Tags: капитализм

Torbasow

Нож у сердца или спасибо за рыбу

Знаете, был такой анекдот, что есть два способа построить коммунизм: реалистический — что прилетят инопланетяне и всё за нас сделают, и фантастический — что мы всё сделаем сами.

Эта — книга «Радость, словно нож у сердца» Стивена Эриксона — как раз про первый вариант. И она… разочаровывает.

Все коммунисты любят такие эротические фантазии. Коммари периодически пописывает что-то подобное. Поэтому ожидания были радужные.

Прилетевшие инопланетяне, правда, были озабочены не коммунизмом, а выживанием планеты. Если получится — с человечеством, если нет — то и хрен с ними, хотя бы котиков биоту спасти. Потому что на Земле кончается нефть и вам всем скоро… (На этом месте в «Магазинчике Бо» врубилась цензура, но смысл понятен.)

Хорошо, думаю, ещё лучше! Добрые инопланетяне ввели категорический запрет на хозяйственные практики, которые в кратчайшие сроки погубили бы планету. Щаз посмотрим, как человечество станет с этим справляться. Экономика уполовинилась, масса товаров исчезла с рынков, разорваны производственные цепочки, миллиарды людей остаются без куска хлеба и снимаются с места в направлении ньюйоркских супермаркетов, где ещё лежат консервы… Неизбежна кровавая мясорубка и людям потребуется героизм, умственные усилия и сплочение, чтобы обустроить себе новый прекрасный мир.

Но нет. Практически тут же автор принимается всё сливать. Никаких столкновений не будет. Вообще. На планете вводится всеобщий запрет на насилие. Если кто захочет спиться — не выйдет, алкоголь и наркотики теряют действенность. Сдохнуть с голоду тоже не дадут — неким вообще никак не описанным волшебным образом человечество снабжается какой-то абстрактной жрачкой и чистой водой. А потом ещё принимаются подбрасывать ништяки в виде передовых технологий, открывая для человечества жизнь без болезней и космос.

Где драма, я вас спрашиваю?!

Я не знаю, сознательно или нет, автор всучивает нам вместо драмы фуфло. Во-первых, он рисует моральные страдания людей, которым наблюдаемый крах капиталистических корпораций болезненно напоминает о коммунизме, а это для них ужас-ужас-ужас. Во-вторых, горстка религиозных фанатиков так расстроена, что больше не может бить жён, что кончает с собой и их дети остаются сиротами — ах, какая это жестокая цена за спасение планеты и человечество, побудить несколько тысяч убогих папаш оставить своих чад без своей сомнительной любви, стоит ли оно того? Серьёзно, всю некороткую книгу читателю предлагается переживать по этим фрическим поводам.

Возможно, это книга для США. И возможно даже, автор это понимает (довольно странно, учитывая, что он канадец). В конце концов, он прямо на эту тему ехидничает в тексте (что страдают американские бизнесмены и самовыпиливаются почти исключительно американские граждане). Но у нас в России, ну, окажется, что инопланетяне вводят всепланетный коммунизм — и что? Все скажут что-то вроде: а, ну ОК. Даже какой-нибудь Путин быстренько переобуется. Даже Навальный, наверное. Разве только Явлинский будет продолжать страдать, но для него это нормальное состояние.

Всех вменяемых людей будут волновать совершенно другие вопросы — и про них в книге буквально ни слова. Вот я, например, программист, работающий на военно-промышленный комплекс. И вот насилие больше невозможно, армия разбегается, заказов нет, зарплаты нет — что я буду есть и пить? Инопланетяне что-то подбросят? ОК, мне интересно — что и как. А корм и туалетный наполнитель для моих котов тоже будет поступать из космоса? А лекарства? А как моя мама доберётся из своей деревни до больницы в Вышнем Волочке, если вследствие запрета на гидроразрыв и всё такое добыча нефти резко сократилась и нет бензина? Инопланетяне скинули чертежи вечного двигателя? Отлично, но она же сто раз помрёт, пока его пустят в партию. Дальше: запретили хищнический лов рыбы. Отлично, я сам понимаю, что это необходимая мера. Но вы мне, пожалуйста, честно скажите: хрен тебе теперь, а не рыба. Не надо мне рассказывать, что в Занзибаре нынче рыбные рынки чрезвычайно оживились, поскольку прекращён лов сетями и рыба множится невозбранно. Я не в Занзибаре. Я тут сижу среди снегов вдали у моря и если меня лишают рыбы, я могу это принять, но меня волнует именно это — а не как себя чувствуют психопаты-олигархи или семейные, прости господа, абьюзеры.

В общем, я читал и читал и читал, а по итогу так никакой драмы и не вычитал. Нормальные люди где-то за бортом этой книги. Зато мне успели понавешать на уши развесистой клюквы. Автору же неинтересно рассказывать про проблемы верволка программиста в средней полосе, он рассказывает про олигархов и президентов. Поэтому у него бухгалтер Иванов президент России пьёт водку и звереет — в компании космонавта, списанного с Рогозина потомственного казака. Я серьёзно. И я ещё не всё сказал с такой каменной серьёзностью. Президент России у автора промышляет захватом Латвии и Казахстана, а также вмешательством в выборы в США. Да, эта книга — откровенная до смешного антитрамповская поделка, а вы чего ожидали? Размышления о судьбах человечества? Да я вас умоляю! Эти конспирологи в такое не умеют.

Но изображать рассуждения как-то нужно и для этого автор вводит главную героиню — поистине изюминку книги… в смысле раздражающего фактора. Её можно было бы счесть за пародию на радикальную феминистку, если бы не муж. У радфемки может быть муж, пародии на радфемку, конечно, муж не положен. Правда, она о муже забывает в разлуке практически сразу, при том, что он места себе не находит, когда супругу похищают инопланетяне. Может, всё-таки пародия?

Главная героиня позиционируется как умница, но она же, пардон, дура, а за убийственный сарказм выдаёт жалкую словесную агрессию и замкнутость на личных эмоциях. Кого она там может затравить в соцсетях? Она сама бьётся в истерике, даже когда её не пытаются задеть.

А ещё она — и ещё по меньшей мере один женский персонаж — курит. Не просто так — а демонстрируя этим независимость и клеймя мужское недовольство по этому поводу как способ держать их под контролем (при том даже, что никто им такого недовольства не высказывает — оно специально предполагается, чтобы заранее окрыситься). Алло, дамочки! Вы эпохой не ошиблись? Это было модно сто или даже больше лет назад — демонстрировать свою независимость через курение. Всё уже, ваше право травиться давно общепризнано, пощадите лёгкие окружающих, пожалуйста.

В общем, не порадовала меня эта подделка под левую фантастику. Какая-то муть — многословная, натужно пафосная, промахивающаяся на океан мимо струн души, не решающая никаких проблем. Ну, про экологию — тема нужная, про психопатов — замечания верные. Но это по объёму на порядок меньше всей книги.

Torbasow

Стандартный разговор о реновации

— В чём тут обман? Людям вместо развалюхи дают новую квартиру!

— Во-первых, обман в том, что «развалюхами» называют самые разные дома, в том числе крепкие кирпичные, которые ещё сто лет простоят, и могут ещё новостройки пережить. И наоборот: многие настоящие развалюхи «реновировать» не собираются даже в Москве, а о всей России, где такого жилья огромная масса, и речи нет. Потому что есть подлинная цель — захватить дорогую землю. И эта цель скрывается. Конечно, это обман.

Во-вторых, дают неизвестно когда, неизвестно где («район проживания» по новому закону — понятие очень растяжимое, зачастую на десятки километров и критически разные по привлекательности зоны) и неизвестно что. «Новое» не всегда значит хорошее. Конечно, уверять, что будет хорошо, когда таких гарантий нет, зато известно, что делать хорошо невыгодно тем, кто будет решать,— это обман. А права выбора нет, права отказаться нет.

В-третьих, когда всех, кто решается об этом заикнуться, немедленно объявляют проплаченными навальнистами — это наглый и подлый обман.

А вы спрашиваете, где тут обман! Да где тут не обман?

— В чём проблема? Проголосуете против и всё.

Недостаточно просто самому проголосовать против, нужно набрать некоторую долю голосов других жильцов. Значит, это борьба за умы людей. И тут, во-первых, проблема с тем, что имеет место обман и демагогия со стороны властей. Это нечестная игра.

Во-вторых, проблема с тем, что власти ведут эту борьбу за наш счёт и в рабочее время, а мы должны защищаться опять же за наш счёт и в своё личное время.

В-третьих, лучшее, чего мы можем добиться, это остаться при своём. А капиталисты останутся при своём в худшем для них случае, а в лучшем — получать выгодные участки под коммерческую застройку и наживутся на этом. Это навязанная игра в одни ворота.

А вы спрашиваете, в чём тут проблема! Да в том, что идёт нападение властей на жильцов, и тем приходится стараться изо всех сил, лишь бы только сохранить своё.

Torbasow

Программа-минимум для прогрессистов

Надвигающиеся парламентские выборы, ввиду явного отсутствия на этой сцене революционной партии, возбуждают вопрос: а каким идеологическим критериям должна отвечать партия, чтобы обоснованно считаться так или иначе прогрессивной? Возможно ли и нужно ли строить такую партию или движение или какую бы то ни было инициативу — вопрос отдельный (и имеющий уже не одну неудачную попытку решения).

У меня сформулировались всего шесть пунктов, не так-то и много,— в значительной степени взаимосвязанных, и в значительной степени тянущей за собой много чего ещё. Возможно, это «много чего ещё», если начать копать, потребует от партии быть революционной, коммунистической, а то и строго маоистской. Но сейчас я хочу выдвинуть критерии для оценки вот этих — и вынести им вердикт на основе не того очевидного суждения, что они не являются маоистскими партиями, а на основе сверки их с критериями, без хотя бы какого-нибудь соответствия которым от них вообще никакого проку — пролетариату и народу — не будет.

Итак, программа-минимум для прогрессистов из шести пунктов:

  1. Свобода рабочей борьбы и коммунистической пропаганды. Можно сказать, «демократия», но, как мы очень хорошо убедились, понимание демократии во многих либеральных изводах не исключает, а чуть ли не предполагает такие вещи, как аресты, избиения и похищения коммунистов. Нет уж, нам нужна не просто демократия — мы ещё и жить хотим. Хотя если государство не ополчается против коммунистов специально, нас не может не касаться и общая репрессивность.

  2. Декоммерциализация образования, здравоохранения и иных социальных услуг. «[Преподавание] — это призвание, а если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где можно сделать это быстрее и лучше. Тот же самый бизнес» (Медведев) — нет, так не пойдёт. Нельзя понуждать учителя зашибать деньги и нельзя паразитировать на его совести и увлечённости. Это учит детей дурному. Не надо так. Всеобщее бесплатное образование (и как можно скорее — всеобщее высшее), бесплатное доступное здравоохранение, общественный транспорт…— всё это залог мало-мальски здорового общества.

  3. Гастарбайтеры. Для нас, коммунистов, эта проблема стоит не в плоскости культурного (часто представляемого «расовым») конфликта и не в плоскости абстрактного гуманизма. Нас интересуют рабочие мигранты как наиболее угнетённая группа трудящихся. Это наши люди, такие же, как коренные работяги (а местные богачи — такие же, и даже более не наши, как далёкие баи, муллы и проч.). И в связи с этим интересно — как та или иная партия предполагает позаботиться об их благополучной работе и жизни среди русских братьев/сестёр-пролетариев, всякоразных мелкобуржуев и акул капитализма.

  4. Деклерикализация. Эта тема, как будто, не имеет повседневной остроты, но она всегда с нами и ползучее наступление церковников продолжается, угрожая будущему нашей страны. Если кто расслабился, об этом могут напомнить недавние инциденты с женским обрезанием (и хотя Совет муфтиев отмежевался, обратите внимание на «неожиданную» поддержку («поддержку» тоже можно закавычить, потому что попутно Чаплин не преминул уцепиться за предоставленный Бердиевым повод облить грязью мусульман, мимоходом обронив, что «православным, например, это незачем, они и так не развратничают»)) и назначением православнутого министра образования. Эту чуму надо остановить.

  5. Защита ЛГБТ. Немного неожиданно, но я никак не могу выбросить отсюда этот пункт — несмотря на невеликую долю этих самых лесбиянок, геев, бисексуал* и трансгендер* в населении. Потому что это, парадоксальным образом, оказывается принципиально важно для нас — всего народа безотносительно пола, гендерной и сексуальной идентичности. Стихийное сопротивление клерикализму в массах очень сильно,— а вот с отторжением гомофобии дело гораздо, гораздо хуже. А между тем, гомофобия сцеплена с клерикализмом, они вместе нацелены на реанимацию традиционалистской — с подчинением женщин, их ограничением ролью биологического принтера и реликтовой собственностью на детей — семьи. Эта организация разлагается вместе с буржуазным обществом и даже быстрее его, потому что соответствует более раннему этапу развития общества. Удерживать её насилием — это не значит решить демографическую проблему, это значит рваться от её решения в уже истекшее прошлое, порождая массу других. Консервативное общество напрашивается на жалкую судьбу колонии, как бы оно ни декларировало чего-то другого.

  6. Признание ДНР и ЛНР. Опять же, некоторые могут подумать, что этот пункт неожиданный на фоне одного или двух предшествующих. Однако фактически — и закономерно — как «русская весна», так и ЛГБТ-движение оказались вместе противопоставлены правосеческому фашизму, и то, что и те и другие неизбежно ищут себе покровителей среди различных империалистов (и обычно ненавидят друг друга) не отменяет этой общей реальности. Так или иначе, ныне «народные республики» — это непризнанные государственные образования, в которых живёт почти четыре миллиона человек (и ещё почти три миллиона на оккупированных территориях), дискриминированных и угнетённых мировым империалистическим сообществом. Такая ситуация нетерпима, и из неё может быть только два выхода. Либо Россия принимает ответственность и восполняет ДНР и ЛНР отсутствие (до поры до времени — все же признают Хатай турецким?) международного признания — вопреки взглядам капиталистов на Донбасс как форпост и разменную монету, где людей как ценности по большому счёту будто бы и нет. Либо соучаствует в подавлении их полуфашистским киевским режимом — с последующей декоммунизацией, сотнями политзаключённых и тысячами беженцев; вот не надо такого.

Ну вот как-то так. Сличение программ партий-претендентов с этой меркой придётся отложить как-нибудь до другого раза, когда у меня возникнет достаточно времени.

Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 8, «Марксистская политическая экономия»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Как мы видели, Маркс разработал свои принципы политической экономии как продолжение и оппозицию буржуазной политэкономии английских экономистов. Большинство из его ранних экономических работ с 1844 по 1859 г. имели форму критики буржуазной политэкономии. Он противостоял утверждениям буржуазных политэкономов, что капитализм есть непреходящая и всеобщая система. С другой стороны, он доказал, что капитализм может существовать только некоторое время и обречён быть свергнут и замещён новым, высшим общественным строем. Его последующий экономический анализ, особенно в томах его главного труда, «Капитала», был сосредоточен на раскрытии экономических законов капитализма. Глубокий анализ производственных отношений в капиталистическом обществе, в их происхождении, развитии и упадке, таким образом, составил основное содержание политэкономии Маркса.

Collapse )
Torbasow

Продолжительность жизни до рубежа веков и после

ⅩⅩⅠ век пока явно выдаётся человечеству как очень благоприятный. Даже если оставить в стороне мировые войны, посмотрим на изменения продолжительности жизни в последние двадцать лет прошлого и в первые двенадцать лет нынешнего веков.

За первый период она сократилась четырёх республиках экс-СССР (Беларусь, Россия, Украина, Казахстан) и двадцати африканских странах, причём в нескольких очень заметно: в ЦАР, Кении, Свазиленде и Лесото — более, чем на пять лет, в Ботсване и Замбии — на десять, в Зимбабве — на пятнадцать!

В нынешнем веке уже ничего подобного не наблюдается: только почти незаметное сокращение в Черногории и на год-полтора — в Омане, Ираке и ЮАР. Более того, страны со сравнительно низкой продолжительностью жизни демонстрировали сравнительно больший рост этого показателя.

Следует признать, что мировой капитализм, продолжая переживать позор нищеты большинства, сейчас всё же не допускает общего усугубления ситуации. Правда и улучшать её такими темпами можно до второго пришествия. И в наступивший «вечный мир» хоть и хочется поверить, но пока, наверное, рано. Современное развитие США, Китая и России, не говоря о других «игроках», вполне явственно закладывает зёрна будущих глобальных катастроф.

Torbasow

Майк Или за человекообразных обезьян

Из предисловия Майка Или к статье Джона Митани «Угроза планеты без обезьян»:

«Однажды, когда я жил во Франции, я бродил по кварталу торговли роскошью в парижском правобережье — и вдруг резко остановился перед гипермодным бутиком.

На витрине было выставлено пальто, сделанное из гориллы, с длинной чёрной шерстью на руках, свисающей как бахрома. Это казалось столь же ужасным, шокирующим, столь же преступным и возмутительным, как использование для украшения человеческого уха.

Карл Саган однажды сказал, что, если мы так отчаянно хотим общаться с другими разумными существами,— мы могли бы начать с тех из них, что на этой планете. Как киты. Как приматы.

А вместо этого мы очень близко к их уничтожению — особенно оставшихся видов человекообразных обезьян. Это эпизод огромной хрупкости. А зачастую тяжело представить себе капиталистическое общество, с его политикой и экономикой, сдержавшимся вовремя…

‹…›

В социалистическом мире было бы место для человекообразных обезьян в дикой природе. У него были бы механизмы для смягчения давления рынка, безразличие, неразумия, экономическую анархии и бедности, которые ныне истребляют обезьян. Движению за социализм нужно пространство, чтобы выступить за наших родичей, которые думают, но не могут говорить за себя,— мы должны выявить и объяснить эту великую преступную угрозу современного классового общества, и включить её предотвращение в наше видение иной планеты».

Torbasow

Зюгановцы, «Пусси райот» и Александр Ульянов

Левоватых неофашистов, наконец, прорвало. Фиксирую их позор, пошлость и ретроградство:

«Истошные крики, злобный вой сотен туземных и забугорных СМИ в защиту трёх девиц, едва не помирающих со смеху в своей кутузке,— грандиозная пропагандистская операция, осуществляемая достаточно тонко, не без доли изящества» (Александр Озерский, Pussy Riot — спасательный круг Путину, или Жаркий август в Москве).

Хотел бы я посмотреть, как бы у Озерского получилось смеяться в наручниках, под лай ротвейлера. Совсем иначе пишет об этом человек знающий, may_antiwar.

Collapse ) Collapse )
Torbasow

Роль языка в гендерном и классовом неравенстве

«Выяснилось, что в среднем государства с различением рода у существительных находятся в самом низу шкалы равенства мужчин и женщин. Перед ними идут языки без различения рода вообще. На последнем месте Йемен, чуть выше — Чад и Пакистан. Самые справедливые — Финляндия (хотя финский язык не знает рода даже на уровне местоимений), Исландия и Норвегия (языки этих стран различают род на уровне местоимений)» (Люди, говорящие на языках с различением рода, чаще практикуют сексизм).

Нет посессиву!Всегда подозревал, что Сталин и Хомский неправы, а Сепир и Уорф хотя бы отчасти правы. И ещё, я считаю, что посессив должен быть уничтожен, да и генитив до кучи (для некоторых языков это может оказаться фатальным, да). А ещё такие слова как «мужество» и так свойственные канцеляриту безлично-страдательные обороты (maoist_dog может подтвердить, как безжалостно я их выправляю при редактуре) — эти последние помогают маскировать диалектику бытия, изображая жизненные обстоятельства существующими сами по себе и неизменными, что, несомненно, в интересах эксплуататорских классов. Само собой ничего не «делается» — у всякого действия есть актор, которого можно нужно взять за яйца подвергнуть революционному отрицанию.

Отсюда, кстати, мой интерес к плановым языкам. Не эсперанто, нет, конечно,— это всего-лишь нормализованный романо-германский конструкт — ложбан, ифкуиль и токипона, вот что интересно, при всей их несхожести. Только как модели, к каждому из них есть очень серьёзные претензии,— настоящий же всеобщий язык (или, возможно, группа языков) должен быть будет создан совместными усилиями множества учёных из разных стран и широкой общественности.

Torbasow

Представитель Путина на дебатах против моей тётушки

Вместо Путина на предвыборных дебатах выступает Нарочницкая, а моя тётка, оказывается, не знает, кто это такая. Зато она, говорю, тебя знает.

Много лет назад мы с Нарочницкой разговорились в электричке на Ярославль, заметив, что предъявляем одинаковые корочки помощников депутатов. Я почему-то полагал её социалисткой, пусть и националистического извода, и был покороблен совершенно фритредерскими рассуждениями в пользу капитализма. В споре упомянул свою тётку, которая, ввиду маленькой зарплаты, была вынуждена вечерами шить на заказ, на что услышал: «Значит, Ваша тётка плохо шьёт»

Какая это ретроградка-клерикалка, я уже позже узнал.

P. S. Возможно, я её с кем-то путаю. Очень давно дело было, никаких документальных свидетельств не осталось. Но моя собеседница была помощницей Грешневикова, депутата той самой фракции, в которую в следующем созыве вошла Нарочницкая; возраст и внешность примерно совпадают; фамилия звучала как-то вроде этого. В общем, без разницы, по большому счёту.

Torbasow

Социалистическая мера в таллиннском транспорте

Не любят у нас эстонцев, как показали комменты к моему недавнему посту, призывавшему оценивать их режим не как аццкого сотону, а как, пусть и отличающийся реакционностью, но поддающийся материалистическому анализу буржуазный режим. Все комментаторы, даже, вроде, несомненные интернационалисты, бросились искать хоть какой-то повод остаться на идеалистических позициях, что это, таки, «ужас-ужас-ужас!». Ну, хотя это, в общем-то, понятно: за что их любить? Пусть и не без рациональной причины, но государство и общество в этой стране принимают зачастую действительно довольно-таки безобразные формы (хотя и не нам, россиянам, тут особо выступать). Но, между тем, смотрите-ка, какую славную штуку придумал мэр Таллинна:

«Мэр Таллина Эдгар Сависаар (Edgar Savisaar) опубликовал в газете Õhtuleht («Ыхтулехт» — torbasow) статью, в которой он предложил горожанам сделать общественный транспорт бесплатным с 2013 года.

По мнению Сависаара, это обеспечит граждан равным правом на свободу передвижения, а также улучшит экологическую обстановку в городе и сократит количество пробок. В качестве примера мэр Таллина приводит небольшие города Франции, Бельгии и США, где уже несколько лет реализуется идея бесплатного общественного транспорта» (тут).

Хорошая мера, здравая. Прямо-таки напрашивающаяся с точки зрения экономикс, раз уж мы имеем дело с неэластичным спросом. Только очень плохо совместимая с капитализмом морально-идеологически.

Руссоцентристам будет приятно узнать, что Сависаар не относится к правящей в Эстонии партии, и спецслужбы его даже якобы называли агентом влияния России, хотя и без последствий. Я же придам этому значение, только если «Единая Россия» выступит с подобной транспортной инициативой в собственной стране.