реального социалистического строительства в сталинском СССР, а значит совпадая в чём-то по форме с критикой Мао и Че, имевших свой аналогичный опыт, имеет иную природу.

P. S. И вообще: это не Мао троцкист, это критикующий бюрократическое перерождение Троцкий — хунсяобин Председателя Мао.

Torbasow

Майк Или: Как Советский Союз «внезапно» стал капиталистическим

(Мой перевод рассуждений штатовского маоиста Майка Или, совершенно соответствующих моему собственному мнению. …О, восход Солнца! Чуть позже, чем положено астрономией, но не из-за горизонта же, а над крышей школы напротив.)

Полагаю, что любой вдумчивый революционер считает, что серьёзные проблемы начались в Советском Союзе прежде 1956 г. И, конечно, Мао не был наивен в этом отношении — его партия получала непрерывные сообщения из Советского Союза в 1930-х от возвращающихся китайских кадров, которые часто просвещали насчёт советской действительности и иногда скорее охлаждали.

Вообще (рискнём смазать различия) в Советском Союзе всегда были серьёзные проблемы — с самых первых дней Октября. Было очень трудно осуществить эту революцию, и её выживание означало для революционного ядра столкновение с невероятно трудными вызовами гражданской войны.

Я хотел бы заявить две вещи:

  1. Что эта идея насчёт „серьёзных проблем“ в рамках социализма — ключевое понимание маоистского анализа (то есть, что маоизм — это не тот анализ, который говорит, что, типа, «при социализме всё тип-топ, а потом — внезапно! — появляются идущие по капиталистическому пути, одерживают верх и всё портят»);

  2. Несмотря на обычные карикатуры, маоизм (и сам Мао) никогда не считал, тот капитализм волшебным образом появился в некий отдельный момент времени — то есть с эхом последнего сердцебиения Сталина или когда Хрущёв сошёл со сцены, или в какой-то ещё момент.

Некоторые утверждают, что аргументация Мао была глупа и он, поскольку, очевидно, вовсе глуп не был, такую глупую, мистическую аргументацию выдвинул, возможно, потому что был циничен, и, в действительности не веря в свой анализ советских событий, произвольно объявил, что недавно произошла реставрация, потому что (по другим причинам) отношения пришли к точке разрыва.

Я думаю, что этот нарратив ошибочен.

Collapse )
Torbasow

Топорный антисталинизм автора «Пещеристого консерватора»

В статье «Пещеристый консерватор» Александр Тарасов протащил за каким-то чёртом опубликованного в России ультраправого автора Пола Готфрида. И поделом. Готфрид Тарасову мальчик для битья, это даже не интересно. Интересней вновь демонстрируемое Тарасовым отсутствие фантазии. Ведь если бы у него была фантазия, он мог бы почувствовать, что пишет что-то не то, примерить свою критику на себя же и с неудовольствием (надеюсь) обнаружить, что кое-что из гардероба несчастного палеокона оказывается ему впору. Я про антисталинизм, который Тарасов протаскивает исподтишка и жульнически, наподобие того, как его антикоммунистическая жертва протаскивает оправдание фашизма.

Казалось бы, какое отношение Сталин имеет к теме статьи? Но у Тарасова несомненная идефикс:

«Вообще язык Готфрида удивительно напоминает язык сталинской пропаганды» и «Очевидно, издателям потребовалась именно такая книга: некомпетентная, крайне правая, грубо-пропагандистская, написанная простым и впечатляющим языком ждановского бичующего агитпропа».

Дотянулся проклятый Сталин!  И за «преподавателя классических языков и литературы в заштатном колледже в Пенсильвании», а «по совместительству — яростного полемиста, публициста и самодеятельного историка консервативно-фашистской общественной мысли» он теперь каким-то образом несёт ответственность. Между прочим, примечательно, что Тарасов находит нужным сравнивать столь нелицеприятно представленного субъекта со Сталиным, как неким эталоном Вселенского Зла. Даже для представителя «консервативно-фашистской общественной мысли» это считается не прогрессом, а позорным падением. Ну-ну.

А вот Тарасов возмущается тем, что Готфрид записывает ему Сталина в компанию:

«Везде в своей книге Готфрид записывает в марксисты Сталина и сталинистов — на одном том основании, что они сами себя называют марксистами. Но это требует доказательства, а доказать такое невозможно. Сталинизм и его производные (маоизм, ходжаизм и т. п.) недиалектичны, в то время как марксизм — это диалектический материализм. Где нет диалектики — там нет и марксизма».

Ирония заключается в том, что всего несколькими абзацами далее Тарасов упрекает Готфрида в том, что тот «оказался элементарно не способен понять, что написал Альтюссер в известной работе „Противоречие и сверхдетерминация“», и из дальнейшего текста ясно, что Тарасов держит Альтюссера за своего, за вполне себе марксиста. Но в этой книге Альтюссер открыто опирается на Мао Цзэдуна, а в другой работе, «О связи между Марксом и Гегелем», называет Сталина «проницательным философом-марксистом»! Открестившись от Сталина, Тарасов, по чести, должен был бы откреститься и от Альтюссера, а вовсе не хвалить его за «лёгкость (не для Готфрида) и наглядность» анализа марксовской диалектики. А походя списав со счетов маоизм, он должен был бы вычеркнуть из марксистов не только Альтюссера, но и, например, Сартра и Бадью, для которых маоисты достаточно диалектичны.

Torbasow

Вьетнам на стороне реакции и гниль российского центризма

Аракапарамбил Куриан Антони13 октября стало известно, что министры обороны Индии Аракапарамбил Куриан Антони и Вьетнама Фунг Куанг Тханх договорились о совместных армейских учениях со следующего года. Первое из них будет посвящено ведению военных действий в горах и джунглях, и пройдёт в Индии. Встречаясь с вьетнамским руководством, включая также президента Нгуена Миня Чиета и премьер-министра Нгуена Тана Зунга, Антони говорил и о других видах сотрудничества.

Фунг Куанг ТханхПечальная ирония состоит в том, что одной из главных, если не первейшей, мишенью индийской армии сейчас является маоистское восстание. Маоисты же на заре своей истории горячо поддерживали войну вьетнамских коммунистов против США и марионеточного южновьетнамского режима, рассматривая её как образец для себя наряду с тактиками Мао Цзэдуна и Че Гевары.

Буржуазная реставрация во Вьетнаме так же очевидна, как и в Китае. О ней, например, можно почитать в обзоре «Рабочего действия» «Вьетнам: Капиталистическая эксплуатация ежегодно убивает тысячи работников».

И всё же кое-кто на этом фоне проявляет историческую слепоту или конъюнктурную подлость, а вернее — и то и другое. Руководство РКРП-РПК под давлением очевидности, публицистики маоистов и собственных наиболее передовых молодых элементов начинает подозревать, что китайцы, возможно, что-то не то делают. (Вероятно, это и позволило некоему представителю партии «Филе» в косноязычном и шапкозакидательском ответе «Наш ответ Чёмберлену» на не вполне понятно чью критику — не давая причём на неё никакой ссылки — огрызнуться: «Кто-то где-то когда-то в РКРП сказал, или не в РКРП, или не сказал, а зело обиженный Торбасов попиарился и выставил себя „борцуном за правду“… Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой… Да и люди за это время в организации сменились, всякие там уклоны и шатания выправлены». Странно, между прочим, что моё исследование Чудовище центризма — РКРП-РПК» менее чем четырёхлетней давности, документированное ссылками на официальные источники этой партии в огромном количестве, «Филя» называет «залежалым (10—15 лет назад) сборником слухов и сплетен о РКРП». И потом — «сменились», «выправлены»? Что, Тюлькин, Турецкий и Кузьмин, Черепанов и Ушаков, Ячменёв, Слободкин — раскритикованы и сняты? Не слышал.) Но, не имея привычки к идейной целостности, интеллектуальной последовательности и марксистской принципиальности, руководство РКРП-РПК оказывается не в состоянии осознать значение выводов насчёт реставрации капитализма и исправить своё мировоззрение.

Вот что пишет по поручению ЦК РКРП-РПК его первый секретарь В. Тюлькин делегатам ⅩⅠ съезда правящей партии вьетнамских буржуазных перерожденцев (прошёл только что, 12—19 января), «братской партии» РКРП-РПК:

Виктор Аркадьевич Тюлькин«…Зная вашу непоколебимую стойкость в любой, самой сложной обстановке, мы уверены, что социалистический Вьетнам под руководством его испытанного авангарда — Коммунистической партии Вьетнама — выйдет из всех испытаний только усилившимся.

Мы знаем, что братская Коммунистическая Партия Вьетнама твёрдо стоит на позициях марксизма-ленинизма — теории, которая является единственной путеводной звездой для всего мирового коммунистического движения. Мы уверены, что трудящиеся братского Вьетнама учтут, в том числе, ошибки коммунистов СССР, сделают правильные выводы и достигнут новых успехов в дальнейшем строительстве социализма в вашей замечательной стране».

Вот здрасьте. Этот съезд как раз открыл двери в партию для капиталистов, что китайцы сделали раньше,— и это называется «твёрдо стоять на позициях марксизма-ленинизма»! Резолюция съезда ни словом не говорит о классовой борьбе и власти рабочих, ставит задачу «продолжения совершенствования социалистически-ориентированного рыночного экономического устройства» — и это называется «учесть ошибки коммунистов СССР»! Страна, которая продвигает эксплуатацию своих рабочих и помогает соседнему индусо-фашистскому режиму давить народное восстание,— называется «социалистическим Вьетнамом под руководством его испытанного авангарда»! Тюлькин, ты полагаешь, тем, что плюёшь на пот пролетариев и кровь марксистско-ленинских бойцов, свой счёт не отягощаешь? Я так не думаю.