Tags: клерикализм

Torbasow

Соответствие идущих на выборы партий критериям прогрессивности

Подобрав программу-минимум для прогрессистов из шести пунктов, я прошёлся по партиям, выдвигающимся на выборах в Госдуму, сверяя соответствие их предвыборных и основных программ этим критериям, и теперь готов представить обзор.

Один товарищ предложил поддержать партию «Зелёные», потому что «У них честная леволиберальная программа, без антикоммунистических пунктов в политической части, как у „Яблока“ и без людоедства в экономической, как ПАРНАС». Однако вот именно по ним я ничего внятного не выяснил ни по одному пункту — ни в плюс, ни в минус (а если хочется поддержать зоозащиту,— то в «Справедливой России», например, есть уделяющий этому вопросу внимание Олег Шеин). Почти неприменимы оказались эти критерии также к РППС, «Единой России», «Гражданской платформе», Партии Роста и «Гражданской силе».

Ну, что нарыл, то нарыл. Пройдёмся по пунктам.

Collapse )
Соответствие выдвигающихся в Госдуму партий программе из шести пунктов
Свобода рабочей борьбы и коммунистической пропаганды Декоммерциализация образования, здравоохранения и иных социальных услуг Гастарбайтеры (мигранты-трудящиеся) Деклерикализация Защита ЛГБТ и женской эмансипации Признание ДНР и ЛНР
«Родина»
«Коммунисты России»
РППС
«Единая Россия»
«Зелёные»
«Гражданская платформа»
ЛДПР
ПАРНАС
Партия Роста
«Гражданская сила»
«Яблоко»
КПРФ
«Патриоты России»
«Справедливая Россия»

Из таблицы видно, что оптимальными по Парето являются «Коммунисты России», «Гражданская сила», «Яблоко» и «Справедливая Россия». …Нужно ещё отдавать себе отчёт, что выбор из всех партий идёт, если вы хотите символического голосования. Это тоже имеет смысл, но если вам важнее повлиять на распределение мандатов, то в этой игре гарантированно участвуют «Единая Россия», ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия» (у которой есть ещё шанс пролететь при каком-то совсем неблагоприятном случае),— а все остальные, согласно опросам, получают менее 1 % при необходимых 5 %.

Torbasow

Программа-минимум для прогрессистов

Надвигающиеся парламентские выборы, ввиду явного отсутствия на этой сцене революционной партии, возбуждают вопрос: а каким идеологическим критериям должна отвечать партия, чтобы обоснованно считаться так или иначе прогрессивной? Возможно ли и нужно ли строить такую партию или движение или какую бы то ни было инициативу — вопрос отдельный (и имеющий уже не одну неудачную попытку решения).

У меня сформулировались всего шесть пунктов, не так-то и много,— в значительной степени взаимосвязанных, и в значительной степени тянущей за собой много чего ещё. Возможно, это «много чего ещё», если начать копать, потребует от партии быть революционной, коммунистической, а то и строго маоистской. Но сейчас я хочу выдвинуть критерии для оценки вот этих — и вынести им вердикт на основе не того очевидного суждения, что они не являются маоистскими партиями, а на основе сверки их с критериями, без хотя бы какого-нибудь соответствия которым от них вообще никакого проку — пролетариату и народу — не будет.

Итак, программа-минимум для прогрессистов из шести пунктов:

  1. Свобода рабочей борьбы и коммунистической пропаганды. Можно сказать, «демократия», но, как мы очень хорошо убедились, понимание демократии во многих либеральных изводах не исключает, а чуть ли не предполагает такие вещи, как аресты, избиения и похищения коммунистов. Нет уж, нам нужна не просто демократия — мы ещё и жить хотим. Хотя если государство не ополчается против коммунистов специально, нас не может не касаться и общая репрессивность.

  2. Декоммерциализация образования, здравоохранения и иных социальных услуг. «[Преподавание] — это призвание, а если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где можно сделать это быстрее и лучше. Тот же самый бизнес» (Медведев) — нет, так не пойдёт. Нельзя понуждать учителя зашибать деньги и нельзя паразитировать на его совести и увлечённости. Это учит детей дурному. Не надо так. Всеобщее бесплатное образование (и как можно скорее — всеобщее высшее), бесплатное доступное здравоохранение, общественный транспорт…— всё это залог мало-мальски здорового общества.

  3. Гастарбайтеры. Для нас, коммунистов, эта проблема стоит не в плоскости культурного (часто представляемого «расовым») конфликта и не в плоскости абстрактного гуманизма. Нас интересуют рабочие мигранты как наиболее угнетённая группа трудящихся. Это наши люди, такие же, как коренные работяги (а местные богачи — такие же, и даже более не наши, как далёкие баи, муллы и проч.). И в связи с этим интересно — как та или иная партия предполагает позаботиться об их благополучной работе и жизни среди русских братьев/сестёр-пролетариев, всякоразных мелкобуржуев и акул капитализма.

  4. Деклерикализация. Эта тема, как будто, не имеет повседневной остроты, но она всегда с нами и ползучее наступление церковников продолжается, угрожая будущему нашей страны. Если кто расслабился, об этом могут напомнить недавние инциденты с женским обрезанием (и хотя Совет муфтиев отмежевался, обратите внимание на «неожиданную» поддержку («поддержку» тоже можно закавычить, потому что попутно Чаплин не преминул уцепиться за предоставленный Бердиевым повод облить грязью мусульман, мимоходом обронив, что «православным, например, это незачем, они и так не развратничают»)) и назначением православнутого министра образования. Эту чуму надо остановить.

  5. Защита ЛГБТ. Немного неожиданно, но я никак не могу выбросить отсюда этот пункт — несмотря на невеликую долю этих самых лесбиянок, геев, бисексуал* и трансгендер* в населении. Потому что это, парадоксальным образом, оказывается принципиально важно для нас — всего народа безотносительно пола, гендерной и сексуальной идентичности. Стихийное сопротивление клерикализму в массах очень сильно,— а вот с отторжением гомофобии дело гораздо, гораздо хуже. А между тем, гомофобия сцеплена с клерикализмом, они вместе нацелены на реанимацию традиционалистской — с подчинением женщин, их ограничением ролью биологического принтера и реликтовой собственностью на детей — семьи. Эта организация разлагается вместе с буржуазным обществом и даже быстрее его, потому что соответствует более раннему этапу развития общества. Удерживать её насилием — это не значит решить демографическую проблему, это значит рваться от её решения в уже истекшее прошлое, порождая массу других. Консервативное общество напрашивается на жалкую судьбу колонии, как бы оно ни декларировало чего-то другого.

  6. Признание ДНР и ЛНР. Опять же, некоторые могут подумать, что этот пункт неожиданный на фоне одного или двух предшествующих. Однако фактически — и закономерно — как «русская весна», так и ЛГБТ-движение оказались вместе противопоставлены правосеческому фашизму, и то, что и те и другие неизбежно ищут себе покровителей среди различных империалистов (и обычно ненавидят друг друга) не отменяет этой общей реальности. Так или иначе, ныне «народные республики» — это непризнанные государственные образования, в которых живёт почти четыре миллиона человек (и ещё почти три миллиона на оккупированных территориях), дискриминированных и угнетённых мировым империалистическим сообществом. Такая ситуация нетерпима, и из неё может быть только два выхода. Либо Россия принимает ответственность и восполняет ДНР и ЛНР отсутствие (до поры до времени — все же признают Хатай турецким?) международного признания — вопреки взглядам капиталистов на Донбасс как форпост и разменную монету, где людей как ценности по большому счёту будто бы и нет. Либо соучаствует в подавлении их полуфашистским киевским режимом — с последующей декоммунизацией, сотнями политзаключённых и тысячами беженцев; вот не надо такого.

Ну вот как-то так. Сличение программ партий-претендентов с этой меркой придётся отложить как-нибудь до другого раза, когда у меня возникнет достаточно времени.

Torbasow

Правильно понимать реакционность России

Некоторые левые оказались склонны путать ответственность коммунистов за революцию в своей стране с демонизацией режима этой страны. Последнее — это дешёвый способ имитировать первой, и чем он дешевле, тем хуже, потому что пропаганда с минимумом аргументации — это самая вредная пропаганда. Во всяком случае, для тех, чья конечная цель — организовать познание обществом законов собственного развития. То есть для коммунистов.

Итак, бытует тезис: что-то вроде того, что путинский режим — худший по всем статьям, разве что после каких-нибудь северокорейцев или иранцев. Конечно, в него по существу не верят ни те, кто его продвигает («либералы»), ни те, кто его заказывает и оплачивает. И тем не менее, он существует. Понятно, почему — у «либералов» нет далеко идущих целей научного овладения реальностью, им хочется небольшой модификации существующего режима, а для этого нужно произвести впечатление. Труднее понять, почему часть этих трудов берут на себя некоторые левые.

Но сейчас не об этом. А о том, что этот тезис фактически неверен. Более того, ни по одному пункту обвинений путинский режим не может претендовать на первые места.

  • Военные интервенции. На счету у путинизма, по сути, одна — кратковременное вторжение на территорию Грузии в 2008 г. Предполагаемое размещение войск на территории отделившихся от Украины стран — это всё-таки совсем не то, даже если это правда. Ну ещё участие в сирийской войне — в рамках международной кампании сдерживания террористического фундаментализма и по приглашению руководства страны.

    Между тем, на счету США в этом веке уже семь интервенций — Афганистан, Ирак, Гаити, Сомали, Ливия, Сирия, Йемен… Агрессивную внешнюю политику ведут также Франция и Великобритания.

  • Клерикализм. Есть такая нехорошая тенденция. Но в России, к счастью, нет (пока) государственной религии,— а вот в Англии, Норвегии, Дании, Греции — есть. В Польше и Испании официально привилегировано католичество, в Грузии православие, в Финляндии и Швеции лютеранство, в Таиланде и Шри-Ланке хинаяна, в Израиле иудаизм.

    В инаугурационной речи Барака Обамы в 2013 году «Бог» упоминается четыре раза, в то время как в инаугурационной речи Владимира Путина в 2012 году… ни разу. По общей нерелигиозности населения Россия, правда, уступает Франции или Великобритании, но всё равно — спасибо советскому наследию — входит в первую десятку, намного опережая те же США, не говоря уже о Польше.

  • Автократия. Да что вы говорите? Почему всё цивилизованное человечество не встаёт под лозунг «саудиты должны уйти»? Нет, Каддафи, Асад и Путин — это фи, а саудиты со своей абсолютной монархией — душки. Ладно, это дикие люди, и у руля международных институтов не стоят.

    Но как насчёт постоянного члена Совета Безопасности ООН — Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии? Как насчёт Испании и Японии, одна из которых сменила в этом году другую в составе Совбеза? Швеция, Норвегия, Дания, Нидерланды, Бельгия… Да в Европе буржуазно-демократические революции не завершены, республиканцы не восторжествовали!

    Таиланд с Камбоджей на этом фоне уже и вспоминать незачем, хотя любопытно — много ли российских либералов, возмущающихся автократией, испытывают те же чувства в Патайе и на Пхукете?

  • Сексизм. Россия имеет проблемы и с участием женщин в политике, и с гендерным равенством и с избавлением от патриархальных пережитков. Но ей всё же далеко до мировых лидеров сексизма, а это не только те же саудиты и катарцы. Например, Глобальный институт Маккинзи включил в десятку худших в этом отношении стран Индонезию, Турцию, Индию и Южную Корею. Гендерный разрыв в оплате труда в России справедливо считается высоким, но почти такой же он в Эстонии и Японии, а в Южной Корее ещё выше.

  • Гомофобия. По правде говоря, существует множество стран, более передовых в этом отношении, чем Россия, и не только в Первом мире. Но в Индии и Малайзии, например, за гомосексуальность грозит тюремное заключение, а в Саудовской Аравии и Катаре — и смертная казнь. Даже в рафинированной европейской Литве действует такое же законодательство против «пропаганды гомосексуализма», что и в России.

  • Преступность. В России очень высокий уровень убийств и самоубийств, это печальная и скандальная правда, но всё же по убийствам она значительно уступает множеству латиноамериканских стран, включая Мексику и Бразилию, а по самоубийствам — Индии, Литве и Южной Корее (Японию, по которую у нас принято считать, что там «процветают» самоубийства, Россия немного опережает). Вряд ли, однако, можно относить такое положение именно на счёт путинского режима — оно было не очень-то благополучно и при ревизионистах, а подлинная криминальная катастрофа пришлась на 1990-е годы.

  • Неравенство. В России высокий уровень неравенства доходов — и для Европы и для экс-СССР. Но ещё больше неравенства в Израиле, Мексике, Чили и Бразилии, например. А в США, Турции и Грузии лишь чуть-чуть меньше. Как бы то ни было, либералы-пиночетовцы такое не лечат, это уж точно.

  • Антикоммунизм. Конечно, российский правящий режим антикоммунистический — и он гнёт эту свою линию везде, где не может переприсвоить советскую славу и не боится покоробить чувства масс. Но общего антикоммунистического консенсуса и выраженной антикоммунистической государственной политики явно нет. Ничего подобного украинской «декоммунизации».

Список этот демонстрирует, что путинская Россия — отнюдь не филиал ада на Земле и не всяким НАТОвцам её снобировать, а лозунг «Путин должен уйти!» — демагогическая манипуляция, на которую ни в коем случае нельзя вестись, оставляя за скобками вопрос «а что взамен?». Если нам тут взамен устроят Пуэрто-Рико,— то спасибо, нет, мы с такими энтузиастами общих задач не имеем.

С другой стороны, он же демонстрирует, что Россия страдает целым обширным комплексом проблем отсталости и дикости, и по некоторым пунктам есть явственные тенденции к ухудшению, поддерживаемые сверху. С этим надо что-то делать — и сделать не «как в других странах», а хорошо.

Torbasow

Гений, миллионер, православный патриот, достойный преемник царского дома

Я сначала собирался над этим поёрничать:

«Не исключено, что именно по причине генетического патриотизма человек с фамилией Романов не вышел из коммунистической партии, когда быть коммунистом стало признаком дурного тона».

Ну конечно! Нельзя же забывать, что основателем компартии был Николай Романов! А не какие-нибудь там бланки, бронштейны и джугашвили.

…Пардон, я признаю своё поражение. Я не могу приписать зюгановцам больший абсурд, чем они сами пишут:

«Страстная идея… невозможна без высокой духовности народа. Отсюда и обращение Петра Васильевича к православию как своего рода фундаменту, на который может и должен опереться русский народ. Отнюдь не случайно покойный ныне Алексий Ⅱ наградил депутата от коммунистической партии орденом Сергия Радонежского. Казалось бы, одно исключает другое. Большевики в определённый исторический период сделали многое, чтобы свести православие к нулю, подменив веру в Бога верой в светлое атеистическое будущее. Ан нет, слишком мудр и опытен был Патриарх, не поддавшийся искушению отождествить коммуниста Петра Романова с теми, кто был до него. И воздал ему по делам, а не по партийной принадлежности».

А вот подсказка, как можно быть таким замечательным патриотом: декларированный доход П. В. Романова за 2012 год — 11 млн руб., да у супруги — 16 млн руб.

Torbasow

Как правящая партия понимает «деликатность»

23 января на вопросы «Эха Москвы» отвечал председатель Совета при президенте России по развитию гражданского общества по правам человека Михаил Федотов. Абстрагируясь от вопроса, насколько нужна и правомерна особая защита церкви,— по-моему, он тупой (или жестоко юлит), и это очень печально для гражданского общества и прав человека в России. Судите сами:

А. Плющев: Есть ли разница, по-вашему между хулиганством в храме, и хулиганством в библиотеке?

М. Федотов: Я думаю, что есть. И вот то предложение, которое…

А. Плющев: И оно должно по-разному наказываться?

М. Федотов: Да, оно должно по-разному наказываться.

А. Плющев: А не могли бы вы аргументировать?

М. Федотов: Ну, хулиганство в библиотеке, тоже должно наказываться.

А. Плющев: Безусловно, но вы говорите, что по-разному. Вот хотелось бы понять разницу.

М. Федотов: Вот разница может быть в санкциях, конечно.

А. Плющев: Да, а почему должна быть разница в санкциях? Почему так?

М. Федотов: Вот возьмите, что сегодня в 213-й статье УК, которая говорит о хулиганстве? Там есть, например, просто хулиганство, а квалифицированное хулиганство — это когда оно совершено например группой, или сопряжено с сопротивлением.

А. Плющев: Так.

М. Федотов: Ну, вот давайте зададим тот же вопрос. Хулиганство в библиотеке с одним человеком — это одно, а если их двое, это уже другое. Понимаете?

А. Плющев: Нет. Ну, то есть, я понял, разницу между одним и двумя людьми, безусловно, но я не понял разницы между храмом и библиотекой, извините меня, пожалуйста.

М. Федотов: Ну, между храмом и библиотекой, разница существует в том, что у храма есть свои правила, которые во всем мире они уважаются точно так же, как уважаются правила, существующие в библиотеке тоже нельзя хулиганить.

А. Плющев: На… например нельзя шуметь. Да.

М. Федотов: Да, нельзя шуметь.

А. Плющев: Это правда, но наказывать, вы считаете, надо по-разному.

М. Федотов: Да, наказывать по-разному, потому, что нужно понимать, что достоинства человека нужно защищать им в этой сфере. Эта сфера очень деликатная. Будем здесь деликатны.

И вот тут он, конечно, лукавит: «Нет, вопрос об ужесточении и наказании не стоит вообще, как таковой. Если хотите знать моё лично мнение, то я вообще считаю, что нам нужно смягчать наказания, а не ужесточать их». Ясно, что сыр-бор ради насаждения некоего нового культа путём легализации введённого де-факто в деле о «панк-молебне» ужесточения.

Torbasow

Жесть от зюгановцев

Перепечатываю здесь несколько своих недавних «вконтактовских» реплик, чтобы они не затерялись.

  • «…В случае возврата смертной казни огромная часть нашей коррумпированной верхушки рискует не дожить до обеспеченной собственным воровством старости».

    Рашкин совсем дурной? Не касаясь здесь вообще вопроса о смертной казни, спросим: что, разве сколько-нибудь значительную часть «нашей» коррумпированной верхушки вообще судят, и проблема именно в недостаточной жестокости приговоров? Чистая фэнтази.

  • Н.Ф. Рябов: Есть такая партия, которой по плечу построить коммунизм!

    Я даже не знаю, нужно ли это комментировать… По-моему, это наглость года. Заикаться вообще про коммунизм после всего того, что они тут наговорили за двадцать лет…

  • «Нам надо твердо и неуклонно идти путем отечественной цивилизации, отвергая ценности цивилизации западной, стяжательской, капиталистической…»

    Меня в связи с этим уже много лет дико интригует: а что делать всяким там немцам и французам, ирландцам, японцам и индонезийцам..?

    «Поэтому, отметил товарищ Губенко, спасти Россию может только сплочение всех патриотов без разделения на красных и белых, национальности, возраст и пол».

    Самое забавное тут знаете что? Что эти люди, вероятно, всерьёз полагают себя патриотами красными.

  • «На заявленный КПРФ митинг крестным ходом пришло несколько тысяч православных людей» — этот анекдот не я придумал и не [фантаст] Евгений Лукин.

    Пресвятые архаты! Я думал, это вершина. Но нет. Вот что КПРФ несёт дальше:

    «…Почему именно над Челябинском развалился канонадой и огнем метеорит, при предыдущем посещении земли уничтоживший Содом и Гоморру? ‹…› Не потому ли, что Челябинск оказался самым оскверняемым телевидением городом в России».

    По-моему, это уже клиника. Какой там ревизионизм? Верните товарища Тольятти, он хоть мистику не проповедовал!

Torbasow

Почему я отфрендил Шапинова в ЖЖ и ВК

Это должно быть очевидно, но, может, не все заметили.

Сначала была статья «Divide et empers: Культурный „авангард“ против культурных „консерваторов“». Безумная статья с попыткой деполитизировать искусство, представить актуализацию антипатриархального и антиклерикального дискурса не имеющими никакого отношения к революционной борьбе против капитализма личным «культурным предпочтением». Якобы оная актуализация наносит решающий вред какой-то «совместной борьбе „авангарда“ и „консерваторов“ против правящего класса». Я уж не знаю, в каком сне привиделись Шапинову выступающие против правящего класса хоругвеносцы во главе с Ваенгой. В лучшем случае он после эмиграции совершенно оторвался от российских реалий.

Но это был бы именно что лучший случай. Думаю, что тогда Шапинову не было бы нужды хвататься для подтверждения своей позиции за слухи типа как о дружбе пуськи Толоконниковой с неофашисткой Хасис. И хватило ещё наглости поинтересоваться, «что на это скажут левые, которые гоняли за Пусси Райот?»

Он ещё сомневался? Левые скажут: позиции могут различаться и Толоконникова может теоретически подружиться с кем угодно,— но должна же быть какая-то минимальная пропагандистская чистоплотность?! (Только мой коммент с соответствующим мягким упрёком Шапинов потёр — во всяком случае, я его не вижу.)

Дело в том, что исходная новость содержит ссылку на источник: «Об этом „НацАкценту“ рассказал координатор правозащитного центра „Русский вердикт“ Алексей Барановский». «Русский вердикт». Барановский, который говорит: «В том, что Лебедев и Развозжаев — в Лефортовской тюрьме, виноваты только они сами. Государство тут в роли обороняющейся стороны». Шапинов не хочет повторить ещё и эти слова?

Важно также, что подтверждений из других источников нет. То есть Шапинов активно изображает антифашиста,— и в то же время пересказывает фашистскую пропаганду. Да плевать мне на то, окажется это правдой или нет! Толоконникова за себя так или иначе ответит, а вот как тут оправдается претендующий называться коммунистом Шапинов — мне совсем, совсем неясно.

Torbasow

Подборка хентая

Хентай я выбираю редко: и скучно, и, как можно видеть по нижележащему раскладу, выше риск проколоться, ориентируясь по скудному описанию… Тем не менее, за длительный период впечатления от порядочного количества ОВАшек накопились, и я счёл своим долгом ими поделиться. Тем более, что встречал у знакомых жалобы на трудности с поиском приемлемых представителей жанра; будем надеяться, мои отзывы немного им помогут.

Collapse ) Collapse )
Torbasow

«Пусси» были правы, а суд — нет

Как и многие, я озадачен и огорчён скандалом, разразившимся между «Пусси райот» и их бывшими адвокатами,— но хотел бы предостеречь от бездумного вовлечения в него. Этот скандал не имеет большого значения. Во всяком случае, он вовсе не имеет того значения, которое ему придают явные и скрытые сторонники Кремля, радостно бросившиеся сейчас шельмовать по этому поводу одну из сторон, или обе сразу. Хочу подчеркнуть, что самое важное во всей этой истории — железные неоспоримые факты, которые эти тролли пытаются хоть как-то скомпрометировать.

Во-первых, фактами являются всё изложенное в рамках панк-молебна, ползучее сращение православной церкви с госаппаратом, последующее безобразное, лживое и человеконенавистническое поведение Президента, Патриарха и их фанатичных приверженцев. Своё положительное вразумляющее влияние на общество панк-молебен уже оказал — тоже факт. Буквально у меня на глазах люди, настроенные против Путина, но лояльные к РПЦ, ведущиеся на демагогию Патриарха Кирилла и даже склоняющиеся к вере, превращались в ярых антицерковников. И наоборот — верующие люди выражали осуждение властей за неадекватность расправы.

Эти факты никак не зависят от сексуальных практик или интеллектуального уровня «пуссь», поэтому презрительного фырканья заслуживали вопли про «дур» или «шлюх»,— говорящие на самом деле о тех, кто их извергал. Как о людях, проповедующих стратегии политического исключения для сексуально угнетённых или умственно неразвитых, попросту — склонных затыкать рот демагогическими и личностными приёмами. Кстати, о «дурах» талдычила даже подпавшая отчасти под влияние этой массовой истерии высокомерия моя мать, пока не прослушала речи девчонок на суде. Для меня же принципиально несущественным является вопрос, сами ли они эти речи писали. В конце концов, настоящий дурак или всамделишные блудницы имеют, чёрт возьми, право сказать про царя правду-матку!

Ну так и тут то же самое. Приятнее, конечно, наблюдать героинь, но предположив гипотетически наихудшее,— что девчонки сдадут своё дело и друг друга,— мы не увидим, как бы это отменяло политическую значимость их акции. Так что спокойствие, не можем установить истину в нынешнем скандале, так не очень-то и нужно, не будем лить воду на мельницу тех, кто пытается под шумок отмазать Путина и Гундяева.

Во-вторых, фактом является то, что процесс над «Пусси райот» был политическим, а тот или иной обвинительный приговор — политически заказанным и предопределённым, следовательно от адвокатов зависело немногое. Хочу подчеркнуть, что это никак не опровергается освобождением Самуцевич. Одно политическое решение, потом другое политическое решение, отчасти отыгрывающее первое — это как раз совершенно в порядке вещей для политических решений. Подчеркну ещё раз: обвинительный приговор, а затем освобождение Самуцевич не являются продуктом того обстоятельство, что сначала были «плохие адвокаты», а потом их заменили на «хороших адвокатов» (притом, что это обстоятельство может быть, а может и не быть истинным). Тот, кто твердит, что дело тут именно в адвокатах, навязывает таким образом представление, что — якобы не в суде и не во властях. Но ведь проблема-то всё-таки именно в них! Жулики нагло пытаются наводить тень на плетень, идя ради коррекции образа режима даже на то, чтобы подло изобразить сочувствие «пуссям».

Итак. Кто прав, а кто виноват в этом скандале,— возможно, мы это узнаем, а возможно, что и нет. Но главное — придерживаться твёрдо установленных объективных фактов, имеющих политическое значение, и не давать всяким идеологическим проходимцам уводить от них внимание.

Короче: не вижу зла, не слышу зла, не высказываю зла. Да пребудет ваш разум чист и ясен.

Torbasow

«Доброе утро, Лавор! Тащим катаров в костёр! (Хорошо горят!)»

Да, я слоупок, но на неделе я тяжко трудился. Поэтому сейчас.

«Молитвенный обряд, а также религиозные обряды, сопряженные с насильственными действиями в отношении человека или животного, беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях, местах и объектах, специально предназначенных для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества), в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, а также в жилых помещениях.

В иных местах совершение молитвенного обряда, а также религиозных обрядов, сопряженных с насильственными действиями в отношении человека или животного, осуществляется в порядке, установленном нормативно-правовыми актами субъектов Российской Федерации» (законопроект № 161207-6).

Кес ке се?

В пояснительной записке уточняется, что «насильственные действия в отношении человека» — это «обряды посвящения, очищения и т.п.». Не сказал бы, что это сильно что-то проясняет.

Между прочим: насильственное действие в отношении животного вообще мыслимо в юридическом смысле? Насколько я понимаю, за животным не признаётся правосубъектности, а следовательно с его стороны не предполагается юридически значимого согласия на те или иные действия.