Tags: Мао Цзэдун

Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 32, «После смерти Мао»

(Перевод с английского, оригинал тут. Это последняя, и во многом спорная, глава.)

Конец 1960-х годов — период ВПКР и становления маоцзэдунъидей как нового этапа марксизма-ленинизма, период революционного брожения во многих частях мира. Революционная война в Индокитае (регион Вьетнама, Кампучии и Лаоса) нанесла болезненные удары громадной военной мощи империализма США. В тот же период отмежевавшиеся от современных ревизионистов революционеры развернули руководствующуюся маоцзэдунъидеями вооружённую борьбу во многих странах Третьего мира; непрекращающаяся и сегодня вооружённая борьбы на Филиппинах и в Индии берёт начало с того времени. Национально-освободительная борьба методами партизанской войны также бушевала в различных частях мира, как и вооружённая борьба, вдохновлённая идеологией геваризма (отражающей позиции и практику Че Гевары, игравшего ведущую роль в революционной борьбе на Кубе и в Боливии), в странах Латинской Америки.

Collapse )
Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 31, «Великая пролетарская культурная революция»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Великая пролетарская культурная революция (ВПКР) стала марксистским ответом на препятствия и подрыв процесса социалистического строительства, чинимые хрущёвцами и сторонниками капиталистического пути. После восхождения ревизионизма в СССР Мао понял, что опасность восстановления капитализма в наибольшей степени исходит из самой партии. На протяжении Великой дискуссии Мао, борясь с ревизионизмом, пытался найти ответ на вопрос о том, как предотвратить реставрацию капитализма. В то время он был вовлечён в борьбу также и с китайскими хрущёвцами, такими как Лю Шаоци и Дэн Сяопин. В завершающем Великую полемику документе КПК «О хрущёвском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке» Мао выделил несколько моментов предотвращения реставрации капитализма.

Для начала, Мао подчеркнул значение необходимости продолжения классовой борьбы на протяжении всего периода социализма, до самого его завершения. Он пояснил, что изменения в собственности на средства производства, то есть социалистическая революция на экономическом фронте, недостаточны сами по себе. Он настаивал на необходимости социалистической революции на политическом и идеологическом фронтах в целях укрепления завоеваний революции. Такая революция должна продолжаться и при диктатуре пролетариата.

Collapse )
Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 29, «Строительство социализма: китайский опыт»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Реализация новодемократической экономической программы началась ещё до общенациональной победы революции. Вскоре после того как Красная Армия и Китайская революция перешли в стратегическое наступление в 1947 году, Мао провозгласил и начал внедрение трёх главных принципов экономической политики новодемократической революции: 1) конфискация земли феодалов и перераспределение её среди крестьянства, 2) конфискация капитала компрадорской буржуазии и 3) защита национальной буржуазии в промышленности и торговле. Такая политика начала незамедлительно проводиться в обширных районах Северного Китая, находившегося под контролем революционеров. К середине 1950 года аграрная реформа была там завершена. Впоследствии программа аграрной реформы была выполнена и во всей остальной стране.

Collapse )
Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 28, «Мао о партии»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Встав по главе Компартии Китая, Мао прилагал все усилия для развития партии на подлинно ленинских основах. Господство ранних неправильных линий, в частности, «левой» линии Ван Мина третьего периода, породило в деятельности партии множество уклонов. Из-за сектантских воззрений не работали нормы демократического централизма и осуществлялся совершенно ошибочный подход к борьбе двух линий. Решения принимались без обсуждения и участия партийных кадров, путём манипуляций с проведением пленумов и прочих собраний. Борьба двух линий не велась открыто, сторонников альтернативных точек зрения притесняли и карали. Вследствие догматизма, кроме того, не проводилась линия масс. Мао предпринимал все старания к исправлению этих уклонов, а также к надлежащему созыву съездов и партийных органов. В этом процессе Мао уточнил и развил многие организационные идеи. Он также старался исправить некоторые неверные представления, укоренившиеся в международном коммунистическом движении, а также и в КПСС под руководством Сталина.

Collapse )
Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 27, «Мао о философии»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Мао писал о философии для того, чтобы обучить партийные кадры и массы марксизму-ленинизму, изменить их мировоззрение и образ действий. Он сам очень старательно изучал философию. Когда ему удавалось достать книги по философии, он внимательно и сосредоточенно их читал. Так как раньше в партии было сильно влияние догматиков, вернувшихся после обучения в России и неспособных применить свои знания на практике, Мао постоянно стремился связать партийное обучение и образование с жизнью. Он хотел сделать марксистскую философию и особенно марксистский диалектический метод полезными всем партийным кадрам, активистам и народным массам.

Collapse )
Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 26, «Революционный путь для колоний и полуколоний»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Сразу же после создания Китайской Народной Республики международное коммунистическое движение открыто признало значение китайского пути революции для колоний и полуколоний. В редакционной статье, опубликованной 27 января 1950 г. в газете «За прочный мир, за народную демократию!» (органе Коминформа), говорилось:

«Путь, на который вступил китайский народ… это тот путь, по которому следует идти народам многих колониальных и зависимых стран в их борьбе за национальную независимость и народную демократию.

Опыт победоносной национально-освободительной борьбы китайского народа показал, что рабочий класс должен объединиться со всеми классами, партиями, группами и организациями, которые хотят бороться с империалистами и их наймитами и создать широкий, общенациональный единый фронт во главе с рабочим классом и его авангардом — коммунистической партией…

Решающим условием победы национально-освободительной борьбы является создание, когда для этого будут необходимые внутренние условия, народно-освободительных армий под руководством коммунистической партии».

Collapse )
Torbasow

МЛМ, краткий курс. Часть 25, «Борьба Мао против правой и „левой“ линий и победа китайской революции»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

  • Первая гражданская революционная война
  • Вторая гражданская революционная война
  • Война сопротивления японским захватчикам
  • Третья гражданская революционная война
Collapse )
Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 24, «Ранние годы Мао»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Мао Цзэдун родился 26 декабря 1893 г., в селе Шаошаньчун в плодородной долине Шаошань провинции Хунань в Китае. Это был богатый сельскохозяйственный район, а также стратегический пункт пересечения (собственно, «-чун» (冲) это и означает; Шаошань (韶山) же — это «Гора музыки [императора] Шуня».— прим. переводчика) основных дорожных и речных маршрутов, проходящих через провинцию Хунань. Находясь на перекрёстке коммерции, хунаньцы заработали репутацию крестьян-торговцев. В конце ⅩⅨ — начале ⅩⅩ века Хунань стала интеллектуальным центром, центром вольнодумства и восстаний, откуда вышло много выдающихся учёных Китая. Она дала стране как двух генералов, служивших императорам Китая, так и революционеров, их свергнувших. Хунань также была центром крупнейшего крестьянского восстания ⅩⅨ века — восстания тайпинов. Хунань дала тысячи бойцов этому восстанию, длившемуся 14 лет, с 1850-го по 1864-й. Эта огромная поддержка крестьянского восстания была вызвана крайней нищетой крестьянства в связи с эксплуатацией его со стороны помещиков, из-за чрезмерного налогообложения. Хотя оно было жестоко подавлено, память о восстании была сильна среди жителей округи, где Мао провёл своё детство и юность.

Collapse )
Torbasow

Сон левкома

Мао Цзэдун на встрече с кадровыми работниками Яньани в 1942-годуРусский левком спит и представляет себя Мао Цзэдуном, который спит и представляет себя левкомом.

Мао сидит в Яньани, в пещере, за столом. И пишет:

«Посмотрим на лидеров так называемой „Китайской республики“ — вышли они вовсе не „из народа“. Четыре семейства — Чан Кайши, Сун Цзывэнь, Кун Сянси и Чэнь Лифу — сконцентрировали в своих руках колоссальные богатства. Это китайские фашисты, те же люди, которые убивали коммунистов в Шанхае в 1927-м. Им помогают иностранные советники из империалистических стран!

Конституция КР защищает частную собственность. Раньше местные жители поддерживали Гоминьдан из-за популистской риторики о защите китайского населения. Но теперь рабочие видят, что обе стороны защищают только свои бизнес-проекты. Между властью японцев и гоминьдановцев нет никакой разницы. Люди напуганы и не хотят участвовать в авантюре проамериканских боевиков.

Пока у трудящихся страны не появятся собственные организации, выражающие именно их интересы, а не интересы „нации“, „Китая“ или государства, демократический сценарий политической жизни страны не может быть реализован. Остановить бойню могут только единые действия рабочего класса. Чтобы рабочие стали самостоятельной силой, нужна рабочая партия с социалистической программой, которая объединит трудящихся Китая и Японии.

Если мы хотим, чтобы рабочие действовали самостоятельно, надо обращаться к ним самим, а не к буржуазному правительству: надо агитировать и убеждать, а не строчить бессмысленные документы, направленные вникуда. А с КПК нужно не согласовывать резолюцию, обращенную к токийскому режиму, а обсуждать её собственную политику: почему она не открестилась от китайских националистов на юго-востоке?..»

Мао вздрогнул и проснулся. Потёр глаза, избавляясь от наваждения: «Да нет, чушь какая-то». Глянул в бумаги, лежащие перед ним:

«Некоторые товарищи… считают, что теперь нужна уже не власть всех тех, кто стоит за отпор японским захватчикам и за демократию, а только власть рабочих, крестьян и городской мелкой буржуазии; нужна уже не политика единого фронта периода войны против японских захватчиков, а политика… революции, подобная той, которая проводилась в прошлом, во время десятилетней гражданской войны. Эти товарищи, по крайней мере на время, потеряли ясное представление о правильной политике партии. ‹…› Ещё большее число товарищей не понимает единства национальной и классовой борьбы, не понимает единства политики единого фронта и классовой политики, а отсюда не понимает и единства воспитания в духе единого фронта и классового воспитания. Эти товарищи считают, что… необходимо сделать особый упор на так называемое классовое воспитание, обособленное от воспитания в духе единого фронта. Они до сих пор ещё не понимают, что наша партия на протяжении всей войны против японских захватчиков проводит по отношению к представителям верхних и средних слоёв общества, ещё ведущим борьбу против захватчиков — независимо от того, идёт ли речь о крупных помещиках, крупной буржуазии или о промежуточных классах,— только одну цельную, двуединую (двойственную) политику единого национального фронта, включающую и объединение, и борьбу».

«Сталинист!» — донёсся до него негодующий возглас откуда-то извне. Мао повёл суровым взором и вдруг остановил его на ёрзающем левкоме. Погрозив ему пальцем, он проворчал что-то вроде «Сначала добейся!..» и вернулся к работе.

Так начинался чжэнфэн.

P. S. С благодарностью якобы-троцкистке Лилии Л. (хотя, говорят, это трап) за (увы, не единственный такой) образец и Мао Цзэдуну.

Torbasow

Женщины и Культурная революция

Отрывок из статьи Эмили Хониг (Emily Honig) «Маоистское преобразование гендера: переоценка хунвэйбинства» (Maoist Mapping of Gender: Reassessing the Red Guards), опубликованной в сборнике про китайские феминности и маскулинности (Susan Brownell and Jeffrey Wasserstrom eds., Chinese Femininities/Chinese Masculinities: A Reader [Berkeley: University of California Press, 2002]).

Культурная революция (1966—1976), имевшая своей целью полное культурное преобразование Китая, включала и гендерный вопрос. Хотя это был не первый случай, когда режим коммунистов пытался упразднить символические межгендерные различия. Стихотворение Мао Цзэдуна, прославляющее женщин в военной форме, было положено на музыку и стало одной из популярных песен 1960—1970-х. Оно звучало так:

Мао о женщинах-бойцахИсполненный доблести вид.
Винтовки длиной в пять чи.
Я вижу как плац горит
В лучах молодой зари!
О, дочери Чжунхуа!
Вы смело идёте в бой.
Сменив свои платья на
Военный мужской покрой.

(Это надпись на фотографии, сделанная в феврале 1961 г. Цитируется в переводе Александра Панцова. Оригинал: 飒爽英姿五尺枪,曙光初照演兵场。中华儿女多奇志,不爱红装爱武装。 — torbasow)

Во время Культурной революции насилие также вошло в обычай женщин, особенно потому, что они хотели уйти от их традиционного восприятия как пассивных и мягких, что Мао тогда обозначил как «буржуазное». Для девочек не было необычным допрашивать и избивать «плохие элементы». Женщины неизменно одевались в мужскую гражданскую одежду или военную форму, поскольку она считалась «прославленной». Зачастую пояс их униформы становился оружием для избиения подозреваемых. Отвержение буржуазного стиля жизни и включение в агрессивные, насильственные нападения заставляло этих девушек одеваться как парни, коротко стричься как парни и заимствовать кожаные ремни их отцов (не матерей).