Tags: национальное освобождение

Torbasow

А давайте как будто у нас канун пролетарской революции…

Увидев заметку «Дорогу малой империалистической», я хотел ответить товарищам развёрнутой полемической статьёй. Но по прочтении от этого намерения пришлось отказаться.

Дело в том, что эта заметка не опирается ни явно сформулированные концепции, почерпнутые из теории, ни на факты, наблюдаемые на практике. Чуть менее, чем полностью, она строится из общих рассуждений и нагнетания эмоций. Поэтому остаётся только ткнуть, в чём эти рассуждения ошибочны и предоставить автору сформулировать толком свои воззрения. Потому что они явно на левкомовской платформе и в процессе он, может, сам ужаснётся и сойдёт с неё.

Итак, заметка в основном сводится к (α) банальностям об империализме и капитализме, (β) ошибочному представлению положения Донбасса в отношении Украины и России и (γ) ложному заверению в финале касательно немедленных блистательных перспектив.

Автор говорит много верного и бесспорного:

  1. капитализм означает власть буржуазии, направленную против пролетариата и коммунизма;
  2. империализм предполагает соперничество капиталистических держав за возможности выгодного размещения капитала, доходящую до борьбы за передел мира;
  3. в условиях империализма никакая капиталистическая страна не может быть совершенно независимой, империализм всюду простирает свои щупальца и стремится к установлению контроля.

Всё это верно, но не даёт решения поставленной проблемы. Потому что спор фактически идёт об отношении к намерению Украины захватить Донбасс и — напротив — стремлению ДНР и ЛНР обороняться от этого захвата. Этот спор упирается в национальный вопрос, в политику национального гнёта и насильственной ассимиляции, в последствия этой политики для условий развития и борьбы пролетариата, а также в свойственную капитализму тенденцию формирования национальных государств. И эта ситуация никак не отменяется верными замечаниями об эксплуататорской сущности капитализма и империалистической агрессии.

Переходя от абстрактного к конкретному, автор опирается на ложное представление, что Донбасс находится в равном отношении к России и к Украине. Возможно, он считает, что так, дёшево и сердито, можно строить интернационалистическую позицию — из берущихся априорно утверждений в стиле некой «равноудалённости». Но это представление не соответствует фактам.

  1. Украина прямо провозглашает политику принудительной ассимиляции и языковой дискриминации. Россия — нет, ей в текущей национальной и языковой ситуации это просто не нужно. Напротив, у России с теоретической точки зрения есть предпосылки для мирной и быстрой ассимиляции, а с практической — это уже доказано примером Крыма.

  2. Украина прямо провозглашает задачу военного захвата Донбасса и установление на территориях ДНР и ЛНР власти назначаемых из Киева чиновников. Россия — при всей несомненной зависимости республик — не претендует на оккупацию территории и установление своей администрации (а тем более на гипотетически упоминаемую в заметку аннексию всей Новороссии — если бы подобные претензии выдвигались, возможно, были бы релевантны какие-то ещё соображения).

  3. При том, что все обсуждаемые режимы являются антикоммунистическими, в национальную идею и систему права антикоммунизм возведён только в Украине, и она не скрывает намерения осуществить пресловутую «декоммунизацию» также и на территории Донбасса.

Итак, Россия для Донбасса — обычный капиталистический режим, с эксплуатацией, бюрократией и полицейщиной, наподобие действующего в Крыму или, скажем, Воронежской области. Украина для Донбасса — это угроза завоевания, национального гнёта и «декоммунизации».

Видимо, чтобы ободрить читателя перед лицом этой угрозы, автор идёт на — пардон, но тут было бы лицемерием выразиться мягче — враньё:

«Ширится демократический фронт. В умах и на деле, что мы видим в протестах, развёртывающихся вна Украине против Зеленского. Люди хотят мира. И они понимают, что мира они получат лишь своей борьбой. И так оно и будет: трудящиеся обернут оружие против господ…».

Не хочу утверждать, что автор сознательно обманывает. Кого этим можно обмануть? Всем очевидно, что это просто пафосное враньё. Сам автор сразу поймёт это, как только перейдёт с почвы «как нужно говорить, чтобы хорошо выглядеть» на почву «что есть на самом деле».

Даже Мао Цзэдун — у которого была Красная Армия — никогда бы и не подумал потребовать от реакционного (и даже фашистского) гоминьдана и империалистических США и Британии отойти в сторону, чтобы он мог без помех сам схватиться с Японией (рабочие которой якобы вот-вот готовы сбросить микадо и побрататься с китайскими товарищами). Напротив, он посмотрел бы на предлагающего такое как на сумасшедшего или врага.

А у нас ведь нет Красной Армии, стоящей под Донецком и Луганском — или под Воронежем или под Львовом. И даже партизанские отряды не скрываются в русских лесах и украинских степях. О чём разговор?!

Ни в России, ни тем более в Украине, ДНР или ЛНР нет сколько-нибудь сильных коммунистических партий. Почти нет организованного рабочего движения, а какое есть — тредъюнионистское, буржуазное. В Украине нет движения за мир и даже нет свободы антивоенной агитации, она подавляется как по закону, так и ультраправым «гражданским обществом».

Таковы факты. А хотеть-то мы можем чего угодно. Но как бы прекрасны ни были наши пожелания, мы не приблизимся к ним ни на йоту, вешая людям лапшу на уши.

Torbasow

Позиция Российской маоистской партии по войне в Новороссии

После основательного изучения фактов и теории, их детального обсуждения как внутри партии так и вне, РМП, наконец, утвердила официальную оценку раскола Украины. Резюме в последних двух пунктах решения «О распаде Украины, Крыме и Новороссии»:

  1. Главные цели, которых следует добиваться в нынешнем украинском конфликте:

    1. Международное признание самоопределения народов Крыма, ДНР и ЛНР (как и других частично признанных государств — Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья, Косовы), и прекращение военной агрессии киевского режима;

    2. Демократическое (через полную легализацию партий, выступающих за автономию или отделение, мирные переговоры и референдумы при наблюдении всех заинтересованных сторон) решение национального вопроса и в остальной части Новороссии;

    3. Прекращение в Украине политики легализации фашизма и криминализации коммунизма.

  2. В связи с нынешним украинским конфликтом особенную актуальность приобретают:

    1. всеобщее и последовательное уважение права наций на самоопределение,

    2. защита важного значения и неприкосновенного наследия исторической антигитлеровской коалиции против фашизма,

    3. интернациональная солидарность пролетариев и бедноты.

Torbasow

Комментарии к «Идейным принципам „Призрака“»

Товарищи, указывающие, что ДНР и ЛНР не следует считать «освобождёнными районами», правы наполовину. Если обратиться, например, к докладу Мао Цзэдуна на Ⅶ съезде КПК в 1945 г., то можно увидеть, что он выделяет не два, а три вида районов: «освобождённые районы», «районы гоминдановского господства» и «районах, оккупированные врагом» (то есть японцами). Ясно, что «народные республики» именно и есть сейчас «районы гоминдановского господства», а другая часть Юго-Востока Украины оккупирована чужим для его народа и отвергнутым им киевским режимом. Освобождённых районов мы не видим — поскольку явным образом нет коммунистических «8-й и Новой 4-й армий». Но есть бригада «Призрак», занимающая промежуточное положение между последовательно коммунистическими силами и силами гоминьдановского типа. Поскольку никаких других заявок на левизну ни среди войсковых формирований «АТО» (где в качестве отдельно организованных боевых единиц присутствуют идейные ультраправые), ни среди несуществующих боевых группировок каких-либо «нейтралов» не наблюдается, особое значение — и для поддержки и для критики — имеет манифест бойцов «Призрака».

(Сам текст «Идейных принципов» перепечатан здесь.)

Collapse )
Torbasow

Империалистические намерения в Женеве и отчаяние тамильских националистов

Мой перевод с английского. Оригинал: Imperialist Intentions in Geneva and the Desperation of Tamil Nationalists.

Товарищ С. К. Сентивел, генеральный секретарь Ново-демократической марксистско-ленинской партии выступил на молодёжной встрече, проведённой в партийном штабе в Джаффне [11 марта 2014 г.]. Далее — выдержка из его обращения.

С. К. СентивелСША раскрыли свои империалистские скрытые мотивы, выпустив текст проекта резолюции, который они намереваются выдвинуть на сессиях Совета по правам человека ООН в Женеве. Не зная того, проштатовские тамильские националистические лидеры провели среди тамилов ложную пропаганду, что женевская резолюция окажется великим благословением для тамилов. Теперь они стонут и охают, как с ними нехорошо обошлись. Это — выражение их близорукой политики лояльности Белым хозяевам при слабом понимании империализма. Что́ мы наблюдаем сегодня,— это выражение политики зарубежной лояльности тамильского руководства, которое неспособно разобрать, проливает ли волк слёзы от своего голода или из жалости к козе, мокнущей под дождём.

С прошлого века по сей день члены так называемого тамильского руководства были лояльными марионетками британских колониалистов, а затем штатовских империалистов. Но тамильский народ не получил никакого политического воздаяния за всю эту покорной лояльности, показанную тамильским руководством. Британцы, а затем штатовцы всегда были на стороне правящей сингальско-буддийской правящей классовой элиты.

С готовностью забыть, на чьей стороне Британия, США и Индия были на заключительных стадиях войны,— когда, как сообщается, происходили военные преступления и нарушения права человека,— и надеяться, что из Женевы по их инициативе придёт резолюция по международному расследованию военных преступлений,- столь же комично как просить человека, подавшего дубинку для нанесения побоев, свидетельствовать в поддержку жертвы.

Чем озабочены США и страны Запада — это не Северо-Восток и не тамильский народ. Они хотят [получить] всю Шри-Ланку под свою власть глобальной гегемонии. Так как братья Раджапаксе не предлагают абсолютного соответствия этим мечтам, они накидывают верёвки из Женевы, чтобы или приручить братьев Раджапаксе или заменить их режим другим по вкусу империализма. Именно с такой целью проект Женевской резолюции занял время на обсуждение Шри-Ланки на 26-й и 27-й сессиях СПЧ ООН. Изображая ведущих себя таким образом США и Британию спасители тамильского народа, тамильское руководство лишь стремится обмануть весь тамильский народ.

Периодические заявления тамильских политических партий, вроде «там оказывается давление», «тут работает механизм», «пристальное внимание к Внутреннему сообществу» и «международное расследование должно», ссылающиеся на Ченнай, Дели, Вашингтон и Лондон, были актами политического обмана. Тамилы, особенно молодое поколение, должны отвергнуть такие политические фикции и предрассудки и вступить на путь ясной и дальновидной политики для народа. Иначе люди снова получат только разочарования и утраты.

Отвечая на поднятый во время обсуждения вопрос «Почему Вы участвовали в информационных кампаниях, организованных в прошлом тамильским руководством?», товарищ Сентивел сказал, что партия участвовала в той борьбе по двум причинам. Одна — это то, что партия строго осудила политический, экономический и военный гнёт, оказываемый на тамильский народ сингало-буддийским шовинистическим режимом даже после окончания войны. Рабочие, крестьяне, рыбаки и женщины продолжают страдать. Поэтому партия участвовала в этих информационных кампаниях, чтобы подчеркнуть свои требования. Партия участвовала в этих кампаниях, чтобы поднять вопросы [принудительного] переселения людей с их собственных земель, вторжения военных, плановой колонизации, освобождения политических заключённых, должной реабилитации переселённых, гражданской администрации, нормальной жизни, демократии.

Во-вторых, партия в то же время убеждала тамильские политические партии в этих вопросах, а также общей программе политического решения. В частности, партия подчёркивала потребность в прогрессивном тамильском патриотизме (букв. национализме — прим. переводчика). Но тамильские политические партии упорствуют в том, что таких вещей от них ожидать нельзя и они продолжат свою деспотическую элитарную политическую линию. Страдая от недостатка единства и солидарности, партии Тамильского национального альянса стремятся к голосам, позициям, власти и политическому господству. Под прикрытием тамильского патриотизма они продолжают указывать тамильскому народу узкую политическую тропу.

В то же время, в Тамильском национальном народном фронте стремятся пойти дорогой Тамил-Илама, выдвигая «теорию двух наций». Такая тамильская узко-националистическая позиция — богатая пища для сингало-буддийских шовинистов и режима братьев Раджапаксе; тем временем, сингало-буддийские шовинистические проекты и практики, предпринятые ими на Юге, кормят тамильское руководство. В таких условиях у тамильских лидеров нет никакой практически выполнимой политики или программ для руководства тамильским народом. В результате они преклоняются и молят правителей США, Британии и Индии, целуя ноги, которые пинали их.

Есть потребность уйти от такого положения дел и двинуться по пути массовой борьбы среди тамильского народа за демократию и политическое решение национального вопроса, основанного на праве на самоопределение. Такое решение должно отражать стремления тамильского народа и основные проблемы рабочих, крестьян, рыбаков, женщин и кастово-угнетённых. Такая позиция должна быть воспринята простыми трудящимися сингалами Юга и дать им понимание о деле тамильского народа для политического решения.

Поэтому партия всё время подчёркивает, что тамильские политические партии должны преодолеть политику выборной урны, стремление к должностям и портфелям, и выступить вперед, чтобы присоединиться к общей программе завоевания автономии для всех национальностей Шри-Ланки в Единой Шри-Ланке, основанной на принципе права на самоопределение. Товарищ Сентивел указал важность для молодого поколения принять эти моменты во внимание.

Torbasow

Конспективные заметки о «Происхождении сингало-тамильского конфликта» Н. Санмугатхасана

В разрезе того, что есть тенденция изображать русскоязычное население ЮВУ/Новороссии как некое «наследие российского империализма», мне показалось весьма примечательным то, что я сейчас читаю у Нагалингама Санмугатхасана (основателя Цейлонской компартии, а затем маоиста) про тамилов.

Н. Санмугатхасан«Одна из главных причин, почему тамилы заняли лучшее место на государственной службе и в профессиональной области при правлении британцев, чем сингалы, это было их первоначальное преимущество, которое они имели в отношении изучения английского языка…»

В начале ⅩⅨ века на Цейлоне был бум образования, и тамилы ломанулись в него в первую очередь — как ни парадоксально, потому что были беднее и не могли благополучно кормиться на своих землях, в отличие от сингалов-селян.

Но к 1930-м годам сингалы тоже стали претендовать на должности в госаппарате, а всё бо́льшие уступки колониальных властей вызывали споры из-за их раздела. Тамилы хотели «коммунального представительства», по сути — чего-то вроде пресловутой федерализации [Украины], но британцы оставили острову в наследство «территориальное представительство», которое обеспечило мажоритарную власть сингальскому большинству.

«Коммунальный нарыв, который долго созревал, прорвался в 1955 г.— в форме языкового противоречия. До этого все политические партии признавали, что и сингальский и тамильский языки заменят английский язык в качестве официальных языков. ‹…› Внезапно среди сингалов поднялось настроение, что единственным государственным языком должен быть сингальский».

Далее автор замечает, что это не совсем обычная ситуация; как правило, защитой своего языка озабочено меньшинство, а тут…

«Причин, которые заставляют сингалов вести себя как меньшинство на той земле, где они фактически составляют большинство, много.

Первая — это память о древних тамильских вторжениях из Южной Индии. Сингалам никогда не позволяли забыть этого. Какой школьник не читал об эпическом сражении между Дуттугемуну и Эларой? Каждый раз, когда кто-либо приходит осмотреть руины Анурадхапуры или Поллонарувы, ему напоминают, что вся эта древняя слава сингальской цивилизации была разрушена рядом тамильских вторжений из Южной Индии.

Во-вторых, британские империалисты привлекли почти миллион рабочих-тамилов из Южной Индии в [ⅩⅨ] веке для работы на их плантациях и бросили их посреди кандийской территории».

В-третьих, автор напоминает о сильных позициях тамилов в госаппарате и обострении конкуренции за эти места.

«В-четвёртых, тамильский — это язык, на котором говорят более 53 миллионов человек в Тамил-Наду за Полкским проливом. Сингалы, таким образом, чувствуют, что число тамилоязычных в регионе (считая Тамилнаду со Шри-Ланкой) превосходит сингалоязычных примерно в отношении 5:1. Отсюда вытекает страх перед культурным поглощением сингалов тамилами». Так что про ланкийских тамилов тоже можно сказать глупость «не нация, а диаспора».

Компромиссное решение было подобно идее региональных языков в Украине:

Украинские неофашистки в Одессе«…Договор Бандаранаике — Челванайягама предоставил определённые гарантии для тамильского языка в северо-восточной части Шри-Ланки при условии принятия сингальского как официального языка всего острова Цейлон». И, как и в Украине, этот компромисс не обеспечил мира: «Расправа над тамильской общиной в 1958 г.— случай, вспоминая который, каждый вменяемый шриланкиец должен склонять голову от стыда. Это навсегда останется пятном в истории нашей страны. В одночасье люди превратились в скотов, опустившихся до того, что они могли обливать бензином и поджигать людей, с которыми у них не было никакой ссоры, кроме того, что они говорили на разных языках». Помните эту печально знаменитую сцену из Одессы?

…Далее автор переходит к размышлениям над политикой Соломона Бандаранаике, ставшего тогда главой государства:

«…Нужно признать, что он был гораздо левее пандита Неру, тогдашнего премьер-министра Индии, который был даже заложником индийских правых. Это отчасти объясняется тем фактом, что Бандаранаике пришёл к власти во главе прогрессивных сил, одолев правое крыло и реакционные силы.., тогда как Неру, с самого начала, объединил за своей широкой спиной и правых и левых. На самом деле, Неру был столь обеспокоен прогрессивным поворотом режима Бандаранаике во внешней политике, что послал на Шри-Ланку своего советника, Кришну Менона, чтобы предостеречь Бандаранаике и призвать его к большей умеренности».

В Коломбо открылось посольство Советского Союза, а вскоре затем и Китая; страну посетил Чжоу Эньлай. Автор рассказывает о положительной роли Бандаранаике в признании их, коммунистического, профсоюза при забастовке в чайной корпорации «Брукбонд лимитед».

Однако, «когда он умер, цепи неоколониализма сковывали Шри-Ланку ещё более крепко, чем тогда, когда он пришёл к власти. Эксплуатация, которой подвергались народные массы, оставалась суровой. Ни одна экономическая проблема не была решена. Понятие среднего пути — это в действительности попытка приукрасить сохранение статус-кво и оправдать отсрочку радикальных перемен».

Torbasow

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс. Часть 19, «Национальный и колониальный вопрос»

(Перевод с английского, оригинал тут.)

Самые ранние национальные движения возникли в Западной Европе. Они находились в основном под руководством боровшейся против феодализма буржуазии, основной их целью было объединение в одну нацию и государство обширной территории, находившейся под властью множества феодальных правителей. Буржуазии было необходимо получить единый большой рынок и избавиться от притеснений и господства разных феодалов. Буржуазная революция против феодализма и национальное движение, стремившееся к созданию единого национального государства, часто шли рука об руку. Национальное движение изначально не представляло собой борьбы за независимость, за освобождение от гнёта со стороны другой нации. Во всей Западной Европе лишь в Ирландии имело место национальное движение за независимость от Британии.

Collapse )
Torbasow

Сон левкома

Мао Цзэдун на встрече с кадровыми работниками Яньани в 1942-годуРусский левком спит и представляет себя Мао Цзэдуном, который спит и представляет себя левкомом.

Мао сидит в Яньани, в пещере, за столом. И пишет:

«Посмотрим на лидеров так называемой „Китайской республики“ — вышли они вовсе не „из народа“. Четыре семейства — Чан Кайши, Сун Цзывэнь, Кун Сянси и Чэнь Лифу — сконцентрировали в своих руках колоссальные богатства. Это китайские фашисты, те же люди, которые убивали коммунистов в Шанхае в 1927-м. Им помогают иностранные советники из империалистических стран!

Конституция КР защищает частную собственность. Раньше местные жители поддерживали Гоминьдан из-за популистской риторики о защите китайского населения. Но теперь рабочие видят, что обе стороны защищают только свои бизнес-проекты. Между властью японцев и гоминьдановцев нет никакой разницы. Люди напуганы и не хотят участвовать в авантюре проамериканских боевиков.

Пока у трудящихся страны не появятся собственные организации, выражающие именно их интересы, а не интересы „нации“, „Китая“ или государства, демократический сценарий политической жизни страны не может быть реализован. Остановить бойню могут только единые действия рабочего класса. Чтобы рабочие стали самостоятельной силой, нужна рабочая партия с социалистической программой, которая объединит трудящихся Китая и Японии.

Если мы хотим, чтобы рабочие действовали самостоятельно, надо обращаться к ним самим, а не к буржуазному правительству: надо агитировать и убеждать, а не строчить бессмысленные документы, направленные вникуда. А с КПК нужно не согласовывать резолюцию, обращенную к токийскому режиму, а обсуждать её собственную политику: почему она не открестилась от китайских националистов на юго-востоке?..»

Мао вздрогнул и проснулся. Потёр глаза, избавляясь от наваждения: «Да нет, чушь какая-то». Глянул в бумаги, лежащие перед ним:

«Некоторые товарищи… считают, что теперь нужна уже не власть всех тех, кто стоит за отпор японским захватчикам и за демократию, а только власть рабочих, крестьян и городской мелкой буржуазии; нужна уже не политика единого фронта периода войны против японских захватчиков, а политика… революции, подобная той, которая проводилась в прошлом, во время десятилетней гражданской войны. Эти товарищи, по крайней мере на время, потеряли ясное представление о правильной политике партии. ‹…› Ещё большее число товарищей не понимает единства национальной и классовой борьбы, не понимает единства политики единого фронта и классовой политики, а отсюда не понимает и единства воспитания в духе единого фронта и классового воспитания. Эти товарищи считают, что… необходимо сделать особый упор на так называемое классовое воспитание, обособленное от воспитания в духе единого фронта. Они до сих пор ещё не понимают, что наша партия на протяжении всей войны против японских захватчиков проводит по отношению к представителям верхних и средних слоёв общества, ещё ведущим борьбу против захватчиков — независимо от того, идёт ли речь о крупных помещиках, крупной буржуазии или о промежуточных классах,— только одну цельную, двуединую (двойственную) политику единого национального фронта, включающую и объединение, и борьбу».

«Сталинист!» — донёсся до него негодующий возглас откуда-то извне. Мао повёл суровым взором и вдруг остановил его на ёрзающем левкоме. Погрозив ему пальцем, он проворчал что-то вроде «Сначала добейся!..» и вернулся к работе.

Так начинался чжэнфэн.

P. S. С благодарностью якобы-троцкистке Лилии Л. (хотя, говорят, это трап) за (увы, не единственный такой) образец и Мао Цзэдуну.

Torbasow

Украина и недавние кейсы национального самоопределения

В вопросе о самоопределении крымчан и русского населения Юго-Востока Украины я неожиданно разошёлся с некоторыми единомышленниками, с которыми прежде занимал в аналогичных случаях вроде бы близкие позиции. Теперь же они совершают странные жесты — от распространения лживых НАТОвских и украинофашистских агиток до отрицания права наций на самоопределение (уж не знаю, что хуже). Либо я тяжело заблуждался насчёт единства наших взглядов, либо товарищи увлеклись обличениями путинизма и стали класть оные в основу вместо марксизма-ленинизма.

Вот те случаи, какие вспомнил навскидку:

  • Борьба курдов (в Турции, Иране, Ираке и Сирии) за независимость и воссоединение;

  • Национально-освободительная война тамилов на Шри-Ланке (1983—2009);

  • Завоевание независимости косоварами (1989—2008)

  • Национально освободительные войны чеченцев (1991—2000);

  • Отделение Южной Осетии от Грузии (2008).

Косовары празднуют обретение независимостиВо всех этих случаях были разные обстоятельства, получавшие ту или иную нашу оценку, но никогда мы не отрицали стремления этих народов к самоопределению и не отрицали такое их право. Давайте перечислим те из обстоятельств, которые позволяют сравнивать эти движения с нынешним русским движением в Украине на равных основаниях или даже в пользу последнего.

  • Зачастую национально-освободительные движения возглавлялись довольно реакционными, правыми, шовинистическими или клерикальными силами (правые ТОТИ и АОК, исламисты в Чечне).

  • Поблизости присутствовала более крупная страна с родственным населением (индуистская Индия рядом с хинаянистской Ланкой, Албания у косовцев, Северная Осетия через перевал от Южной Осетии).

  • Поддержка империализмом национально-освободительного движения (НАТОвские бомбёжки Югославии и последующая оккупация в 1999 г., российская интервенция 2008 г. в Грузии, получение иракскими курдами выгоды от свержения Саддама Хусейна силами НАТО в 2003 г.) или, наоборот, получение империализмом выгоды ослабления враждебного режима (сирийские курды и иранские курды против соответствующих правительств).

  • Участие в конфликте добровольцев-иностранцев (арабские добровольцы в Чечне, русские казаки в Южной Осетии).

  • Этнические чистки (русское население в Чечне сократилось за 1990-е на 230 тыс.; Косову с 1999-го покинуло более 200 тыс. сербов и большинство цыган; из Южной Осетии было изгнано более 10 тыс. грузин, сотни домов сожжено; «тигры» тоже практиковали чистки против сингалов и мусульман).

  • Не всегда национально-освободительное движение пользовалось поддержкой всего своего народа (в Чечне установился пророссийский кадыровский режим; в Южной Осетии была прогрузинская администрация Санакоева).

  • Порой государство, против которого шла борьба, было федеративным (Россия, Югославия) или соглашалось на «неограниченную автономию, широкий федерализм и очень серьёзное представительство в центральных органах» © М. Саакашвили.

Torbasow

«Левый» и правый великодержавные шовинизмы коммунистов

Борьба коммунистов по необходимости носит национальный характер. При наличии общей глобальной миссии, есть, однако, «мы» и «они» — например, российские коммунисты и украинские коммунисты.

Факт, что украинское коммунистическое движение существует главным образом внутри дискриминированного национального меньшинства. Упрощённо говоря, это коммунистическое движение русской народности Украины. Это не плод их дурной воли и не вечный фатум, но пока что так исторически сложилось.

Итак, «наш» империализм угрожает угнетающему их правительству.

И тут среди российских коммунистов возникают два противоположных уклона, оба в сущности шовинистические. Они полностью сосредотачиваются на какой-то одной стороне в этом сложном конфликте. В результате одни поощряют свой империализм силой подавить реакционный режим [Яценюка] — националистический, олигархический, клерикальный. (И непринуждённо смыкаются со всякими зюгановцами, кургиняновцами и прочими имперскими тварями.) Так же левые на Западе зачастую уповают на бомбёжки НАТО, будто бы несущие демократию изнывающим под пятой деспотии народам Третьего мира. Другие запрещают коммунистам [«Боротьбы» и пр.] выступать с демократической программой и вести свою борьбу, которая неизбежно требует оспаривать власть государственного центра, чем, мол, только и жаждут воспользоваться путинские орды и танки. (И обнаруживают в Украине своими союзниками только сомнительные группки анархистов, которым не западло вместе с правосеками защищать власть киевских посадников-миллиардеров.) Тоже не ново: некоторые коммунисты в США, например, пытались так же воспретить борьбу коммунистам Ирана, которые, по их убеждению, должны были исключительно предлагать свои штыки теократическому режиму для защиты от уже начавшегося вторжения (насколько я помню, «уже начавшимся» оно было объявлено ещё лет семь назад — хорошее указание, что такая позиция исключает коммунистическую борьбу во множестве стран Третьего мира на очень длительные периоды, поскольку такие ситуации напряжённости сохраняются на самом деле иной раз десятилетиями).

И те и другие совершают одну и ту же ошибку (почему я склонен рассматривать различие между ними как случайное, дело личного вкуса или сиюминутного предпочтения) в определении областей ответственности.

Давайте выделим ключевой пункт: борьба против российского империализма — долг российских коммунистов.

То есть не следует подменять украинских коммунистов, решая за них, что киевский режим настолько ужасен и невыносим, что лучше пусть его уж лучше сожрут наши бюрократические капиталисты и милитаристы (тем паче, что и они на самом деле как-то не очень горазды — половить рыбку в мутной воде рады, а рисковать столкновением с НАТО — ну таких отмороженных ястребов всё-таки не столь много). С другой стороны, точно так же не следует перевешивать на них — украинских коммунистов — свою ответственность, пытаясь парализовать их деятельность. Если путинский режим всё-таки пойдёт ещё на одну военную авантюру — это будет нашим проколом, и есть просто подлость (что важнее — принципиальная ошибка для коммунистов), особенно с нашей же стороны, винить в этом борющийся на справедливость и равенство угнетённый народ.

Он, де, неотёсанный, некультурный, быдловатый, не принимает коммунистическую программу-максимум, кто-то российскими триколорами машет — так пущай тогда безропотно мучается под властью гауляйтеров, пока каким-то чудом не образует движения, до которого России не будет дела. Ничего смешнее не придумали? Увы, придумали: что вовсе он и не мучается, с чего бы ему мучаться — за русскую речь же на улице не расстреливают, в шахте работать можно, бизнес вести можно, а чего ещё честному человеку надо? Так что это понаехавшие россияне в городах восточной Украины митингуют, ага. Удивительно, но некоторые коммунисты подхватывают эту откровенную пропаганду, не смущаясь тем, что схваченные полицией харьковские бунтовщики оказались харьковчанами, а в качестве «российской шпионки» была с помпой предъявлена одна танкодевочка ™ без танка.

Итак, российские коммунисты, добром вас прошу: перестаньте так или иначе учить жизни украинских товарищей, свержение российского капитализма и империализма — это наша задача, мы её должны выполнить, а за нас никто ею заниматься не должен.

Torbasow

«Борис Ельцин!»

Эта надпись появилась у нас летом на проспекте Чайковского, заставив меня гадать о её смысле, пока я не вспомнил о близящейся 20-й годовщине событий августа 1991 г.:
Борис Ельцин

Заборчик, между прочим, быстро заменили.

Кстати, о миновавшей на днях 20-й годовщины кончины «СССР» (без кавычек то, что тогда скончалось, называть как-то неловко). Понятно, что когда распалась Британская империя, это тоже было для кого-то трагедией, но не коммунистам же считать это событие регрессивным. Норма капитализма — национальное государство, так что с реставрации капитализма в 1950—1960-х распад создававшегося как социалистический международного союза стал лишь делом времени. Новые буржуазные нации получили независимость от кремлёвской гидры, под игом которой мы томимся,— так порадуемся же за них. Разумеется, это никак не исключает того, что, при национальной независимости, люди получили себе на шею своих баев и вообще не слишком процветают. Это повод для борьбы за социализм, да. А уж революционные народы договорятся, как сочтут нужным.