Tags: СССР

Torbasow

Два учителя, карапуз и я

Эта неприятная история произошла на вокзале в Тбилиси. Я ожидал начала посадки на поезд и от нечего делать наблюдал за другими пассажирами. На скамье справа от меня спорили двое мужчин. Один доказывал, что лучшими сливами славится его родина — Армения. Второй говорил, что лучшими сливами знаменита его родина — Азербайджан. Спор о сливах меня не интересовал, и я стал слушать соседей слева — женщину с мальчуганом лет четырёх-пяти.

Карапуз без умолку задавал матери всяческие вопросы. Он хотел знать, почему стрелка часов ползёт вниз, а потом вверх и кто её передвигает. Он спрашивал, почему поезд придёт, а не прикатится: ведь у вагонов не ноги, а колёса. Он допытывался, почему у него две руки, а не три, чтобы можно было грызть яблоко и в то же время бить в барабан? Такого неутомимого почемучку я ещё никогда не встречал!

Малыш мне понравился. Я даже пытался угадать, каким новым вопросом он удивит свою маму.

Но мальчик оставил мать в покое, подбежал к моим соседям справа и спросил того, кто хвалил армянские сливы:

— Дядя, ты куда едешь?

— В Армению,— ответил армянин.

— А где твоя Армения?

— Моя Армения в Азербайджане…

От этого ответа я вздрогнул. Конечно, мальчик в таком возрасте, что ему не обязательно знать, где находится Армения. Но зачем забивать голову ребенка географической чепухой?..

Я было собрался объяснить симпатичному мальчугану, что чужой дядя шутит, но карапуз уже подошёл ко второму соседу справа:

— А ты, дядя, куда едешь?

— В Азербайджан,— ответил азербайджанец.

— А где твой Азербайджан?

— Мой Азербайджан в Армении…

Тут я уж возмутился: взрослые люди издеваются над несмышлёнышем! Такой пытливый карапуз, а ему отвечают невесть что!

Дал малышу шоколадку, чтобы отвлечь его от горе-шутников, и говорю им:

— Как не стыдно, граждане! Мальчик любознательный, а вы над ним смеётесь…

— Почему — смеёмся? — в один голос удивились армянин и азербайджанец.— Мальчик спрашивает, мальчику ответить надо…

Я ещё более возмутился:

— Если вы, граждане, слабы в географии, лучше молчали бы!

— Почему — слабы, дорогой товарищ? Мой сосед — учитель, я — учитель. Правда, мы историки, но с географией знакомы. Если кто с ней не знаком, так это вы, молодой человек.

Я не стерпел оскорбления и невольно повысил голос. В ответ и они громче заговорили. Слово за слово, завязалась шумная перепалка, и нашу скамью обступили любопытные: думают, до драки дойдет, разнимать придется.

В эти минуты к нам подошёл комсомолец-дружинник с повязкой на рукаве:

— О чём спорите, граждане, что не поделили?..

Оба учителя наперебой жалуются, будто я к ним из-за пустяка привязался. Хорошенький пустяк! Но как я ни доказывал свою правоту, а двоим больше веры, чем одному. Дружинник вежливо взял меня под руку и пригласил пройти с ним в штаб дружины.

Вот так история! Столько юных географов знает Захара Загадкина, а меня в комсомольский штаб ведут! На беду, и главных свидетелей нет: женщина с карапузом, из-за которого сыр-бор загорелся, скрылась подальше от нашей суматохи…

Начали посадку в вагоны, и дружинник отпустил меня, сказав на прощание:

— Нельзя из-за географии в драку ввязываться…

По-вашему, это и есть неприятная история, что меня чуть было не задержал комсомолец-дружинник? Нет, оба учителя правы оказались! Армения в Азербайджане, а Азербайджан в Армении! Даже не подозревал, что возможна такая географическая странность!

М. И. Ильин. Воспоминания и необыкновенные путешествия Захара Загадкина.— М., Детская литература, 1965.

Torbasow

Был ли социализм в СССР

Недавно в интернет-дискуссиях снова всплыл этот неизбывный вопрос. И вот что я подумал.

Это, конечно же, спор о терминах. Но это не означает, что он лишён теоретического значения.

Просто спорящие об этом сплошь и рядом «ставят телегу впереди лошади». Что это значит? Этот вопрос неразрешим сам по себе. «Сам по себе» выбор системы терминов произволен, правильность его невозможно не только доказать, но даже толком обосновать.

Давайте разберём на примере, откуда берётся та система, которую использую я:

  1. 1917 г.— середина 1930-х — переходный период, капитализм под диктатурой пролетариата;
  2. середина 1930-х — 1950-е (вероятно, за исключением военных лет 1940—1945 и, возможно, послевоенного восстановления) — социализм, также с диктатурой пролетариата;
  3. 1960-е — 1980-е — государственный капитализм, диктатура новой буржуазии.

Ладно, теперь посмотрим пристальнее на понятие переходного периода. Что это такое? Является ли социализм переходным периодом или он предшествует социализму? Нельзя ли обозначить все три вышеуказанных периодов как переходные? Можно! Несомненно, период, когда власть уже перешла в руки пролетариата, но для социализма ещё недостаточно условий (страна бедна, неразвита, экономика аграрная и рассеяна между мелкими хозяйствами, наконец, подвергается военной интервенции — всё это не обязательно, но вполне вероятно, а зачастую и неизбежно бывает после революции) — это переходный период. Но и социализм, конечно, по самой своей сути, не что иное как переход к полному коммунизму. Более, того, хрущёвско-брежневский период, как его ни называй, тоже своего рода переход — к обычному капитализму, его ползучая подготовка. Я даже мог бы называть его социализмом — памятуя о махровом ревизионизме стоявших у власти. И наоборот — я мог бы называть сталинский период переходным, если бы счёл, что накопленные достижения было недостаточны для социализма (а тут вопрос тонкий — можно посчитать так, а можно иначе). Почему я этого не делаю?

Потому что выбор терминологии не определяется случаем или любезностью, напротив — он есть требование полемики и основывается на занимаемой в ней позиции.

Я полагаю, что в полемике между Сталиным и Троцким о коммунистической стратегии прав был Сталин (именно в этом — Троцкий мог быть тысячи раз прав, обличая практические косяки сталинистов или их позиции по частным вопросам). Поэтому я считаю достижения десятилетия после Троцкого качественно значимыми — и требующими особого термина. «Социализм» подходит, он определён достаточно свободно. Не подошёл бы — я использовал бы другой термин; но важность отделения более высокой стадии 1950-го по сравнению с 1925-м никуда не делась бы.

Подобно этому я полагаю, что в советско-китайской полемике 1956—1964 гг. фундаментально правы были китайцы. Отсюда следует признание ревизионистского переворота в Советском Союзе 1950-х и необходимость качественно отличать последующий период, как стадию деградации, от предшествующего. Поэтому я принимаю термин «государственный капитализм», сохраняя способность найти общий язык со всеми, кто признаёт сам процесс буржуазного перерождения на протяжении этого периода — от клиффистов до левых брежневистов.

Подытоживая: термины не произвольны, но они вторичны, за их обсуждениями часто скрываются (и заходят в тупик) действительно сущностные разногласия.

Torbasow

Законы стран мира об инцесте

— Что он с нами сделает?

— Ничего! — дрожа от страха, ответил Гном Небесный.— В том-то весь и ужас!

— Чего тогда ужасаться, если нам ничего не грозит? — прохрипел Петропавел полузадушенно.

— Это священный ужас, ужас наших предков! — Гном Небесный трясся, тем самым позволяя Петропавлу хотя бы изредка перехватывать воздух.

— У вас у всех общие предки, что ли?  — еле выдавил из себя Петропавел.

— Предки у всех общие,— понятно ответили ему.— Не думайте, что у Вас они какие-то уникальные.— Это был голос Белого Безмозглого. Петропавла неприятно поразило, что у него с Белым Безмозглым общие предки.

— Эй, вы там, внизу, заткнитесь! — раздался сверху голосок Дитяти-без-Глаза.— Не мешайте испытывать ужас!

— Да плевал я на ваш ужас! — разозлился Петропавел и нечеловеческим усилием продрался наружу сквозь груду тел.

(Евгений Клюев, «Между двух стульев».)

Дослушал на днях аудиокнигу Пола Андерсона «Сломанный меч» — фэнтази про войну эльфов и троллей в средневековой Британии. Главный герой по неведению сходится с сестрой, и вокруг него, конечно, тут же разводят ажиотаж все, кто в курсе,— от его усыновителя эльфа Имрика до бога Тюра, а уж когда узнаёт сама Фреда… Книга написана шестьдесят лет назад, то есть в ту же эпоху, когда Толкин закончил сходную историю Турина Турамбара очень трагично и совершенно беспросветно (любопытно, что Турин, андерсоновский Скэфлок, а заодно уж и муркоковский Элрик (Элрик, кстати, тоже был любовником своей двоюродной сестры, и собирался жениться на ней,— только в Мелнибонэ такое, понятное дело, никого не беспокоило), имеют одного прототипа — Куллерво из «Калевалы»). На этом фоне крайне драматично смотрится проведённая Андерсоном романтическая линия — с напряжением наблюдаешь до самого конца, сольёт он её, «как положено», или всё же позволит сыграть любви роль ориентира и спасения.

Такой сюжет побудил меня изложить в справочном виде результаты предпринятых в рамках недавней полемики изысканий — не пропадать же им — насчёт действующих в странах мира законов об инцесте. А то публика у нас поразительно не осведомлена в этом вопросе (хотя обсуждать, а ещё скорее осуждать, готовы едва ли не все). Антропологические разработки по этой теме вообще мало кому знакомы (например, исследование «Запрет инцеста и его происхождение» (La prohibition de l’inceste et ses origines) Дюркгейма, кажется, вообще не переведено?). Мои старшие родственницы, когда-то учившиеся в СССР на юристов, показали полное незнакомство с тем фактом, что брак двоюродных родственников был [и есть] совершенно законен. А как в других странах? Давайте посмотрим [на, увы, очень неполную картину].

Во многих странах Европы сексуальные отношения между взрослыми людьми по взаимному согласию никак не преследуются, независимо от степени их родства: страны экс-СССР (после отмены царского уголовного уложения 1903 года), Франция (аж с революции 1789 года), Испания и Португалия, Бельгия и Нидерланды, вероятно, Исландия. Браки третьей степени родства где-то заключаются на общих основаниях, как в России, где-то требуют особого разрешения (брак с племянником/племянницей во Франции, кузенный брак в Нидерландах).

В большинстве стран Европы, однако, всё ещё действуют (хотя никогда или почти никогда не применяются на практике) архаичные правовые нормы в этом отношении. Обычное наказание — это до двух или трёх лет тюрьмы за секс с родственником по прямой линии или между братьями и сёстрами. Так в Австрии, Германии и Швейцарии, Финляндии (секс неполнородственных брата и сестры, как я понял, там не преследуется) и Швеции (а тут неполнородственные братья и сёстры могут даже вступать в брак по специальному правительственному разрешению), Чехии, Греции (но тут к сексу приравнивается «разврат» (ασέλγεια) и очень жёсткие ограничения на регистрацию отношений: Гражданский кодекс запрещает браки для родственников до четвёртой степени (ст. 1356) и свойственников до третьей степени родства (ст. 1357)). В Венгрии, Дании, Норвегии наказание за секс с родственником по прямой линии более жёсткое — до пяти-шести лет. В Польше — до пяти лет, в Румынии — до семи лет в обоих случаях. В Италии наказание предусмотрено только «в случае публичного скандала» — от года до пяти лет, а за продолжительные отношения — от двух до восьми. В Ирландии инцест карается до 6 лет для женщин и до пожизненного заключения для мужчин. Наконец, в Великобритании уголовное наказание распространяется и на отношения с племянником/племянницей (при том, что к югу от Ла-Манша… см. выше).

По другим частям света данные менее полные.

В таких крупных странах как Китай, Япония и, внезапно, Турция, а также Израиль (если только оба участника старше 21 года), никакого правового запрета на инцест не предусмотрено. На Тайване Уголовный кодекс предусматривает до пяти лет за инцест по прямой линии и до третьей степени родства по боковой линии, в Гонконге запрещён (что курьёзно, только разнополый) инцест по прямой линии или между братьями и сёстрами — наказание аж до 14 лет. Во Вьетнаме инцест по прямой линии карается от полугода до пяти лет тюремного заключения. В Малайзии за инцест (причём закон чётко не определяет, что это такое!) полагается бичевание и тюрьма от 6 до 20 лет.

В двух крупнейших странах Южной Америки — Бразилии и Аргентине — запрета нет, и при третьей-четвёртой степени родства возможен брак. Северная Америка в этом вопросе консервативна. В Канаде инцест карается тюремным заключением до 14 лет. В США… ну, конечно, в каждом штате кто во что горазд. Легален инцест в Нью-Джерси и Род-Айленде (а для некоторых религиозных сообществ разрешён брак с племянницей). Остальные штаты имеют весьма суровые законы об инцесте — от пяти лет до пожизненного заключения,— а сам запрет гораздо шире, чем обычно для Европы,— он распространяется также на отношения с племянниками и (кое-где) между двоюродными родственниками. А многие штаты применяют эти же законы против свойственников (то есть не кровных родственников вообще). Также варьируются по штатам безумно сложные (я так и не разобрался), связанные с возрастом, законы в отношении инцеста в Австралии. В Новой Зеландии инцест по прямой линии и между братьями и сёстрами карается до 10 лет.

Я смотрю, англосаксы в этом вопросе вообще последовательно суровее (и разнесли это отношение по своей империи) своих континентальных соседей по Западной Европе (и их колоний). Например, в [бывшем французском] Кот-д’Ивуаре запрета нет. Хотя вот в ЮАР преследуется (правда, непонятно, как именно) инцест по прямой линии и по боковой линии, если общий предок — родитель одного из партнёров (то есть это включает племянников/племянниц и исключает двоюродных братьев/сестёр); инцестом также считается секс с родственником супруга по прямой линии.

Torbasow

Толоконникова против Сталина, или Пуськи бятые

Мужской журнал (странная, отсталая самоидентификация) «Джи-Кью» публикует «15 мыслей Надежды Толоконниковой». Текст, в общем, хороший: злой и чёткий. Но декларированная верность «мышлению адогматическому и критическому» даёт сбой на традиционной ступеньке «дотянулся проклятый Сталин» (неужели всего два года мему?):

Иосиф СталинНадежда Толоконникова в «Джи-Кью»«Сталин был воспитан на грузинском мужском добродушном презрении к женскому полу. В 1936 году в газете „Труд“ появились его слова, определившие отношение к женщине до текущих дней. „Нам нужны люди. Аборт прекращает жизнь, и потому ему не место в нашей стране. Советская женщина имеет те же права, что и мужчина, но это не освобождает её от великой и почетной обязанности, которой наделила её природа: она — мать, и она даёт жизнь. Это, конечно же, не личное дело, а дело государственной важности“».

Сталин, конечно же, несёт ответственность за запрет абортов в СССР, да и феминистом по духу не был — всё это можно ставить ему в вину. Но вот почему я не антисталинист — потому что антисталинизм это идеология, попросту говоря, шиза — Сталин в этих рамках какой-то сказочный Аццкий Сотона, он и Вторую мировую войну устроил, и Кеннеди, наверное, тоже он…

Collapse )

P. P. S. Что мы видим в комментах? В комментах мы видим, как сталинофобы бросились доказывать вину Сталина, нимало не смущаясь тем, что оную я здесь под вопрос даже не ставил, а речь шла совсем о другом,— о том, что сталинофобам, как и сталинофилам, если уж на том пошло, Сталин застит белый свет, у них комплекс Сталина, они не в состоянии помыслить в истории движущие силы чего бы то ни было, к чему он прикоснулся, помимо его воли. Что они, собственно, своим поведением ярчайше и подтверждают.

Torbasow

Научно-популярные фильмы (человек и Вселенная)

В связи с «Железным небом» я посмотрел также фильм «Би-би-си» «История расизма», «Апокалипсис: Гитлер» и до кучи фильм «Дискавери» «Шахты на Луне» (полагаю, уж kcooss-то его смотрел!). Хвалёная «История расизма» не впечатлила. Нет, она правильна в том отношении, что проходится по всякому расизму, не обходя и «родной» британский, и что подчёркивает сохранение расового неравенства в современном мире — тоже. У нас бы такой фильм проходил бы как нечто среднее между либеральной изменой родине и левацкой агиткой. Но только он совершенно не зрелищен,— ибо в основной части всё-таки посвящён событиям давним (ну, не столь уж), от которых не то что видеозаписей, а и фотографий зачастую остаться не могло. Что касается Гитлера, то меня больше всего поразили записи его речей — в смысле, как это курьёзное беснование можно было воспринимать всерьёз и принимать? Впрочем, я много чего не понимаю; например, как кому-то может нравиться «пацанские» шуточки и выпендрёж Путина или показная сварливость Жириновского. Вот опять всплывает «политика образа жизни» — ну ничего я не могу поделать с тем, что Мао няшка, а Дэн уродец благообразность и культурность как-то всё-таки коррелируют с прогрессивностью политических убеждений. Чтобы совсем не погрязнуть в субъективизме, напомню себе, что совершеннейших очаровашек я обнаруживал и среди завзятых реакционерок «Справедливой России» или «Единой России», например.

Утомившись от расизма и нацизма, я посмотрел «Спасти СССР. Идея Ботвинника» (вспомнив, как я оную идею вкупе с шахматами популяризировал в местном РКСМ(б) в 1990-х). Ну, да, главный герой — советский человек в самом хорошем смысле слова. На него, правда, пытаются в фильме хоть чуть-чуть набросить диссидентский флёр — надо же противопоставить положительного персонажа подразумеваемому кровавому сталинскому режиму, но как-то не очень выходит. Противостояние Михаила Моисеевича с властями нарастало по другой линии — как новатора с ретроградами, которые обращались умом к реставрации капитализма и в идеях строительства социализма заинтересованы не были. Фильм светлый, но неизбежно грустный — идейной поддержки Ботвинник не получил, так что и его взгляды подверглись эрозии в направлении буржуазных теорий конвергенции. Он боролся до конца, но эпоха упадка пересилила.

Всё же цивилизация не стоит на месте. Её прогрессу посвящены, например, ещё три фильма «Дискавери» — «Открытие. Город будущего», «Новый мир» и «Земля 2057».. Про строительство южнокорейского Семангума — долгосрочный и масштабный проект — посмотреть любопытно, но общее ощущение, что это всё равно буржуазное развлечение, не для людей делают — тем более, не для пролетариата и народов Третьего мира. Как видит Митио Каку нашу планету почти через полвека, производит во многом удручающее впечатление: киберпреступность, соперничество сверхдержав, и самый неприятный в своей обыденной невинности момент — человек выпадает из окна и первое, что, получив сигнал от куртки пострадавшего, проверяет диспетчер скорой помощи, а затем, по прибытии на место в машине вертикального взлёта и посадки, медперсонал — это страховой статус: «платиновая страховка» — всё в порядке, блага цивилизации к услугам полумёртвого господина. …В «Новом мире» таких ужасов нет, а интересного не меньше, но до черта повторов и есть курьёзный момент: только в одной серии рассказали, как замечательно мы станем жить без автомобилей, этих безнадёжных пережитков прошлого,— как в другой расписывают, какие разные и быстрые будут в будущем автомобили! Впрочем, некоторые концепты не безынтересны. Не летающие, конечно,— современный, а тем более будущий, с ещё много большей плотностью населения, мегаполис подходит для полётов ещё меньше, чем для личных лимузинов,— а хорошо подходит для общественного туннельного транспорта.

Поднимемся в небо. «Вселенная: 7 чудес Солнечной системы». «Чудеса» — это немножко громко сказано. Вообще фильм страдает переизбытком неоправданной высокопарности. Про ледяные гейзеры Энцелада было посмотреть интересно, все же остальные диковинки давно неплохо известны, вплоть до того, что одна из них — Солнце — половину времени маячит у нас над головами, а последняя — Земля, всегда под ногами — ну это уж просто профанация заявленной темы. Чудо, разумеется,— но совсем из другого, не астрономического, контекста, если только вы не с другой планеты, грокк?

Фильмы «Нэшнл джиогрэфик» — «В глубинах Млечного Пути» и «Дискавери» — «Расширение Вселенной» разочаровали подобным же подходом, так что я их сгоряча даже удалил. Ладно, что Галактика сравнивается с мегаполисом, но вот за каким чёртом пихать в фильм столько этого мегаполиса. Любительские кружки с телескопами, разводящие руками для выразительности учёные астрономы, не все из которых приятны для разглядывания крупным планом. В общем, собственно звёздам и Вселенной в видеоряде оставлено возмутительно мало времени, и никаких особых графических изысков не замечено. Кроме того, осталось непонятно, почему нас так запугивают чёрной дырой в центре Галактики. Кому это выгодно? Ну и чего-то нового я тоже не узнал, что неудивительно, если учесть, что фильм про расширение десятилетней давности, ну а общие представления о Галактике уже не сильно меняются в последние годы.

Пока не удалось найти фильмы, наглядно изображающие теорию относительности и современные квантово-механические теории. Пришлось довольствоваться чисто математическим бельгийским минисериалом «Измерения». Про комплексные числа (которых моя вузовская специализация почти не предусматривала) показано выразительно и доходчиво. Но сериал страдает неровностью: то минутами крутит одни и те же элементарные вещи, то вдруг совершает скачок, пропуская, видимо, кучу критически важного для понимания, и принимается крутить три-дэ-модели, изображающие не вполне понятно что и совершенно непонятно зачем нужное (расслоение Хопфа, ага).

Вернёмся на Землю. И даже круче — под землю. Внезапно, «Путешествие к ядру Земли» от того же «Эн-Джи» произвело на меня чрезвычайное впечатление. Вся эта толща, которая ползёт, течёт, трётся, вырабатывает алмазы и рубины, совсем рядом же. К тому же, оказывается, я её неверно себе представлял, полагая мантию жидкой. Впрочем, то, что она в основном твёрдая, не мешает медленно тонуть в ней — навстречу поразительному звездоподобного ядру — плитам коры (которые точнее, с точки зрения соотношения толщины и ширины, было бы называть лепестками). Тут, кстати, то ли переводчик напортачил, то ли авторы фильма перемудрили. Об одной из таких задетектированных древних плит сказано, что она прохладная, поскольку… пропитана водой за то время, пока была океаническим дном. С бытовой позиции всё очевидно: пропитано водой — потому и прохладное. Но не очевидно, почему вдруг бытовое представление оказалось валидным в столь экстремальных условиях. Что мешает воде быть такой же горячей, как и горным породам? И что с ней там вообще происходит при таких температурах и давлении? Насколько эта плита прохладней — не идёт ли речь о малой доле градуса? Короче, напустили туману и заинтриговали меня. Эх, была бы одна моя давняя подруга, геолог, кандидат наук, доступна в Интернете,— насел бы на неё с этими расспросами, хоть она и по другому профилю.

Поднимемся на поверхность, и даже чуть-чуть повыше, в атмосферу, чтобы посмотреть ещё более спорный фильм от того же канала — «Шесть градусов могут изменить мир». Фильм, конечно, алармистский и, как водится, плохо увязывает концы с концами. Так, под разговоры о повышении средней температуры на один-два градуса нам показывают засыхающие намертво деревья. От двух градусов Цельсия? Да ведь вариации температур от года к году и побольше бывают. Кроме того, неубедительной мне кажется мысль, что до начала глобального потепления мы находились в некоем температурном оптимуме. С какой стати? Откуда это представление о некоторой температуре, которая должны быть, а какая-то другая неприемлема? А вот малый ледниковый период был — тогда было тоже хуже, чем сейчас (и кого тогда винить?), или ещё лучше? Есть ощущение, что опасность глобального потепления заключается, собственно, не в изменении климата, а в скорости этого изменения, к которому биосфера не успевает хорошо приспособиться, и которое может вызывать учащение катастрофических явлений типа ураганов. Но фильм в таком ракурсе не выдаёт ни намёка.

Вернёмся к людям. Фильм «Дискавери» «Правдивая история секса и любви» скорее прогрессивный, но какой-то странный, наивный, что ли. Во всяком случае, россказни о великой свободе женщин в античности никакого доверия не вызывают. А критика церкви — это, конечно, своевременно, но мой материализм вопиёт против представления, что в ханжах-христианах всё историческое мировое зло. Впрочем, фильм рассказывает кое о чём любопытном, например, о почитавшейся древними иудеями евреями богине,— только вот особого эротизма в нём нет, не надейтесь.

Torbasow

Советское кино (хрущёвский период) — часть 2

ЗанозаК просмотренному «этническому» кино, как ни странно, претензий нет — будто упрёк национальных киностудий выступившим в авангарде буржуазной реставрации московским режиссёрам. Выше уже упоминалась «Стрекоза», а теперь добавлю к ней «Занозу» (1956) — фильм про грузинскую «Гаечку», такую же бойкую и весёлую, как Стрекоза, но, в отличие от этой попрыгуньи, уже состоявшуюся профессионально и способную как поучиться дальше уже в другой отрасли, так и других поучить, отстоять своё мнение. С этой учёбой и связана основная тема фильма — шедшая тогда архитектурная дискуссия, и тут я внезапно оказываюсь на стороне хрущёвского отказа от «излишеств и украшательства в архитектуре», тем более, что этот курс вполне убедительно обоснован в фильме. Показательно, что в нынешнем российском кино не найдёшь столь обычных тогда картин, отражавших действительно важные и конструктивные проблемы общественно-производственного развития.

Контраст, уже, правда, не с российским кинематографом, ещё более явственен в случае казахстанской «Девушки-джигита» (1955), при просмотре которой вспоминается нашумевший не так давно «Борат» — и сравнение далеко, далеко не в пользу последнего. Более того, после советских светлых образов о безвкусном издевательском китче с британским комиком и думать-то неловко. Юмора в «Девушке-джигите» не меньше (внезапно это оказался не истерн, как я ожидал, а романтическая комедия с солидным социальным компонентом), но он тоньше и человечнее, «чудаковатая» степная окраина показана на подъёме, в духе интернационализма нашлось место для изображения с симпатией не только казахского, но неожиданно и украинского национального колорита.

Collapse )

На сём свой исследовательский штурм советского кинематографа пока завершаю и, прежде чем перейти к брежневской поре, возвращаюсь к аниме.

Torbasow

Советское кино (хрущёвский период) — часть 1

Хрущёвский период — переломная эпоха, в течение которой более или менее удачная попытка строить коммунизм сменилась не осознаваемым, но твёрдым курсом на реставрацию капитализма. Репрессий и политических казней было немного, но за десятилетие высшее руководство партии практически полностью сменилось даже не один, а два раза, а из набора 1939 года в ЦК остались человек восемь.

Идеологи страны (всё более отдельные от руководителей) продолжали талдычить о социализме, но признаки реставрации — для тех, кто не закрывал глаза,— становились всё более явственными, в том числе и в области культуры. В это время продолжали появляться прекрасные фильмы, но на них бросали тень мещанские и даже откровенно контрреволюционные картины.

Collapse )
Torbasow

Болгария в СССР и православные коммунисты

Люди, которые меня удивили сегодня:

  • «Странно..почему производителями пишут Болгария и СССР...Разве болгария не входила в состав ссср??» (ping.lolo, комментарий к фильму «В поисках капитана Гранта», 24 Июнь 2011 20:15);

  • «Все так хотят меня научить жизни в последнее время. Показать какие все ученые. Но я уж как-нибудь сама :) Да, я верю в дружбу между М и Ж. И это меньшее из всего того, что кому-то кажется невозможным. Помимо этого я же еще и девушка-программист, православный коммунист, верю в реинкарнацию, призраков, чудеса. Да, ещё я хочу непьющего и некурящего, как и я, мужа. Не вру, не предаю друзей, умею все прощать. Имею математический склад ума, но люблю пофилософствовать» (Василика Климова (likitka), тут, сегодня в 5:10).

Да, и собака. Которая на меня бросается близ работы. Сегодня я предложил ей зефир. Она не обратила никакого внимания, продолжая исходить злобным лаем. По наблюдениям, она так только со мной, перед остальными хвостиком виляет, ластится, даже если это грубые посторонние мужики. Ну, не хочешь зефира — тогда кирпичом по черепу, других вариантов у меня нет. Меня категорически не устраивает риск быть цапнутым исподтишка. В перерыв даже подобрал кирпич, но подлая тварь что-то смекнула и отгавкалась с дистанции.

Torbasow

Советское кино (сталинский период — ещё раз) и кое-какое ещё

Вернусь ещё раз к сталинскому кинематографу, перед тем как всё-таки перейти к периоду, когда оформилась и возобладала линия на реставрацию капитализма. Но этот обзор — про фильмы героической эпохи, когда люди думали иначе, чем сегодня, и горизонты у общества были совсем иными, чем большинству это видится сегодня.

Collapse )
Torbasow

«Кино и Сталин»

Посмотрел этот документальный двухсерийник. Коротко говоря, он про то, как советские режиссёры мечтали снимать антисоциалистические ленты, Сталин и его присные не хотели это дело финансировать, в конце концов догадывались о «фиге в кармане» и отстраняли идеологических диверсантов от киноиндустрии,— что престарелые личности, перемежавшие фрагменты тогдашних фильмов, называли «расправами над художниками».

Довженко, который Сталина всё равно пережил, я не сочувствую; Эйзенштейна не люблю; мне нравится Ромм, но про него даже и не утверждается, что его как-то обижали.

Вкусы Сталина не во всём разделяю. Вот создатели «Кино и Сталин» не сказали о нём доброго слова за «зелёный свет» «Весёлым ребятам», а я полагаю, что критики этого фильма были правы. Вот «Александр Невский» или «Два бойца» — фильмы куда более сильные, проблема с ними была скорее в восприятии публики. Впрочем, я об этом уже писал тут и тут, например.